ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я запомню.

Навара вернулся за стол, пытаясь дышать как можно ровнее и глубже. Дело не выиграть на первом свидетеле. Надо быть осторожнее и спокойнее.

— Лейтенант Кракен, дальше следует то мгновение, когда эскадрилья собралась вместе здесь, на Корусканте, верно?

— Да.

— И капитана Селчу среди вас не было, верно.

— Его не было там… — Паш прикусил губу. — Нет.

— Но вам передали о нем новости, так или нет?

Паш откинулся на спинку свидетельского кресла Смотреть в стороцу обвиняемого он отказывался наотрез. Навара скосил глаза на Селчу: алдераанец разглядывал столешницу, словно намеревался прочитать на гладком пластике свою судьбу.

— Да.

— Это был рапорт о нападении Зсинжа на базу Разбойного эскадрона и сообщение, что Тикхо Селчу находится среди пропавших без вести?

— Да.

— Кто сделал это сообщение?

— Коммандер Антиллес.

— Услышав это сообщение, вы поверили ему? Паш мучительно покраснел.

— Я думал, капитан погиб, — выдавил он. — Его фамилия была в списке пропавших без вести, но вообщето… среди пилотов этот список носит другое название. Мы называем его: «Мертв, просто у нас не хватает частей тела, чтобы доказать это». Немного длинно, зато верно. Я считал, что вскоре мы получим подтверждение о гибели капитана.

Эттик сложила руки за спиной, покачалась на каблуках, внимательно разглядывая несчастного свидетеля.

— Но есть и другая история о капитане Селчу, да? — Да.

— И кто вам ее рассказал?

— Лейтенант Хорн.

— И что лейтенант Хорн рассказал о капитане Селчу?

— Возражение, показание с чужих слов.

— Заявление лейтенанта Кракена не служит интересам потерпевшей стороны, — парировала Эттик.

— Постойте, как это? Каким образом то, что Корран сказал о подзащитном, не служит его собственным интересам?

Эттик победно улыбнулась.

— Лейтенант Корран Хорн гордился своими профессиональными навыками, и когда он передавал эту историю, то сделал это в самоуничижительной манере. Исходя из его положения в эскадрилье, это не служит его интересам.

— Адмирал, не слишком ли много для оправдания показаний с чрких слов?

— Но эту историю нельзя обойти. Коммандер Антиллес вставил ее в свой доклад об операции на Корусканте.

Навара негромко зарычал, обнажая заостренные зубы.

— Если вам так понадобился этот рассказ, пожалуйста, но найдите достойное основание и призовите свидетелей.

Нет, дорогая, может, ты выиграла этот раунд, но попотеть тебе придется.

Адмирал Акбар яростным шепотом советовался о чем-то с Мадиной. Потом мон каламари выпрямился и кивнул.

— Возражение отклоняется.

Навара почувствовал, как машинально подергивается левая лекку.

— Адмирал, вы оставляете мне повод для апелляции.

— Вполне возможно, советник, но таковы правила, — Акбар милостиво кивнул свидетелю. — Лейтенант Кракен, расскажите суду, что сказал Корран Хорн, как можно ближе к тексту. Насколько сможете вспомнить, конечно, Паш кивнул и вновь нахмурился.

— Корран сказал, что видел капитана на Корусканте в тот самый день, когда Зсинж разбомбил нашу базу на Ноквивзоре.

И что, по его словам, капитан Селчу делал, когда Хорн его видел? — вновь вступила Эттик.

— С кем-то разговаривал в кантине.

— С кем он разговаривал?

— Протестую. Вопрос предполагает заключение, основанное на чужих словах, а не на уликах.

— Прошу вас, коммандер Эттик, перефразируйте свой вопрос.

— Слушаюсь, адмирал, — прокурор бросила на тви'лекка короткий яростный взгляд, потом вновь повернулась к Пашу. — С кем, по словам Коррана Хорна, он видел разговаривающим капитана Селчу?

— Он сказал, что с Киртаном Лоором, но…

— Вполне достаточно, лейтенант, благодарю вас. — Но…

Адмирал Акбар неторопливо моргнул. Одним глазом он смотрел на зардевшегося возмущенного Кракенасына, второй был обращен к адвокату.

— Уверен, что советник Вен позволит вам закончить ваш ответ при перекрестном допросе.

— Так точно, сэр.

— А теперь, лейтенант, я хочу, чтобы вы вспомнили, когда вы увидели капитана Селчу после того, как было объявлено о его смерти.

— Через три недели. Он спас нас от штурмачей, которые изо всех сил старались нас прикончить.

— Его присутствие не побудило вас пересмотреть рассказ лейтенанта Хорна?

— Да нет… а надо было?

— Нет? — голос у Эттик вдруг стал пронзительным. — Вам сказали, что капитан Селчу погиб, потом вы его вновь видите. Вы узнаете, что на самом деле он был на Корусканте в то самое время когда Хорн — по его словам — его видел. И вам не стало любопытно, а что же именно наблюдал Корран Хорн?

— Да нет… Мы были здорово заняты в то время. Дела шли плохо. Мне были даны приказы, у меня не было времени думать о посторонних вещах.

— Ни одной минуты не нашлось? Даже если в приказах говорилось, что необходимо принять меры предосторожности, чтобы предатель в ваших рядах не сумел добраться до информации из имперского источника?

— Так то ж о предателе… Вообще-то это нормально для тайных операций.

— Но вы задавали себе вопрос, а находится ли в ваших рядах предатель, верно?

— Нет.

— Нет?! — коммандер Эттик вздернула подбородок. — Вы друзья с капитаном Селчу, не так ли?

Паш замешкался.

— Я летаю с ним в одной эскадрилье. Я знаю его, — молодой человек очень тщательно подбирал слова. — Я знаю, что он сделал. Он спас мою жизнь.

— И, повашему, вы теперь у него в долгу?

— Я сказал, он спас мою жизнь.

— И теперь вы не хотите давать показания против него, верно?

— Да, — ответ был решительный и твердый.

— И мне пришлось вызывать вас в суд повесткой, верно?

— Да.

У прокурора на лице появилось кислое выражение. Эттик повернулась к суду.

— Прошу разрешения считать этого свидетеля настроенным враждебно.

Навара поморщился.

— Плохо, — выдохнул он еле слышно.

— Почему? — прошептал в ответ Тикхо.

При прямом допросе вопросы должны быть двусмысленными и ненаводящими, — пояснил и'лекк своему подзащитному.. — При перекрестном ты можешь заставить свидетеля сказать то, о тебе нужно, даже если он этого совсем не хочет.

Навара поскреб когтем кожу на горле.

— Свидетель, которого вынуждают отвечать, — добавил он, — всегда оставляет впечатление, что он что-то скрывает. Тогда самые невинные пустяки будут выглядеть подозрительно. Паш пытается сделать за меня мою работу, но только все осложняет.

Акбар сделал широкий жест плавником.

— Вам дается разрешение обращаться с лейтенантом Кракеном как с враждебно настроенным свидетелем.

— Благодарю вас, адмирал, — Халла Эттик хищно улыбнулась. — Ну же, лейтенант Кракен, Вы умный человек. Вы окончили имперскую военную академию с фальшивыми документами, которыми вас обеспечил ваш отец. Верно?

— Да.

— Осуществлять тайную операцию на Корусканте вы прибыли с фальшивыми документами, верно?

— Да.

— То есть вам хорошо известно, что значит сохранять тайность операции на вражеской территории, верно? Как и любому другому шпиону, так?

— Да, — Паш был краток.

— И для такого умного человека, каким вы, несомненно, являетесь, естественно использовать знания, чтобы определить, нет ли признаков другого шпиона среди вашей команды, верно?

— Похоже, что так.

— Это на самом деле так, лейтенант, не правда ли? — Халла Эттик широко распахнула руки, словно намеревалась обнять Кракена; Паш невольно попятился. — И на самом деле вы оценивали ваших коллег и пытались понять, кому из них можно доверять, а кому — нет.

Складка между рыжих бровей стала глубже. — Да.

— И капитан Селчу высоко стоял в вашем списке возможных подозреваемых?

— По шкале от единицы до бесконечности — на пятом, — буркнул Паш. — Приблизительно.

— И это выше, чем кто-либо другой, верно?

— Вы все передергиваете.

— Прошу суд отметить, что свидетель отказывается отвечать.

На этот раз Паш удостоился взгляда одновременно обоих глаз мон каламари.

26
{"b":"26245","o":1}