ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Антиллес помолчал, чтобы перевести дух. Тишина стояла такая, будто он находился один посреди ледяной равнины Хота. Даже ветер свистел точно так же.

— Так что — решать вам. Коррану не будет спокойно в могиле, пока не окончится последний бой. Он сделал все, что мог, сражаясь с Империей. Вам досталось продолжать его бой. Если он когда-нибудь познает покой, это значит, что все мы узнали, что такое мирная жизнь. За это стоит сражаться, поверьте мне.

Он ушел с трибуны под вежливые и недоуменные аплодисменты. Все эти люди и инородцы, гуманоиды и антропоиды, насекомые и головоногие, представители разных миров, все они были политиками и хотели только стабильности и порядка. Кажется, он несколько погорячился. Они проводили его аплодисментами, но — Ведж не сомневался — в их глазах он был и остался политически недоразвитым и наивным солдатом, лучше всего годным для роли героя, которого можно чествовать на досуге и использовать для поддержки той или иной программы.

Но Антиллес попрежнему изо всех сил надеялся, что политики хотя бы иногда будут отвлекаться от своих игр. Хотя бы настолько, чтобы все-таки обеспечить ту самую стабильность и нормальную жизнь. Правда, политики его надеждами не интересовались.

Почетный караул приспустил флаг эскадрона над могилой. Грянул салют, ознаменовавший окончание церемонии, и присутствующие потихоньку начали расходиться восвояси. Ботан, чей мех был красивого кремового цвета, скользнул взглядом по толпе, зафиксировал, где стоит Ведж, и поклонился. Ведж подождал, когда ботан подойдет к нему. Здороваться он не стал.

— Вы были весьма красноречивы, коммандер Антиллес, — ботан широким жестом обвел собравшихся. — У меня не осталось сомнений, что несколько сердец были тронуты вашими словами.

— Но только не ваше, сенатор Фей'лиа. Борек Фей'лиа коротко рассмеялся — смех похож был на кашель.

— Если бы я верил во всякую чушь, коммандер, меня легко можно было бы отговорить от чего угодно.

— Например, от трибунала над Селчу? Фей'лиа вспушил мех на загривке.

— Нет, от того, что подобный трибунал излишен, — он пригладил гриву правой рукой. — Адмиралу Акбару не удалось убедить вас не подавать рапорт временному правительству по этому вопросу?

— Нет.

Ведж посмотрел на небо; оно было чистым, впервые за много лет в нем не было видно летательных аппаратов всех мастей. Надолго ли?

— И я подумал было, не предпринимаете ли вы шагов, чтобы не допустить меня на заседание правительства.

— И в результате отклонить рапорт человека, освободившего Корускант? — фиолетовые глаза ботана сузились в щелки. — Вы вступаете на поле битвы, в котором я — вне конкуренции, коммандер. Надеюсь, вы достаточно разумны, чтобы это понимать. Ваш рапорт не будет иметь никаких последствий. Не должен иметь и не будет. Капитан Селчу будет осужден за предательство и убийство.

— Даже если он невиновен?

— А он невиновен?

— Он невиновен.

— Оставим этот вопрос трибуналу, — Фей'лиа оскалил в холодной улыбке острые клыки. — Хотите предложение, коммандер?

— Да?

Не тратьте свое красноречие на временное правительство. Поберегите его. Накопите побольше, — клыки вновь блеснули. — Используйте его на суде. Разумеется, свободу вы своему офицеру не купите, никто не может быть настолько красноречив. Но, может быть, сможете купить капельку снисхождения, когда дело дойдет до приговора.

Сверху открывался великолепный обзор. Разглядывая копошение толпы у себя под ногами, Киртан Лоор позволил себе улыбнуться. Здесь, на верхней площадке башни, под островерхой крышей, единственными его собеседниками были бесчисленные нетопырки, устроившие гнезда между потолочных балок, и несколько специально обученных солдат, которые и без штурмброни выглядели весьма впечатляюще. С нетопырками Лоор разговаривать любил, с гибридами боевого танка и ранкором средних размеров — нет. Покосившись на солдат, Киртан удрученно вздохнул. Несмотря на то что здесь, на вершине мира, в его распоряжении было все, чтобы держать этот мир в страхе, он чувствовал себя удивительно одиноко.

Он получил в наследство странную планету. Лоор не питал иллюзий. Особых успехов от него не ждали. Ресурсов хватало только на то, чтобы злить и раздражать противника, но даже небольшая по меркам Исард победа была для Киртана непозволительной роскошью. Отвлекать внимание и силы, замедлить и оттянуть освоение Альянсом столицы иналаживание мирной жизни, мешать, беспокоить… Йсанне Исард требовала именно этого.

И Лоор мог обеспечить хозяйке желаемое. Он не считал себя военным гением, но хитроумное планирование операций и точный математический расчет неизменно входили в число его любимых занятий.

Натура Лоора требовала чего-то большего, нежели роль послушного исполнителя воли Исард и болезненной занозы в теле Республики. Много лет назад, когда он только начинал службу, его, зеленого, ни в чем, кроме работы с информацией, не разбирающегося, послали в качестве офицеракуратора в кореллианские силы безопасности. Тогда по своей наивности он и представить себе не мог, в какие смертельные игры придется играть.

Амбиций ему всегда хватало, да и способностей было не занимать. Основную ставку он делал на свою память, которая позволяла помнить море фактов — и помнить детально. Ему достаточно было раз увидеть, услышать или прочитать чтонибудь, и информация оседала в его памяти навсегда. Хотя иногда этот дар играл с ним злую шутку. Приходилось признать, что порой он чересчур на него полагался. Его способности помнить самые невероятные подробности и детали настолько ошеломляли окружающих, что те самым естественным образом полагали, будто он уже знает то, что было известно только им. Люди сами выкладывали ему ту информацию, которую в ином случае пришлось бы добывать потом и кровью — по большей части принадлежащих собеседнику. Порой Лоора одолевало нехорошее предчувствие, что скоро он вообще разучится думать.

Йсанне Исард обожала ему об этом напоминать. Но с другой стороны, ее постоянные насмешки и колкости помогали не расслабляться и держать себя в форме.

Киртан прислонился к холодной стене и принялся рассматривать собравшихся внизу, пришедших поплакать над могилой Коррана Хорна. Лоор презирал политиков. Им всем по большому счету было плевать на погибшего пилота. Они явились продемонстрировать свое присутствие на светском мероприятии. Лоору было жаль Хорна, хотя они возненавидели друг друга с первой же встречи. Хорна начинало трясти от одного вида Лоора, а Киртан, в свою очередь, испытывал приступ тошноты при одном приближении Хорна. Корран не упускал случая поиздеваться, тем самым, не подозревая, прекрасно подготовил Лоора к общению с Исард. К чему подготовил он Хорна, Лоор не знал, да и не задумывался над этим вопросом.

И тем не менее Киртан жалел взбалмошного, самоуверенного кореллианина, жалел как достойного противника, к которому привык за несколько лет. Впрочем, его смерть не проделала большой бреши в длинной череде желающих видеть голову Лоора на стене собственного кабинета в качестве боевого трофея.

Первым в списке стоял генерал Айрен Кракен, шеф разведки Альянса. Справиться с ним было невероятно сложно, поэтому Киртан пока предпочитал уклоняться от прямых стычек с его подчиненными.

Далее следовали те, кто имел с Лоором личные счеты. Разбойный эскадрон в полном составе, от Антиллеса до новобранцев. Даже имперский шпион, внедренный в эскадрилью, не задумался бы перед тем, как спустить курок. Скорее всего, Проныры и не связывали Лоора со смертью товарища на прямую, но это не меняло сути дела. Корран Хорн ненавидел некоего агента имперской разведки. Отлично, посчитаем делом чести выплатить долги, а заодно и чутьчуть приглушим боль потери.

А уж новая подруга комэска вдохновила бы на такие подвиги кого угодно, не только горячих пилотов. В преследовании преступников Иелла Вессири не уступала своему бывшему и ныне покойному напарнику. Киртан Лоор уважал ее способность без устали идти по следу и считал ее более рассудительной и умной, чем Хорн. Там, где Корран ломил напролом очумелым фамбаа, Йелла добивалась большего, используя мозги. А в нынешней игре эта деталь делала ее опасным соперником.

2
{"b":"26245","o":1}