ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ладно, позже поспорим, кому достанутся деньги. Не расслабляйся, там еще хватает «колесников»

— Они все ушли выше, командир.

— Что?

— Кажется, мы не одни. Ведж сжал плечо Зимы.

— Соедини меня с диспетчерской. Хочу глянуть, что творится на орбите.

— Сделано, — пальцы девушки отстучали новый рисунок.

Сфера, обозначавшая Корускант, окружила себя орбитальными станциями, спутниками, платформами, кораблями. Над северным полушарием сформировался клин, направленный острием на поверхность планеты. Туда же стянулись почти все «голаны» и два «звездных разрушителя».

— А можно картинку почище? Это все, что ты можешь вытянуть из зеркала?

— И не мечтай, — Зима почти виновато покачала головой, мотнулся белый хвостик волос. — Я даже визуального изображения получить не могу, так что довольствуйся тем, что мы знаем их расположение. Хотя и не знаем, чем они заняты, — добавила она, помолчав.

В строю повстанцев начали образовываться дыры. Ведж твердил про себя, что скорее всего пострадали лишь транспортники, но это мало помогало избавиться от тревоги. Он тоже должен быть там, он пилот, не диверсант… Тикхо подошел сзади, ткнул пальцем в одну из точек.

— Голову даю на отсечение, это «голан-III». Тяжелым кораблям по ней не попасть, а истребителей она к себе не подпустит. Платформа, конечно, не «разрушитель», но погрызет наш флот основательно.

— А если пролезть в компьютеры какой-нибудь наземной батареи?

Зима опять покачала головой.

— Лучше молись, чтобы платформа свалилась вниз сама собой, но я бы на это не рассчитывала. Ведж прикусил губу от досады.

— Посмотри на светлую сторону, — предложил неунывающий Селчу.

— А она у нас есть?

— Если бы «голан» долбанула по нам, осталось бы лишь мокрое место.

— Я несколько иначе понимаю удачу, — Ведж вдруг поднял голову. — Светлая сторона, говоришь? Тик, ты прав. Ты даже сам не представляешь, насколько ты прав.

* * *

— Не сдадимся без боя, лейтенант? — скептически хмыкнул кадет Педетсен. — Одна протонная торпеда, и нам не придется сдаваться вообще. Ну две, если быть точным.

Нида изумленно моргнул.

— Две торпеды? Тебе нужны две торпеды?

— Никак нет, сэр, две карты, — кадет изучил те, что были у него на руках. — Торпеды мне вообще не нужны.

— Там повстанцы! — Нида ткнул пальцем в экран. — Мы обязаны что-то предпринять!

— А надо? — Педетсен сокрушенно вздохнул и выложил карты на стол.

— Сабакк, господа, чистый сабакк, — он глянул на бушующего лейтенанта. — Сэр, если мы что-нибудь сделаем, нас собьют. Я понимаю, что мертвые герои весьма полезная вещь для любой планеты, но героям-то от того мало прока. А с другой стороны, кто бы сейчас ни штурмовал Центр… хотя, кажется, пора привыкать называть его Корускантом, они захотят получить неповрежденные зеркала, и живой персонал будет очень кстати.

Нида бессильно смотрел, как разворачивается флот.

— Но это же повстанцы!

— Они не едят людей сырыми. Посмотрите на это с другой стороны, сэр, — Педетсен тщательно перетасовал колоду, дал снять соседу и стал сдавать. — Вам же лучше, вас они еще будут чествовать как героя.

— То есть?

— Ваш кузен был казнен Повелителем Тьмы. Может, он симпатизировал мятежникам, потому и позволил капитану Соло уйти с Хота. А то, что вас сослали на орбитальное зеркало, доказывает, что Империя очень даже подозревала вашего кузена…

Нида хмурился, пытаясь переварить новую интерпретацию фактов.

— Вы считаете, что повстанцы поверят в эту белиберду?

— Понятия не имею, но если мы погибнем, то убеждать повстанцев, что вы и ваш верный экипаж ждали их долгие годы, будет некому, — кадет Педетсен выбрал из груды возле левого локтя пару фишек и кинул в центр стола. — Начнем по малой, господа. Кто-нибудь будет менять карты? Право выбора за вами, лейтенант. Впрочем, вы еще успеете героически погибнуть.

Нида покосился на огненный хаос за иллюминаторами станции.

— Я выбираю не делать выбора, — наконец выдавил он. — Все равно мы ничем не сможем помочь, так что и причины выбирать у нас нет.

ОНСЭ-2711 задрожала. Нида ухватился за поручень. Игроки остались сидеть. Станция разворачивалась.

— Мы движемся!

— Это заметно, лейтенант, — кадет Педетсен ободряюще улыбнулся. — Похоже, кто-то уже принял за вас решение, — он посмотрел в карты. — Думаю, что подниму еще на десятку. Ваше слово, господа?

На мостике «Дома Один» царил хаос. Сотни голосов перебивали друг друга, и каждый утверждал, что его дело — первостепенной важности. В центре этого первородного хаоса с видом творца-создателя (если только творцом мог быть мон каламари) восседал адмирал Акбар и разглядывал тактическую голографическую схему, услужливо нарисованную компьютером. В схватку только что ввязались два имперских крейсера — «Триумф» и «Монарх». «Освободитель» и «Избавитель» уже обстреляли нового противника. Левые дефлекторные щиты «Триумфа» не выдержали, вынудив капитана развернуть корабль.

Смотреть, как «разрушитель» пытается увернуться от всех врагов сразу, было приятно. О повреждении щитов уже разнюхали «крестокрылы» и, словно стая прожорливых кусак, облепили агонизирующий корабль. Радость портила орбитальная платформа слева по курсу. Станция, не обращая внимания на крейсера, выбирала лишь мелкие пели и безжалостно их уничтожала. Истребители не рисковали приближаться к ней, потому что артиллеристы «голан» весьма недурно обращались с турболазерами, предоставляя канонирам возможность выпускать одну протонную торпеду за другой. С Корусканта по туннелям в защитном поле поднялись эскадрильи ДИ-перехватчиков и под прикрытием станции вступили в бой.

Акбар посмотрел на куарренку, стоящую возле его кресла.

— В чем дело, коммандер Сирлул?

— Адмирал, — нежное журчание ее голоса совершенно не подходила напряженному моменту. — Зеркало поворачивается.

— Не может быть…

Сирлул указала на обзорный экран. Но прежде, чем она сумела придумать достойный ответ, панели ОНСЭ развернулись, фиксируясь в отражающей позиции. Солнечный свет узким направленным лучом ударил в бок «голан».

Некоторое время ничего не происходило, просто на броне станции ослепительно сияло пятно. Потом стало заметно, что по краям пятно словно бы дымится. Блик сместился, оставив после себя черный полумесяц. Сирлул в восторге всплеснула плавниками.

Дыра в обшивке «голан» становилась все больше. Уже замолчала почти половина батарей. Акбар представил, как жестокое солнце выжигает переборку за переборкой. Металл нагревается, краснеет, потом становится оранжевым… желтым… белым… испаряется. Потом внутри отсека все сгорает, а луч, словно гигантский лазерный меч, втыкается в следующую переборку.

Акбара передернуло от отвращения, когда он представил, что творится с теми, кому не повезло быть внутри.

— Когда платформа перестанет стрелять, пошлите туда «Рилот» и «Девониан». Пусть помогут тем, кто сумеет спастись.

— Сэр, на «Рилоте» и «Девониане» всего по сотне десантников. На станции — больше тысячи солдат.

— Уже нет, Сирлул, — Акбар устало прикрыл глаза, когда что-то взорвалось внутри «голан». Тот, кто придумал трюк с зеркалом, умел быть по-детски жесток. — Они не будут сопротивляться. Они захотят побыстрее убраться оттуда, а мы им поможем. Пошлите их на другие платформы, пусть расскажут, что произошло. Командирам «голан» будет о чем подумать, и давайте надеяться, что они спасут много жизней по обе стороны.

77
{"b":"26244","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Тайная жизнь мозга. Как наш мозг думает, чувствует и принимает решения
Голодный мозг. Как перехитрить инстинкты, которые заставляют нас переедать
Господарство Псковское
Пробуждение в Париже. Родиться заново или сойти с ума?
Земное притяжение
World Of Warcraft. Traveler: Извилистый путь
Русская пятерка