ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ведж, прикусив губу, рассматривал свои руки. Больше всего на свете ему хотелось спрятаться за отцовскую спину.

— Я хочу вам верить, — голос подвел его, прозвучал сипло и еле слышно. — Но сейчас я чувствую себя точно так же, как на Йавине, когда мне приказали выйти из боя. Люк был прав, я ничего не мог сделать, но бросить их… это было неправильно.

— Я понимаю, но Скайуокер был прав, а Звезда Смерти уничтожена.

— А Биггс погиб. Если бы я остался…

— То, может быть, он был бы жив, а вы — нет, — Вессири с сочувствием качнул головой. — А если бр в ночь взятия Корусканта вы полетели бы на «охотнике», Корран бы не погиб, вероятно, вы и об этом думаете?

Нет, эта мысль в голову не приходила… вру, все время крутится, что если бы не сломанные ребра и так далее…

— Знаете, особого желания покончить с собой у меня нет.

— Ведж, я очень хорошо это знаю. Я видел точно такие же чувства у Йеллы, у Коррана, у его отца, у многих. Даже я, — Вессири прижал ладонь к груди, — я знаю это чувство. У всех нас есть друзья и знакомые, которые встретили преждевременную, по нашим понятиям, смерть. И если мы ничего не сделали, то спрашиваем себя: почему умерли они, почему не мы? В моем случае возникает вопрос: что я сделал, чтобы выжить? В вашем случае — ведь вы действительно противостоите злу — возникает вопрос: что вы могли сделать, чтобы предотвратить смерть товарища? У этих вопросов ответов нет. По крайней мере, в реальном мире. Для меня эти вопросы — точка отсчета размышлений, для вас и моей жены — источник гнева и горьких сожалений, — Вессири вдруг обнял нахохлившегося кореллианина за плечи, прижал чуть крепче, чем; полагается для утешения малознакомого человека. — Вот поэтому моя жена так ищет того, кто виновен в смерти Коррана. Это единственный способ для нее справиться с гневом и чувством вины. Она пришла в ярость, узнав, что вас вызвали свидетелем, потому что вы ее друг, но верность Коррану потребовала, чтобы Йелла сидела там и при необходимости помогала коммандеру Эттик. Какое счастье, что той не понадобилась помощь. Вы двое так похожи, и я полагаю, вы понимаете, каково сейчас Йелле.

— Да, я понимаю, — Антиллес потер ладонями виски. — И гнев я тоже понимаю. Просто спрашиваю себя, а был ли способ предотвратить смерть?

— Несомненно был, Ведж, но вам он не был известен. Если капитан Селчу шпион, то признаки этого не заметили ни генерал Кракен, ни Зима, ни Йелла.

— А Корран заметил.

Улыбка у Вессири наконец-то стала почти естественной.

— Я очень ценил Коррана Хорна, но он не всегда бывал прав.

— Вот и Свистун говорит то же самое…

— А уж кому не знать, как не ему! — Дирик Вессири убрал руку. — Держитесь своей веры в вашего друга, Ведж. Он заслуживает этого.

— Спасибо…

— Не стоит. Ну, так куда мне вас отвезти? Мы можем перекусить или выпить, а потом подойдет и Йелла.

Ведж покачал головой, не замечая внимательного взгляда собеседника.

— Еще два часа до окончания заседания, верно?

— Верно. Как раз после вас вызвали Зиму.

Зиму? Бедная Йелла… они с Зимой сдружились так, как нам с Йеллой никогда не сойтись. Присутствовать на ее допросе для. Йеллы настоящая. пытка.

— Вы нужны Йелле, — медленно проговорил Антиллес, боясь сказать больше, чем следовало, не подозревая, что каждым словом выдает себя больше и больше. — Нервы Зиме будут трепать почище моего. Вам нужно быть с Йеллой.

— А вам не нужно оставаться одному.

— Не останусь… — Ведж ткнул большим пальцем куда-то себе за плечо. — Спущусь на уровень ниже, погуляю по музею Галактики. Там есть галерея знаменитых преступников, а мне самое время навестить старых друзей. Потом я вернусь, когда закончится заседание, и приму ваше предложение. У меня такое чувство, что вечером Йелле совсем не захочется оставаться одной. Неважно, как все повернется, я считаю себя ее другом и не хочу, чтобы у нее были причины сомневаться в этом.

19

Сначала Гэвин терзал манжеты кителя, затем очередь дошла до воротничка. Он еще не придумал, с чем будет мучиться потом. Теперь он на сто процентов понимал, каково было командиру на месте свидетеля. Гэвин еще раз покрутил головой. По крайней мере, он сейчас направлялся не на трибунал.

Асир ловко подхватила его под руку, как только открылась дверь лифта.

— Все будет хорошо, — промурлыкала она. — Наша хозяйка — моя давняя подруга. Мы вместе учились в школе.

— Богатая подруга, — пробормотал в ответ Гэвин, — раз смогла арендовать орбитальный дворец.

Асир заурчала.

— Богатая, да, но по ней не заметишь, — она вытащила кавалера из лифта на платформу, с которой открывался великолепнейший вид на вогнутую чашу дворца.

И планету внизу. Гэвин зажмурился и вцепился в Асир.

— Впечатляет, правда?

— Это точно…

Гэвин осторожно приоткрыл один глаз. Дно чашидворца густо заросло диким лесом. Дарклайтер открыл второй глаз. Чаша висела над горным районом; вдали, за хребтом Манараи, виднелись шпили и узкие башни Императорского дворца.

— Не могу поверить, что я здесь… Асир недоуменно оглянулась.

— Что-то не так?

Ох, с чего бы начать?..

— Да нет, все в порядке. Просто… ну, на Татуине нет орбитальных дворцов… В них там небезопасно. Одна песчаная буря, и ты на земле.

Ботанка погладила его по плечу.

— Здесь надежные генераторы. Репульсорлифты не откажут. Не бойся.

— И там сплошная сельва, — Гэвин кисло улыбнулся. — Тебя тогда с нами не было, но поверь, здорово похоже. Меня подстрелили в лесу на Таласеа, точно таком же. У меня все внутри переворачивается, как только вспомню об этом.

Асир приложила подушечки лапки к его животу, туда, где под одеждой был шрам.

— Я видела твой сувенир, любимый. Бакта иногда шутит шутки.

Дарклайтер покраснел от смущения.

— Ага.

— И, помоему, нервничаешь ты по другой причине. Здесь слишком много моих сородичей, — ботанка прижала коготок к его губам прежде, чем он успел возразить. — Я знаю, ты не ханжа. Иначе тебя бы здесь не было. Но ты сам говорил, что практически всю жизнь провел среди людей. Я понимаю твои чувства, поверь мне. Аюбимый, я чувствую себя точно так же там, где много людей.

Гэвин скис окончательно.

— Я должен был… я… прости меня…

— Все в порядке, — Асир широко улыбнулась. Гэвин вздрогнул, увидев пасть, полную острых зубов.

Ботанка расхохоталась.

— Идем, произведем впечатление на друзей. Дарклайтер встряхнулся, расправил плечи, пытаясь приободриться.

— Как скажешь, Асир, так и будет.

Они спустились по длинной дорожке, закручивающейся в воздухе спиралью над густым тропическим лесом, при близком рассмотрении оказавшемся оранжереей. Действительно, среди гостей преобладали ботаны, и они не стеснялись пялиться на необычную пару. Гэвин решил считать, что все дело в наряде Асир, длинном одеянии без рукавов из переливающейся пурпурносиней ткани, дополненном простым синим палантином. Одеяние не скрывало, как гибко и хищно перекатываются мускулы сильного тела Асир.

На других ботанках были похожие платья, но, кажется, в наряде Асир было что-то неправильно. Гэвин плохо разбирался в проявлениях эмоций у ботанов, но вздыбленная шерсть и распушенные гривы не оставляли сомнений — Асир произвела ожидаемое впечатление. Вообще-то Гэвин считал себя неотразимым в униформе Разбойного эскадрона, но по сравнению со своей спутницей он был черной дырой рядом со сверхновой звездой.

Когда они добрались до своеобразного внутреннего дворика, от группы собравшихся вокруг Борс-ка Фей'лиа соплеменников отделилась долговязая худая ботанка с чернобурым мехом, забавно контрастировавшим с золотистым одеянием.

— Асир Сей'лар! — воскликнула ботанка на общегалактическом. — Ты — загляденье!

Асир обняла подругу, потерлась щекой о ее щеку.

— Спасибо за приглашение, Аиска. Хозяйка повернулась к Дарклайтеру.

— А вы, без сомнений, дружок Асир. Вспомнив о хороших манерах, Гэвин изобразил полуофициальный поклон.

38
{"b":"26245","o":1}