ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Майкл Стэкпол

Капкан «Крайтос»

X-Wing-3

(Звездные войны)

Посвящается Патти Бардеман

1

Коммандер Ведж Антиллес предпочел бы более скромную церемонию, но его мнения никто не спросил. Эскадрилья хоронила одного из своих, но Корран погиб в битве за Корускант, и подобная смерть сделала его героем среди героев, и даже если бы он самолично высказался за похороны попроще, его желание тоже осталось бы невыполнимым. Герою положены пышные проводы.

Ведж в общем догадывался, как все обернется, но даже представить не мог, насколько выйдут изпод контроля. Чуть было сам не жизнь за правое дело в бюрократической битве за разрешение, он ждал, что похороны вознамерятся посетить важные персоны. Самое худшее, что он мог предположить, — зевак на балконах соседних зданий, площадках, подвесных мостиках и ховерах. Как истинный кореллианин, он ни разу в жизни не жаловался на воображение, но сейчас оно бледнело перед размахом деятельности официальных лиц, взявшихся за организацию похорон. Они ставку на мягкосердечие граждан и устроили на всю Республику. Корран Хорн был героем — вслух и очень громко это слово произносилось каждые пять минут, — но, кроме того, он был жертвой. И стал воплощением всех, пострадавших от рук Империи. Организаторов не волновало, как отнесся бы сам Хорн к подобному ярлыку. Его превратили в символ, в котором так отчаянно нуждалась Республика, а символам жаловаться не положено.

Разбойный эскадрон точно так же попал в идеологический пантеон. И страдал от последствий. В прошлом пилоты обходились серыми форменками или летными комбинезонами (в зависимости от обстоятельств), а когда стало туго с припасами, каждый стал подбирать себе с миру по нитке. Сам Ведж, например, щеголял в старой пилотской кожанке и штанах военного образца, свистнутых на имперском складе. Комбинезон Коррана, позаимствованный из запасов кореллианских сил безопасности, был черносерозеленый. И теперь, как дань уважения памяти героя, эти цвета использовали для создания новой формы эскадрильи: темнозеленые комбинезоны с черносерой отделкой и черными же лампасами. На левом рукаве и груди — эмблема Разбойного эскадрона. Должны были быть еще головные уборы, но Ведж решительно наложил свое вето, и сдвинуть его с этой позиции не удалось никому. В качестве аргумента он стал шантажировать ставку, что вообще останется верным родному оранжевому комбинезону.

Состав эскадрильи тоже был обновлен. В нее приняли ботанку Асир Сей'лар и Инири Форж, сестру погибшей Луйяйне. Ведж и по собственной воле с радостью подписал бы их назначения, но на него стали давить, и он для порядка покочевряжился. По пожеланию политиков в эскадрилью ввели трандошана Порту, несмотря на его полную неспособность летать. Порта должен был отвечать за политическую благонадежность пилотов. Каждый из новичков был преподнесен бюрократами в качестве подарка различным планетам Новой Республики, и Веджа корчило от ненависти уже целую неделю.

Церемонию тоже раздули до масштабов Вселенной. Можно было подумать, что должна состояться коронация нового Императора, столько было предпринято приготовлений и мер предосторожности. Повсюду расставили голографические камеры, чтобы потом показать церемонию тем, кто по какой-то причине пропустил ее. Несмотря на предупреждения врачейэпидемиологов, на платформах для зрителей не было свободных мест.

Ведж поднял голову; до этого он упрямо разглядывал покрытие платформы, на которой выстроилась эскадрилья. Его пилоты держались стойко. В разрыв облаков выглянуло солнце, стало душно. Влажный после недавних дождей воздух казался толстым пуховым одеялом, укутывающим всех и вся, приглушающим звуки и подавляющим страсти. С утра еще капало, и Ведж постоянно испытывал искушение позволить себе мысль, что сам чудовищный город скорбит о Корране Хорне.

В стороне стояли две женщины — стройная, русоволосая Йелла Вессири и коренастая, черногривая Миракс Террик. Бывший напарник Коррана по КорБезу и дочь кореллианского контрабандиста. Два дня назад Миракс воспользовалась знакомством — с раннего и еще сопливого детства — и выплакалась у Антиллеса на плече. На правах старшего «брата» Ведж узнал, как Миракс и Корран собирались отпраздновать победу. Сейчас он смотрел на лишенное выражения, бледное лицо Миракс, и сердце его болело.

Тоски добавляло и отсутствие Тикхо Селчу. Ведж неловко переступил с ноги на ногу. Без помощника он чувствовал себя непривычно. Селчу служил в эскадрилье так давно, что сложно было представить себе жизнь без него. Тикхо спас их всех на Корусканте, но этот подвиг оказался последним. Разведка Альянса обвинила его в смерти Коррана и в измене. Ведж ни на секунду не усомнился в невиновности алдераанца, но его мнение никого не волновало.

Республике нужен был герой, она его получила. Республике нужен был предатель, его она отыскала. И занялась своими делами. Обстановка на Корусканте была нестабильна. Трудно ожидать безопасной жизни от планеты, которую только что завоевали, но как будто одного этого было мало, судьба подбрасывала повстанцам дополнительные трудности. На Корусканте бушевало неизвестное заболевание. Откуда-то всплыло название «крайтос», его взяли на вооружение журналисты, и скоро все только так и называли новый вирус. Для людей он был безопасен, зато всех остальных косил беспощадно. Бакта спасала от заболевания, но ее было мало. Даже среди повстанцев, не принадлежащих к людскому роду и считающих сам спуск на планету актом невероятного мужества, все чаще раздавался ропот. Люди были иммунны — следовательно, виновны.

Республика крайне нуждалась в событии, достаточно ярком и эмоциональном, чтобы отвлечь горожан. Похороны пилота Разбойного эскадрона подошли как нельзя лучше. Веджа вызвали на заседание временного правительства и обстоятельно объяснили, что в его эскадрилью входят и люди, и нелюди, что их дружба и взаимодействие — хороший пример всем остальным, что… Сейчас все ораторы повторяли практически слово в слово сказанное на заседании. Они говорили о самоотверженности и долге и прочих вещах, почти философских.

От речей так и веяло благородством стремлений, но Ведж слушал их и думал о том, что слова звучат как-то неправильно. А еще он со страхом думал, что вотвот позовут выступать его самого. Что он скажет, кроме простого «пока, все там будем, жаль, что так рано»? Он вообще ничего не хотел говорить.

По знаку малознакомого младшего лейтенанта он прошел на трибуну. Очень хотелось опереться на нее обеими руками — от усталости, от слишком многих потерь, от слишком долгой войны. Ведж оглянулся на эскадрилью и выпрямился, сложив за спиной руки. И стал смотреть на каменные плиты, сложенные в огромный курган.

— Корран Хорн, — сказал он, — не будет спокойно лежать в этой могиле.

Ведж замолчал. Он выдержал ровно минуту, а потом — еще одну, чтобы возникшая вдруг тишина всем напомнила об истинной цели церемонии.

— Ему вообще везде и всегда было плохо, только в сражении он чувствовал себя спокойно. И теперь его дух не угомонится, потому что впереди еще много сражений. Корускант теперь наш, но ошибаются те, кто думает, что Империи больше нет, как ошибался Гранд Мофф Таркин, считавший, что разрушение Алдераана уничтожит Альянс.

Он поднял голову.

— Корран Хорн так просто никогда не сдавался. Он не раз брал на себя ответственность, чтобы отклонить опасность, грозящую эскадрилье или Альянсу. Здесь, на Корусканте, он рискнул жизнью ради свободы вашей планеты. И он победил, потому что не позволил себе проиграть. Каждый из нас, кто знает его, помнит столько примеров его отваги и тревоги за друзей, его способности признавать собственные ошибки и исправлять причиненное им зло, что вы просто устанете слушать, если мы начнем говорить. Он не был идеален, но он всегда старался сделать все, что в его силах. Он гордился тем, что он лучше многих, но не замыкался в эгоцентризме, а просто выбирал новую цель и шел к ней, — Ведж медленно и неохотно кивнул на пустую могилу. — Корран погиб. С его плеч снята ноша, которую он сам взялся нести. Обязанности, которые он возложил на себя, больше некому исполнять. И не с кого брать пример. Его уход — трагичен, но еще большей трагедией было бы, — голос Антиллеса вдруг окреп, — позволить ему остаться в памяти безликим героем, гниющим под этим кайрном. Он был боец, такой, какими мы все должны быть. Он был воин. Тут так много говорили о построении будущего в честь Коррана и других, кто погиб, сражаясь с Империей, но почему вы забыли, что прежде чем что-то строить, сначала нам нужно сражаться еще и еще? Не только с конкретным врагом, но с нетерпением, изза которого многие будут с ностальгией вспоминать, как здорово жилось при Империи. Да, еды тогда было больше. Да, перебоев в транспорте и снабжении было меньше. Да, вы сумели отгородиться от нищеты остальных — но какой ценой? Вы считали себя в безопасности? А никому не приходилось застывать ледяной глыбой при виде направляющихся к вам штурмовиков? Скоро ваш страх уйдет, но если вы забудете, что он существовал, и решите, что Палпатин был не так уж и плох, то скоро начнете искать его клон, чтобы усадить к себе на шею. Надо драться. Если вы продадите свободу за безопасность и уютный диван, значит, вы будете виноваты, если Галактика вновь потребует от таких людей, как Корран, вступить в бой и погибнуть.

1
{"b":"26245","o":1}