ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

42

— Прости, Тик, но мы тут слегка влипли! И если нам немедленно не помогут, мы никуда отсюда уже не уйдем… даже в отпуск!

Гэвин слушал голос Антиллеса по комлинку и испытывал неприятное чувство, потому что его желудок складывался пополам. А потом — еще раз пополам. И еще. Он успел насчитать четыре раза.

— Понял тебя, командир, — капитан посмотрел на Гэвина. — Мы с тобой пойдем и посмотрим, что можно сделать.

Оурил поднял трехпалую лапу:

— Оурил…

Селчу покачал головой.

— Мне нужно, чтобы Оурил был здесь и помог Инири охранять Зиму. Пойдем мы с малышом.

Ганд не возражал, он даже кивнул, потом разлепил рот. Смотреть, как он говорит, было зрелищем не для слабонервных, даже если ты к этому привык.

— Оурил не спорит. Оурил хот-чет знать, как действует «фекс-мЗд».

— Вдыхаешь его, — пояснила Зима, поднимаясь с колен. — Он всасывается в кровь и связывает нейрорецепторы, так что информация по ним не проходит. Если тебе достанется большая доза, то нервная система просто… — она щелкнула пальцами, — просто выключится, и ты забудешь, как надо дышать: Задохнешься.

Ганд закрыл рот.

— Оурил понимает. Вы пойдете подальше, Оурил откроет дверь и принесет респираторы. У Гэвина отвалилась челюсть.

— Ты же умрешь!

Ганд аккуратно покачал головой из стороны в сторону. Он очень уважал людей, поэтому старательно копировал их жесты, чтобы сделать приятное.

— Оурил не вдыхает. Инири изумленно замигала.

— То есть?

— Ганды не вдыхают, — для убедительности Оурил постучал себя пальцем по груди, звук получился впечатляющим.

— Но ты разговариваешь!

— Да, Инири Форж-ж. Для рет-чи гандам не нуж-жно дыхание. В теле Оурила есть мышет-чный пузырь. Он сдувается, надувается. Внешний скелет вибрирует, имитирует рет-чь. Для метаболизма Оурил получает ингредиенты из пиш-ши. «Фекс-мЗд» Оурилу не повредит.

Тикхо ожесточенно дергал себя за хвостик.

— Убедил. Оурил подождет здесь, пока мы отступим. Инири, разверни флаер и заводи двигатель. Попробуем перекачать газ в здание через воздухозаборник машины. Теперь все зависит от того, сколько там масок. Может быть, нам с Инири придется ждать снаружи. Если масок хватит на всех, нет проблем, — он хлопнул ганда по лапе. — Дай нам время. Потом иди.

— Оурил понимает.

Они укрылись в кабине, Инири, задраив колпак, подняла флаер в воздух. Стала видна перестрелка над их головами. «Колесники» атаковали строительный дроид, как стая кусак большого неповоротливого шаака. Зеленые вспышки выстрелов превращали небо Корусканта в нечто феерическое.

Зима извернулась на сиденьи:

— Он внутри.

Гэвин тоже повернулся. Двери нараспашку, а изнутри выкатываются плотные зеленовато-желтые клубы газа, растекаются по коридору смертоносным туманом. Идея с воздухозаборником была хороша, только не получилась. Флаер не справлялся, газа валило все больше и больше.

Новые разрывы заставили всех выглянуть. Над ними промелькнули два истребителя, поливая лазерными зарядами строительный дроид, но что-то не было заметно, чтобы выстрелы произвели на гигантскую машину хоть какой-то эффект. Если снаружи дела выглядели хуже некуда, то равнодушное механическое движение и точность, с какой дроид разрушал здания, производили угнетающее впечатление. Гэвин оглянулся на соседей. Похоже, Зима пребывала в состоянии, близком к истерике. Селчу обнимал вздрагивающую девушку за плечи, а она с такой силой вцепилась в руку капитана, что из-под ее ногтей потекла кровь. Оба алдераанца зачарованно смотрели в пасть механического урода, не в силах отвести взгляд.

Глухой удар в борт флаера заставил Гэвина вздрогнуть. Он дернулся. Ушиб макушку о колпак кабины, потер пострадавшую голову ладонью.

— Во имя костей Императора!

Стоявший снаружи ганд недоуменно сморщил зеленую пупырчатую физиономию, потом снова постучал по обшивке; во второй лапе он сжимал четыре дыхательные маски.

— Оурил преуспел.

Тикхо встряхнул Дарклайтера за плечо.

— Готов к прогулке?

— А то ж! Наверное, газа глотнул, вот и торможу.

Гэвин выскочил наружу и тут же приладил на лицо маску. Ему никогда не нравилось, как она с чмоканьем прилипает к коже, но сейчас времени на эстетические переживания не было. Дарклайтер прицепил на ухо клипсу наушника.

— Я готов, капитан.

Селчу, который давно уже привел себя в должный вид, указал внутрь.

— Тогда вперед. Пойдем проверим, хорошие ли у нас шаманы.

* * *

Корран тоже отловил обрывок переговоров.

— Наштах — егерю, проблемы, хозяин?

— Похоже на то. Какой-то умелец с восточной башни жаждет пальнуть в нас из тяжелого бластера. Похоже на ЕВХБ-10… так что если он попадет…

Антиллес не стал продолжать. И так все было ясно.

— Побочные мишени? — осведомился Хорн.

— Понятия не имею, но здание надо эвакуировать. Пусть уходят все, кроме солдат.

Черный «охотник» взмыл к небесам, но прежде чем он вышел из-под прикрытия башен, Корран заложил вираж. Сверху отлично была видна цилиндрическая невысокая башня, с достоинством банты ползущий строительный дроид и струя оранжевого пламени, протянувшаяся от башни к дроиду.

Корран подправил маневр, облетев компьютерный центр кругом. Потом сбросил высоту, выровнялся и вышел на курс, параллельный курсу едва ковыляющего дроида. Ему показалось, что он даже заметил в проеме распахнутой двери три фигуры. С башни вновь устремился к ним огненный поток, Хорн едва успел увести истребитель.

Маневр оттащил его в сторону, пришлось сделать еще один вираж. Оказывается, его заметили и сочли достойным внимания. Передний дефлектор кое-как удержал заряд, но Корран предпочел не дразнить судьбу и вновь отвернул. Теперь он предпринял атаку с другой стороны здания. Близкое общение с тяжелым противотанковым ружьем не радовало, зато стрелок оставил в покое Антиллеса с девицами. Хорн опять выровнял машину, спикировал и зашел на цель под другим углом. Лазерами этого боррата не выкуришь, это ясно. Корран активировал кумулятивные ракеты.

Возникла новая трудность. Наводиться пришлось на глазок, потому что бортовой компьютер на пару с системой наведения опознавать цель отказался. Штурмовик с тяжелым бластером в руках в перечень известных летательных аппаратов не входил.

Результат Коррана и разочаровал, и порадовал. С одной стороны взрыв разметал обломки верха башни и всего, что там находилось, по округе. Радовало также, что ракеты не обрушили все здание. С другой стороны, целился-то он в штурмрвика, а не в предпоследний этаж.

Корран активировал комлинк.

— Босс, сойдет или как? Может, еще чем помочь?

— Спасибо, Корран. Мы тут собираемся навестить друзей…

— Понял. Тебя сопроводить?

— Если тебе больше нечем заняться. Хорн ухмыльнулся:

— Всегда к вашим услугам, сэр, живу, чтобы служить.

Гэвин выбрал позицию так, чтобы одним глазом видеть двери, а другим — наблюдать за Зимой. Он жалел, что у него глаза расположены не как у мон каламари. Лишь только они очутились в операционном зале, беловолосая алдераанка подключила персональную деку к компьютеру, и вскоре перед ними в воздухе уже плавало развернутое изображение Корусканта. Пальцы Зимы порхали над клавиатурой с немыслимой скоростью, хотя белые ресницы были опущены, а лицо — настолько отрешенное, что со стороны можно было подумать, будто девушка спит. Еще через пару секунд планету опоясали три кольца, состоящие из небольших кубиков. Самое большое кольцо охватывало экватор, два поменьше проходили над тридцатыми параллелями к северу и югу.

Зима вдруг открыла глаза и повернулась к Селчу.

— Солнечные зеркала, — пояснила она, улыбаясь, потом указала на красный кубик, ползущий над экватором. — Вот наша цель.

Сухой треск клавиш, и возле каждого кубика появился крошечный ярлычок. Со своего места Гэвину не было видно, что там написано. Сколько ни вытягивай шею, все равно не разобрать. Дарклайтер наткнулся на сумрачный взгляд капитана и поспешно отвернулся к двери, изображая настороженность и готовность.

73
{"b":"26244","o":1}