ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

17

Войти ему помогли таким отменным тычком, что Корран влетел в темный проем головой вперед. Он успел сгруппироваться в полете и понадеялся, что не приземлится на ту самую голову. Сначала он ударился ногами обо что-то твердое, потом приложился плечом. Затылком, ногами, спиной, опять затылком. .. Он что-то сметал со своего пути, это что-то вскрикивало и посылало его ко всем ситхам и ранкорам на свете. Полет завершился, когда Хорн врезался в нечто столь массивное, что сбить так просто не получилось.

Корран открыл глаза и в тусклом свете разглядел ухмыляющуюся бандитскую рожу, обросшую клочковатой рыжей с проседью бородой. Для полноты картины и Хорн, и обладатель заросшей физиономии расположились в восхитительноромантической позе. Бородач стоял на одном колене; очевидно, опустился на него, чтобы остановить новичка, а Корран живописно разлегся у него на втором колене, преклонив голову на могучую грудь. Вокруг недовольно гудел потревоженный народ.

Бородатый бандит встал (Корран с громким стуком ударился затылком об пол), отряхнулся, наклонился и угрожающе уставился на него.

— Недурственно.

— Я не сам… — Корран безуспешно пытался поднять себя с пола.

Наконец это ему удалось, и он сделал попытку привести в порядок одежду.

Его несколько тревожило, что он не помнил, когда и каким образом напялил на себя мешковатый бурый балахон длиной до колен. Еще больше он встревожился, выяснив, что под балахоном на нем больше ничего нет. Он сказал себе: это часть психологического воздействия. Отбери у человека одежду, и он лишится части привычного образа жизни. Он посмотрел на здоровяка. Бородач с интересом разглядывал Коррана, взгляд его не предвещал ничего хорошего.

— Трандошаны никого не любят, — вдруг сказал бородач и протянул Хорну мясистую лапу. — Я — Урлор Сетте.

У него не хватало двух пальцев, но, похоже, этот факт не смущал бородача.

— Корран Хорн.

— Рад знакомству, — Сетте ткнул пальцем куда-то налево. — Пошли, познакомишься со стариком.

Знакомая интонация. Хорн точно так же звал стариком Гила Бастру. Наверное, местный лидер. Интересно, перевод к основному «населению» тюрьмы — очередной трюк Исард, или Снежная королева утратила интерес к его скромной персоне? Он не четко помнил, что происходило во время допроса, что он говорил, а что нет. Придется следить за собой.

Урлор без дальнейших комментариев устроил Коррану небольшую экскурсию по тюремному комплексу, в результате чего у Хорна сложилось твердое убеждение, что комплекс вырезан в горе.

На полу лежал толстый слои пыли, поднимавшейся при каждом движении. За неспешно бредущим Урлором тянулся облачный шлейф. Корран чихал, как простуженный эопи. В потолок были вмонтированы простые лампы, зеленоватожелтый свет придавал общей картине жутковатый оттенок. Пыль светилась, тела казались серыми.

Урлор остановился и полез в узкий проход, такой низкий, что даже Коррану пришлось нагнуться. Обнаружившаяся круглая пещерка тоже была невелика, метров шесть в поперечнике, и здесь их уже ждали. При появлении гостей седовласый бородатый старик свесил ноги со сплетенного из тряпичных полос гамака. У Коррана немедленно возникло четкое ощущение, что он где-то уже видел этого старца, а может, его голограмму, но даже если и так, то очень давно.

— Этого человека зовут Корран Хорн. Его только что привели к нам.

Старик поднялся и оправил тунику, затем, прищурившись, стал разглядывать новичка. Корран поежился, он чувствовал себя точно так же, как когда-то в академии на Кореллии, когда на него тяжело воззрился сержантинструктор. Благообразный старик ничем не напоминал того могучего сержанта, у которого шея начиналась от ушей и плавно перетекала в мощные плечи, но от ощущения Корран никак не мог избавиться.

— Подойди-ка поближе, сынок, хочу на тебя посмотреть.

Корран осторожно приблизился, почувствовал, как сзади пристроился Урлор, готовый разорвать его на части, если Хорну взбредет в голову причинить вред старику.

— Я — пилот Разбойного эскадрона. Лейтенант.

— Ты похож на пилота, — кивнул старик. — У тебя хороший командир. Если принять во внимание, что Скайуокер не стал возвращаться к своим обязанностям, полагаю, там сейчас заправляет Антиллес.

— Так точно, сэр. Скайуокер в армию не вернулся. А Ведж Антиллес все еще служит, и он действительно мой комэск. Только я не…

Старик удовлетворенно покивал, что-то бормоча себе в бороду. Потом снова прищурился: — Ты с Кореллии.

— Так точно, сэр.

— Я мог знать твоего деда? Корран пожал плечами.

— Его имя Ростек Хорн. Он служил в КорБезе. Старик удивленно качнул головой.

— Да нет, я думал о другом человеке, еще со времен Войны клонов. Ростека Хорна я не помню, хотя наверняка встречался с ним раздругой. Это возможно.

Корран уставился на него, чуть ли не открыв рот. Он привык считать древних стариков в лучшем случае… рассеянными. Тот, кто стоял перед ним, — вернее, перед кем стоял он, — несмотря на снежнобелые волосы и морщинистую, словно увядший палли, кожу, дребезжащий немощный голос, соображал быстрее, чем многие сверстники Хорна.

Старик протянул ему высохшую руку: — Мое имя Иан, — взгляд его темных глаз сместился на Урлора, старик улыбнулся в бороду. — Что бы он тебе ни говорил, здесь чинов и рангов нет. Они существовали, когда мы все были людьми или прочими разумными. Здесь и сейчас мы все равны.

— Рад встрече с вами, сэр, — Корран осторожно пожал костлявую руку и удивился, настолько крепко сдавили его ладонь пальцы Иана.

Старик опустился на край гамака.

— Так говоришь, Антиллес наконец-то принял повышение?

— Так точно, сэр.

— Кореллианский чудоребенок, — пробормотал еле слышно Иан.

— Прошу прощения, сэр? Иан улыбнулся: — Не обращай внимания. Просто воспоминания. Значит, Антиллес теперь командир эскадрильи…

— Да, сэр.

— Он всегда казался мне уравновешенным молодым человеком. Из него получится хороший офицер. А кто командует флотом?

Корран замешкался. Вопервых, он с трудом представлял, чтобы Антиллесу подходило определение «уравновешенный». А вовторых: — Не уверен, что знаю, какие из известных мне тем вам действительно стоило бы со мной обсудить.

Иан хохотнул.

— Неплохо, мой мальчик. Если ты здесь, так только потому, что Исард высосала тебя досуха, как паук, но осторожность — дело полезное, — он опустил взгляд, глаза его почти скрылись под кустистыми снежнобелыми бровями. — Некоторые из нас находятся здесь аж с Йавина, вот и любопытно, что там и как. Новички часто рассказывают последние новости, так что судьба Императора — не секрет. И о ссируук нам тоже известно. Но за последние полтора года рассказывать некому. Ты — первый военный и не имперец, появившийся здесь за это время. С некоторыми гражданскими побеседовать было занятно, но об Альянсе они, как правило, ничего не знают, а то, что им известно, им рассказали в Империи.

Урлор опустил тяжеленную ладонь Коррану на плечо.

— Импы нам сказали, что Разбойный эскадрон уничтожен. Все погибли в местечке под названием Борлейас.

— Сладкие грезы, — фыркнул Корран, выворачиваясь изпод ладони Урлора, чтобы видеть обоих собеседников одновременно. — Нам там здорово досталось, это верно, но вовсе не так, как хотелось импам. Да, мы почти месяц зализывали раны, но мы вернулись и отобрали Борлейас. А оттуда отправились на Корускант, — он с гордостью улыбнулся старику. — Разбойный эскадрон прибыл на Центр Империи, сэр, и от их дефлекторов ничего не осталось. Жаль, что меня захватили и доставили к Исард. Но планетой владеет Республика. Она наша.

— Потому что вам ее отдали.

Корран развернулся, ушиб большой палец о невидимый в пыли камень и негромко выругался. Толстяк в черном балахоне, только что протиснувшийся в узкий лаз, обеими руками пригладил редеющие волосы.

— Ну? — спросил толстяк Коррана. — Как впечатления от планеты?

Иан, как ни в чем не бывало, величаво склонил благородную голову.

34
{"b":"26245","o":1}