ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Последние гигаганты. Полная история Guns N’ Roses
Добавь клиента в друзья. Продвижение в Telegram, WhatsApp, Skype и других мессенджерах
Очаровательный негодяй
Сила Киски. Как стать женщиной, перед которой невозможно устоять
Академия невест
Поток: Психология оптимального переживания
Дао жизни: Мастер-класс от убежденного индивидуалиста
Нелюдь
Центральная станция
A
A

— Кто его будет слушать?

Акбар с сомнением покосился на куарренку.

— Прекратите огонь. Начинайте переговоры с Авереном. Узнайте, чего он хочет.

— Так точно, сэр, — Сирлул поджала губы.

— А когда закончите, у меня найдется для вас другое задание.

— Я слушаю, сэр.

Акбар указал на Корускант.

— Найдите внизу кого-нибудь, кто сдаст мне эту планету.

* * *

На пару с Зимой они до рези в глазах разглядывали тактическую карту придворцового района.

— Корран, тут ничего нет…

— Контакт слабый. Ведж… Там все время что-то мелькает, словно кто-то двигается между зданиями. Компьютер никак не может… эй, минуточку!

— Что случилось, Корран?

— Только что накрылись стержни… Моя птичка набирает скорость!

Действительно: зеленая стрелка — «охотник» Коррана — медленно соскальзывала к поверхности планеты.

— Инициирую аварийное отключение инжекторов…

То есть перекроет приток топлива… примерно вдвое… И что? Ведж оглянулся на Зиму:

— Можешь помочь ему?

— Могу попробовать, — невозмутимо откликнулась беловолосая девушка.

— Не надо! — вклинился Хорн. — Просто отключи основные коды. Мне нужно отключить эти ситховы инжекторы!

— Я не пользуюсь кодом, Корран…

— Нет, пользуешься! Я теряю контроль над машиной! Я ничего не могу…

Ведж торопливо просматривал данные, бегущие по монитору, возле которого сидела Зима.

— Что происходит?

— Ручное управление не действует!!! — в голосе Хорна звучала откровенная паника; Корран даже не пытался сыграть в супермена.

Ведж тоже не выдержал:

— Убирайся оттуда! Катапультируйся!

— Не могу! Меня тут так крутит… я ничего не могу!.. я…

Динамики засипели статическими помехами. Потом приглушенно ахнул далекий взрыв. Ведж оглушенно смотрел, как медленно, словно в ночном кошмаре, обрушивается одно из зданий. То, в которое только что врезался «охотник» Коррана Хорна. Этаж за этажом башня складывалась внутрь себя. Наверное, были еще взрывы — эхом первого, — но Ведж ничего не слышал. Внутри формировалась пустота, вакуум, достаточный, чтобы поглотить не только лихорадочное возбуждение предыдущих мгновений. Там хватило бы места и для боли, и для тягучего, холодного чувства вины.

Ведж отбил кулак о консоль, но ему показалось мало. Он содрал с лица дыхательную маску и швырнул ее в стену. Что-то прокричала Зима, наверное, предупреждала, что газ еще не выветрился. Какая разница?! Вообще-то Ведж очень надеялся, что газ не выветрился. С него хватит. Семь лет. Он отдал Альянсу семь лет, и все это время друзья приходили и уходили. В основном, уходили. Он научился быть циничным, научился держаться на значительном расстоянии от новобранцев, потому что твердо усвоил: они умрут первыми, а если он не станет сближаться с ними, то потом, после их гибели, ему будет не так больно.

Но подвох заключался в том, что расстояние ничего не меняло, лишь позволяло обманывать самого себя, говорить, что их смерти ничего для него не значат. Но и Корран, и все остальные Проныры ухитрились закрыть эту брешь. Да, они не всегда ладили, но несогласие не могло заглушить уважения и восхищения друг другом. Корран был хорошим пилотом и хорошим человеком, который считал верность священной основой для дружбы. Корран был похож на Тикхо и Люка, на остальных парней, ему был известен страх и тревога в начале боя и удовлетворение, когда задание выполнено.

Они сражались с имперскими штурмовиками и военными летчиками, они были хорошими солдатами, но Веджу всегда становилось страшно от мысли, что можно гордиться умением уничтожать себе подобных. Нельзя сказать, что чувство гордости было ему не известно, но он хотел испытывать его не потому, что умеет убивать, а потому, что умеет оставаться в живых. И умеет не дать убить друга… Понадобилось пережить все то, что досталось на долю Разбойного эскадрона, чтобы понять, почему убийство — всего лишь последнее средство.

Кто-то положил руку ему на плечо. Ведж развернулся, оттолкнув в сторону непрошеного утешителя.

— Еще один, — мертвым голосом сказал Антиллес. — Ну, почему так, Тик?

— Не знаю, — от дыхательной маски на лице Селчу остались красные следы. — Но, может быть… просто может быть, Корран сумел катапультироваться до того, как корабль упал. Может, он лежит сейчас на вершине этой кучи и ждет, когда кто-нибудь придет к нему на помощь.

А может быть, он похоронен под ней, так глубоко, что мы никогда его не найдем… Ведж перевел дыхание, кивнул.

— Наверное, так оно и есть…

Кого он хотел убедить? Себя? Огонь есть огонь, взрыв есть взрыв, и никому еще не удавалось спастись…

— Наверное, он ждет нас.

— В конце концов, он — тоже Проныра, — кивнул Селчу.

— Верно. Пошли, — Ведж двинулся к выходу. — Он — Проныра, а мы заботимся о своих.

Не важно, как складываются обстоятельства, не важно, какая ситуация, своих мы не забываем.

46

Дюракрит и траспаристил — неправдоподобно аккуратный могильный холм. Последние четыре дня то и дело принимался идти дождь, он смыл пыль и грязь, и острые края выглядели почти декоративно. Гигантский курган, черное, серое, зеркальный металл, никаких других цветов в мире не осталось, как будто он в одно мгновение превратился в пригоршню праха. Над площадкой поднимались развалины, они же уходили далеко вниз, упавшие этажи сложились внутрь здания. Рабочие не хотели пускать сюда никого, но его они остановить не посмели. И теперь он стоял и смотрел на руины. Где-то здесь лежит Корран Хорн… Ведж коротко мотнул головой. Здание, в которое врезался корабль Коррана, оказалось на линии движения строительного дроида, так что, когда Миракс задействовала аварийную сирену, оно было пусто, люди ушли и отсюда. Большинство из них уже подцепили столь популярное в Альянсе высказывание и без устали повторяли, что Сила, действительно, была с ними. Поговаривали, что Корран специально нацелил падающий истребитель точно в башню, о которой знал — там пусто. Говорили, что поэтому он герой.

Как будто необходимо было умереть, чтобы стать героем. Как будто без этого никак нельзя… Ведж в который раз посмотрел на свои руки: опять стиснуты в кулаки, в который раз с падения Корусканта. Планета не утонула в крови. И если не считать погибших в битве на орбите и в нескольких локальных сражения на земле, особо никто и не пострадал.

— Еще одно чудо, Сила все-таки с нами…

Его корежило от насмешки, звучавшей в этих словах. Люди словно с ума посходили. Даже он отпраздновал вместе со всеми, покорившись большинству. Отпраздновал хотя бы потому, что Арил Нунб нашли живой и почти невредимой. Но боль погасить не удалось. Миракс бродила с таким видом, будто сердце ее разорвано пополам, и радостнее от этого не становилось. И Йелла Вессири чувствовала себя не лучше.

Ведж больше не мог видеть веселые лица в толпе…

Он все время думал о Корране. И все время знал, что притворяется. Злость и ярость вызывала не только его смерть. Ведж просто не хотел отвечать на вопрос, который вольно и невольно задавал себе каждый член Альянса. Почему все прошло так легко? Сам вопрос делал победу дешевой. Они дорого заплатили по счетам, но даже паршивенький средний расклад сабакка казался лучше просчитанным, чем оборона планеты.

Ответ был очевиден и неутешителен: Йсанне Исард нужно было, чтобы Корускант достался Новой Республике. Временное правительство считало Корускант символом. Они задались целью его получить и они его получили, и теперь будут драться за право властвовать над галактикой. Без сомнения, многие нейтральные миры переметнутся на сторону Альянса. Завоевание Корусканта ускорит падение Империи.

И станет черной дырой, откуда Республике не спастись. Теперь все претенденты на трон Палпатина устремятся сюда. Повстанцы, пережившие разгром почти всех своих баз, оказались в ловушке. Они обменяли мобильность и приспособляемость на законность существования. Веджу эта сделка удачной не казалась.

79
{"b":"26244","o":1}