ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Просто отвечайте на вопросы. Не комментируйте.

— Место, которое вы отвели в своем списке капитану Селчу, выше, чем у всех остальных, верно?

Пилот неохотно кивнул. — Да.

— Благодарю вас. А теперь — к ночи, когда вы готовились вылететь на помощь нашему вторжению на Корускант.

— Да.

— Что это была за миссия?

Пятеро наших пилотов должны были вылететь на прикрытие остальной эскадрильи с воздуха, пока они будут убирать планетарные дефлекторные поля.

И для этого вам понадобились истребители, не так ли?

— И вы их получили?

— Да.

— От кого?

Паш втянул полную грудь воздуха. Выдыхал он очень медленно.

— Капитан Селчу где-то раздобыл их во время пребывания на Корусканте.

— И он даже летал на одном из них?

— Да, когда спасал нас.

Эттик вернулась за свой стол, что-то долго читана персональной деке. К ней подошла Йелла. ссири; в сторону Навары и его подопечного детка не смотрела.

— Той ночью, две недели назад, вы были свидетелем разговора между капитаном Селчу и лейтенантом Хорном, верно? — вдруг выстрелила вопрос Эттик.

— Да. Хотя в разговоре не участвовал.

— Но вы его подслушали, — Халла Эттик пригвоздила свидетеля взглядом.

Паш повесил голову. Его уши медленно наливать огнем. — Да.

— Вы слышали, как капитан Селчу сказал, что проверил истребитель, на котором должен был лететь лейтенант Хорн?

— Да.

— И вы слышали, как лейтенант Хорн угрожал раскрыть измену капитана Селчу, как только вернется с задания?

— Да, — устало выдохнул Паш. Прокурор улыбнулась. — И что на это ответил капитан Селчу?

— Он сказал, что не боится расследования.

— Как будто знал, что расследования не будет? Навара стремительно встал: — Протест! Прокурор заставляет свидетеля сделать вывод, ее вопрос является подстрекающим.

— Протест поддерживается. Эттик кивнула тви'лекку: — Свидетель ваш.

Навара помедлил. Пока что прокурор не открыла суду ничего нового и удивительного. УЛИКИ оставались косвенными. Паш признал, что видел, как Тикхо и Корран обменялись несколькими резкостями. Да, тут была ниточка к мотиву, как и несколько комментариев, что у капитана были возможность и доступ к машине лейтенанта. Но для того, чтобы эта улика действительна имела вес, Эттик нужен был сам истребитель плюс заключение инженеров.

Навара мог на перекрестном допросе заставить Паша Кракена пересказать объяснения Тикхо о его встрече в кантине. Эттик, разумеется, начнет возражать, так как это будут показания с чужих слов. Лая Нутку, главного их свидетеля, вызвать не получится, потому что его до сих пор не нашли… Можно вызвать свидетелем самого капитана, но не нужно.

Вызвать бы Киртана Лоора! Навара едва заметно усмехнулся собственным мыслям. Шанс на то, что имперский агент захочет спасать шкуру врага, примерно такой же, как тот, что Император явится сейчас воочию, объявит всех повстанцев поголовно героями Галактики и дарует им прощение раз и навсегда.

— Советник Вен? Навара поднял голову.

— Прошу прощения, сэр, — сказал он, обращаясь к адмиралу Акбару. — Пока у меня нет вопросов к этому свидетелю. Оставляю за собой право вызвать его позднее.

Тви'лекк сел. Эттик встала опять.

— Обвинение вызывает Эриси Дларит.

14

Корран чувствовал себя таким же неуклюжим, как тот трандошан, что волок его по коридору. Еще в камере ему сделал укол. Он попытался сопротивляться, н только отбил руки о металлический корпус дроид; Препарат уже начал действовать, и судя по эффек ту, вкатили ему скиртопанол, и ничего хорошего этом не было. Однажды Хорн уже побывал под воздействием этого наркотика — в академии во врем учебы, — и тогда он охотно поведал обо всех свои прегрешениях, даже о тех, что совершил в соплиавом детстве. Это было бы очень смешно, если бы: учебным допросом не наблюдал один из папочкиных подчиненных. И он не постеснялся передаг Хорнустаршему полный текст исповеди. Как же тогда ему влетело…

Не думаю, что Снежная королева… Начиная мысль, он помнил ее окончание, но образ Йсанн Исард все стер. Скиртопанол работал, и работал так как положено. Корран замычал от страха и ярости заработал ощутимый тычок между лопаток.

Удар и неповторимый запах чешуи трандошан в сочетании со страхом вызвали к жизни воспоминания. В воздухе над головой повисла небольшая, очень четкая голограмма: три фигуры, двое мужчин и куарренка, сидят за столом в самом темном углу забегаловки. Мужчины беседуют. Один из них — его отец — в раздражении тычет пальцем в собеседника, а лицо его медленно наливается краской.

Хотелось зажмуриться, закричать, не видеть того, что сейчас произойдет. Но Корран смотрел. Сйчас войдет трандошан, думал он. В старом пыльнике.

Трандошан, охотник за головами, закунный в старый мешковатый плащ, прошел мимо столов, извлек лазерный карабин, вставил обойму и вскинул к плечу.

Куарренка словно взорвалась, превратившись в черный туман. Два выстрела пришлись Хэлу Хорну прЯМО в грудь, отца отбросило к стене, потом он медленно соскользнул на пол. Коротышка, его собеседник, опрокинул стол и нырнул в ненадежное убежище как раз в то же мгновение, когда трандошан разнес столешницу в щепки. Коротышке досталось три выстрела — в торс и в голову.

Корран видел самого себя. Он не понял, как попал в голограмму, он просто очутился там, стоял на коленях среди горящих обломков стола, держал на ках тело отца, стирал кровь и куарренский ихор с его лица подсунутой кем-то тряпкой и больше всго на свете желал, чтобы отец открыл глаза и сказал, что все обойдется.

В груди отца чернели две дыры. Из одной толчком выплеснулась кровь. Мир расплылся, затем все цвета перемешались, стали ослепительной белизной гиперперехода.

А потом Корран оказался в реальном пространстве лицом к лицу с Йсанне Исард в абсолютно белой комнате.

— Как мило, — улыбнулась Снежная королева. — Все твои допросы всегда заканчиваются смертью отца. Целая толпа судебных психиатров сказала бы, что твоя одержимость происходит от строгих правил и дисциплины, столь же бесполезных, как тренировки джедаев. Я — не скажу.

Хорн беспомощно хлопал глазами. Он пытался и не мог вспомнить, как попал в комнату для допросов, как его привязывали к дыбе. Плечи, грудь, пояс, запястья, лодыжки — все было накрепко прикручено к ней ремнями, так что он даже дышал елееле. Он ничего не помнил, кроме того, что только что видел, но горло саднило. Создавалось впечатление, что он долго говорил… или кричал… или даже орал благим матом.

Исард повернулась, демонстрируя точеный профиль и кивая неводимому персоналу за зеркальной стеной, — То, что я узнала, привело бы в восторг кореллианский Диктат, но мне эта информация ничего не дает. Ты даже не сумел добраться до каких-либо значимых постов… нужно же было твоему командиру так не вовремя сломать себе ребра! А может быть, ты просто сопротивляешься допросу, а?

Корран с трудом мотнул головой.

— Ты взяла не того парня, — произнес он, недоумением осознавая, что то хриплое карканы которое только что раздалось в помещении, был его собственным голосом.

— Это точно. Что ж, — глаза женщины сузились, — значит, мне остается превратить тебя в нужного парня, не так ли? Не отправь тебя Гил Бастра в другие системы, ты присоединился бы к Альянсу гораздо раньше. И попал в доверенные лица Айрену Кракену, а я получила бы массу ценных и полезных сведений. Что ж, еще можно было вернуть тебя обратно, в эскадрилью, чтобы приглядывал там за своим дружком Селчу.

— Нет.

— Нет? Кракен должен был это сделать. Ты — же человек, верно?

— Нет.

— Будь я склонна верить во все, я бы тебе поверила. К несчастью, мне нужны доказательства, — она шагнула в сторону, кивая трандошану, который й вкатил в комнату незнакомое устройство, ощетнившееся щупами и иглами. И устройство как-то очень явно сочеталось с дыбой, на которой был распят Корран. Запахло озоном. Хорну захотелось поежиться, но ремни держали крепко.

27
{"b":"26245","o":1}