ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Воспользуемся ОНСЭ 2711, — бормотала себе под нос Зима. — Шаг первый… затемним зеркало… теперь сфокусируем его на… есть… отражающая поверхность…

Гэвин не понял ни слова, но Селчу, кажется, сообразил, что к чему.

— А «голаны» и корабли вывести сможешь? Зима флегматично пожала плечами.

— Не знаю, наверное… Но тогда мы привлечем к себе внимание. Может, сначала займемся чем-то более важным?

— Валяй, — Тикхо встал у нее за спиной и положил ладони на узкие плечи девушки. — Этой планете показана большая стирка, так что начинай кипятить воду.

* * *

Жизнь могла оказаться гораздо хуже…

Эту мысль лейтенант Нида обмусоливал очень давно и очень подробно. Впервые она пришла ему в голову, когда Дарт Вейдер публично казнил одного из его кузенов, Лортта, командовавшего «Возмездием»; Нида тогда еще учился в академии на первом курсе. И началось — исчезали к ситховой бабушке его двоюродные братья и сестры, далее тетки и бабка с дедом со стороны отца исчезали бесследно, и о них предпочитали не вспоминать. Но, по крайней мере, он сам, Вирар Нида, остался в живых и по-прежнему служил Империи, Да, жизнь могла сложиться гораздо хуже. Например, он мог умереть.

Хотя это еше с какой стороны посмотреть… Служба на ОНСЭ — хуже смерти. Вирар Нида гнал от себя столь крамольную мысль. Несмотря на то, что все шесть членов его команды считали свое назначение на станцию наказанием, вторым после смертной казни, лейтенант Нида предпочитал рассматривать его как почетную обязанность. В конце концов, ему была доверена станция, от которой зависела сама жизнь в Центре Империи. Без ОНСЭ внизу было бы не так уютно и комфортабельно, а если людям, управляющим Империей, станет некомфортабельно, все в Галактике пойдет наперекосяк.

Станция едва заметно вздрогнула. Экипаж поднял головы, соизволив оторваться от затяжной партии в сабакк. Нида видел страх в их глазах, парни не понимали, что происходит. Он, долгожитель ОНСЭ, понимал. Именно поэтому он и был лейтенантом и командовал остальными. Он поднял руку.

— Нет причин беспокоиться. Зеркало повернулось.

— А зачем оно это сделало, сэр? — робко спросил один из кадетов.

Нида снисходительно улыбнулся.

— Полагаю, Педетсен, кто-то из наших соседей отключился из-за неполадок, а мы берем на себя их функции, — он выдержал паузу, во время которой все присутствующие услышали, как заработали двигатели. — Ну, вот видите?

— Благодарю за объяснение, сэр.

Педетсен вновь уставился в карты. Нида кивнул его затылку и подошел к обзорному экрану. Внизу он увидел темную поверхность спящего полушария. Разумеется, слово «темная» в данном случае — лишь формальность. Мириады огней напоминали капельки крови на ободранной черной плоти. Вирар Нида улыбнулся планете. Ему нравилось смотреть, как медленно проворачивается под его ногами Центр Империи.

Двигатели работали чуть дольше, чем следовало, насторожив лейтенанта. Не то, чтобы он заподозрил неладное; в конечно счете он уже четыре года заботился об ОНСЭ 2711 и оставался в живых, так что ему абсолютно точно было известно, что ничего неправильного не происходит. Видимо, построили новый приемник энергии, решил Нида. Странно, что он ничего не слышал об этом. Хотя, может, строительство велось в строжайшем секрете. Время сейчас неспокойное. А использование ОНСЭ 2711 могло означать, что кто-то там, внизу, наконец по достоинству оценил преданность лейтенанта.

Станция опять чуть заметно задрожала.

— Ну вот, наше зеркало снова в работе. Мы даем землероям внизу все, что им нужно. И наш вклад никогда не забудут, — напыщенно обратился лейтенант Вирар Нида своему экипажу.

Кадеты дружно кивнули, не отрываясь от карт.

43

Корран резко уронил Зет-95 на правый борт и сразу выяснил две очевидные вещи. Во-первых, «охотник» — это тебе не «крестокрыл», а во-вторых, полет в атмосфере существенно отличается от полета в безвоздушном пространстве. Особенно на «охотнике». Пришлось убирать скорость и выравнивать рыскающую машину.

Правда, «колеснику» приходилось еще туже. И он слишком увлекся охотой за флаером. Хватило двух неприцельных выстрелов, чтобы ДИшка прекратила преследование, а черный флаер, управляемый уверенной — несмотря на все возражения командира, его же нытье и ссылки на сломанные ребра — рукой, проскользнул в пещеру, которой когда-то был пятидесятый этаж.

Корран ушел влево, спикировал, затем вновь набрал высоту. Под брюхом «охотника» промелькнул компьютерный центр.

— Эй, Охотник-лидер в эфире, кому нужна моя помощь?

В головных телефонах замурлыкал голос Асир:

— Вижу шесть перехватчиков, идут встречным курсом, расчетное время прибытия пять минут.

— Понял тебя, пятый, — Корран глянул на сканер и тоже увидел указанную группу. — Не хотите ли немного подраться?

— Как прикажете, командир.

Корран выполнил медленную косую петлю. Из-за туч вдруг выглянуло солнце, и его закатные лучи выхватили из сгущающихся сумерек помпезное здание — сплошные колонны, балконы и террасы. На фоне грозового неба оно сияло, словно маяк.

А затем оно вдруг стало плавиться.

За окнами взметнулось пламя, затем давление вышибло их вообще. Металлические двери из черных, превратились в оранжевые, потом красные, потом белые, а потом их вырвало из петель. Колонны крошились. Острые очертания смягчились.

Здание перекосилось на один бог, осело, а потом его вдруг раздуло, словно воздушный шар. Крыша взлетела к небесам. Полурасплавленные каменные блоки раскатились, словно подгнившие овощи из опрокинутой корзины. Взрыв сотряс окрестности. Корран смотрел, приоткрыв рот, как вулкан, в который превратилось строение, заволакивают черный дым и белый пар. Он едва не забыл выровнять истребитель, когда накатила взрывная волна.

А в следующую секунду черное небо прочертила серебристая змейка первой молнии и ударила в башню Императорского дворца.

Корран расхохотался.

— Даже природа хочет, чтоб ты сдох, ублюдок!!! — он перекинул комлинк на частоту эскадрильи. — Ведж, я надеюсь, ты слышишь меня. Ты, старый шаман, вызвал такой фантастический шторм, что достоин легенды. Продолжай в том же духе!

* * *

Плавающее перед капитаном Увллой Йиллор изображение Корусканта начало изменяться. Под двойными дефлекторными щитами над комплексом Императорского дворца сворачивалась гигантская воронка урагана. Серебристые прожилки молний сплелись в единую ткань.

Жемити наклонился к фантастическому зрелищу, не страшному идаже забавному в миниатюре.

— Ярость богов, — с благоговейным ужасом проговорил лейтенант.

Увлла Йиллор дотронулась до голограммы. Изображение дрогнуло. В темных глазах капитана плясали крошечные отражения планеты.

— Самый страшный из ураганов, какие только видел Центр Империи за много веков, — сказала Йиллор, опуская ресницы. — Разбойный эскадрон умеет творить чудеса.

Мон каламари кивнул.

— Как же они намереваются управлять им?

— Может быть, рыцарь-джедай…

— Мог бы удержать в узде бурю? Сомневаюсь. Даже Император на такое не был способен. И к счастью, потому что тогда ему не было бы равных.

Внутренний щит замигал и потемнел. Жемити взволнованно указал на проекцию.

— Смотрите!

— Может быть… — капитан Йиллор выпрямилась и бросила взгляд на хронометр. — У нас есть еще пять минут до прибытия флота. Начинайте прогревать гравитационные проекторы.

Жемити в отчаянии всплеснул плавниками.

— Но щиты!

— Все еще стоят на месте, — холодно отрезала капитан. — Мы дадим Пронырам их четыре минуты и пятьдесят две секунды на завершение их задания. Но если чудо окажется им не по зубам, мы должны быть готовы выполнить наше.

74
{"b":"26244","o":1}