ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Миры Артёма Каменистого. S-T-I-K-S. Окаянный
Говорите ясно и убедительно
Любовь и секс: как мы ими занимаемся. Прямой репортаж из научных лабораторий, изучающих человеческую сексуальность
Харизма. Как выстроить раппорт, нравиться людям и производить незабываемое впечатление
Женщины, которые любят слишком сильно. Если для вас «любить» означает «страдать», эта книга изменит вашу жизнь
Рыбак
Дама из сугроба
Как перевоспитать герцога
Поколение селфи. Кто такие миллениалы и как найти с ними общий язык
A
A

Заметив гостей, Кулаэрн втянули конечности и устремились к людям.

— Коммантер Антиллес, мы раты тебе! — вратикс протянули правую среднюю лапу и поотечески ласково потрепали Веджа по щеке.

И ты… то есть вы туда же… Ведж в свою очередь легонько похлопал по панцирю вратикс.

— Вы оказываете мне честь. Ходят слухи, что моя эскадрилья возглавит экспедицию на Рилот.

— Мы снаем. И мы снаем: красавитса Миракс идет с тобой.

— Верно.

До Рилота — пять дней пути, даже самый выносливый пилот едва ли высидит в кокпите «крестокрыла», поэтому десять машин будут погружены на борт «Отваги Суллуста», а Ведж отправится вместе с Миракс на «Скате». Если все пойдет, как планировалось, «крестокрылы» выгрузят (включая и тот, что уютно устроился у «Ската» в брюшке), грузовозы набьют риллом по самые дюзы, а истребители полетят в качестве бесплатного приложения и напоминания, что не нужно соваться к каравану. Так что хочешь не хочешь, а от пяти дней они все равно не застрахованы. Если только никто не догадается выслать им навстречу еще один транспорт.

Айрен Кракен тоже похлопал вратикс по хитиновому панцирю.

— Я привел коммандера Антиллеса, как вы попросили. Хотите что-то сказать ему?.

Судя по взгляду, сам Кракен с большим удовольствием запер бы коммандера Антиллеса под большой амбарный замок.

— Та, конечно, — застрекотали Кулаэрн, осторожно возложив две верхние лапы Веджу на плечи. — Мы проаналисировали вирус и расличные медитсинские препараты. Рилл может воздействовать на «крайтос». Эффект широкий. Мы исучаем.

Мы советуем: восьми хороший рилл. На Рилоте — плохой.

— У них есть и хороший, но они его не вывозят, это ясно даже таунтауну.

— Хорошо. Сапомни: самый реткий рилл — рилл кор. Хорошо действует. Убивает вирус. Привеси рилл кор. Привеси его много.

— Откуда мне знать, где хороший, а где плохой?

— Он на вкус… — Кулаэрн замолчали. — Мы тумаем: на вкус ты его не распоснаешь.

— Вероятнее всего, — согласился Ведж, отказываясь жевать непонятно что.

— Кор поглощает свет. Ультрафиолет не поглощает.

Здорово. Осталось только научиться видеть в ультрафиолетовой зоне спектра.

— Ну и? — Ведж хмуро воззрился на Кракена.

— Он абсолютно черный, — подсказал тот, улыбаясь. — Я раздобыл для вас кое-какое оборудование, но насколько я помню, ваш ганд видит в ультрафиолетовой гамме.

А еще он не спит, не дышит и отращивает заново оторванные конечности. Петь и плясать, правда, пока еще не научился, но мы над этим работаем.

Ведж опять повернулся к Кулаэрн: — Я привезу вам кор.

— Привеси, Ветж Антиллес, а мы вылетчим польных.

И свяжете меня обещанием представить вас на заседании правительства. Ведж улыбнулся. Не без содрогания поднес правую верхнюю лапу вратике к своему лицу; острые зазубрины слегка оцарапали кожу.

— Обещаю, мы вернемся раньше, чем вы думаете. Вы знаете, я всегда держу слово.

21

Вместе с другими заключенными Корран Хорн плелся по коридору. Он перенял туповатое, безнадежное выражение, которое видел почти на всех лицах. Он двигался, когда ему приказывали двигаться, и останавливался, когда приказывали стоять. Охрана, отягощенная штурмовыми доспехами, не должна ничего заподозрить. Для них он — один из многих, которых нужно загнать в шахту, а в положенное время привести обратно. Желательно в том же количестве.

Хорн очень надеялся, что возбуждение не прорвется сквозь маску тупой, сонной безынициативности. Всю неделю Корран планировал побег. Он даже коротко обсудил предварительный расклад с Ианом, принял к сведению поправки и пропустил мимо ушей просьбы бросить затею.

Перспектива погибнуть во время первой попытки угнетала, но не настолько, чтобы передумать. Хорн все время твердил, что раз его взяли в плен, то наверняка не убьют. Глупо, конечно, но почему бы нет? В КорБезе и Разбойном эскадроне он доверял своим чувствам, и чаще с успехом, нежели наоборот.

Особенно подкрепить предчувствия было нечем, зато были причины для оптимизма. Вопервых и вглавных, тот факт, что он все еще жив. Он не мог представить, чтобы Йсанне Исард кого-то оставила в покое, если только не придумала ему иного применения. Пока он не доказал, что беспокойства от него больше, чем пользы, он будет жить.

Вовторых (тут Корран с трудом удерживался, чтобы не начать лязгать зубами от страха), способ возвращения беглецовнеудачников. Большинство представляли собой обугленные скелеты или части таковых. Убедиться, что это были те же самые люди, что попробовали убежать, можно было разве что с помощью генетических тестов. А поскольку необходимого для этого оборудования заключенным никто не давал, приходилось верить охранникам на слово. Но, возражал себе Корран, точно так же можно взять любого заключенного с другого уровня, сжечь его до неузнаваемости и выставить останки на всеобщее обозрение. Все равно, только сама Исард будет знать, кто на самом деле сбежал, а кто не сумел.

В-третьих и впоследних, Корран уже понял, что Иан действительно тревожится за тех, кто невольно оказался у него под началом. Старик тревожился за жизнь Хорна точно так же, как переживал бы за любого другого заключенного, имперца или нет. И вовсе не изза боязни наказания. Иан не хотел, чтобы люди гибли напрасно. И он действительно верил, что когданибудь — рано или поздно, но лучше, конечно, пораньше — их найдут и освободят. Старик хотел, чтобы до этого дня дожило бы как можно больше людей.

Но если остальные могли спрятаться за спину Иана, самого старика добровольно взятая ответственность лишь подставляла под удар. Если умирал хотя бы один заключенный, с ним уходила какая-то часть души старого Иана. Корран даже представить боялся, как можно столько терпеть эту боль, и робко надеялся, что сможет снять с плеч старика хотя бы часть страшной ноши.

В семидесяти шагах от входа в жилую пещеру находился небольшой коридор, который вел в отхожее место. «Удобства» на первобытном уровне, но проточная вода там все же была. Еще тридцать шагов, и дорогу колонне перегораживали большие ворота; на ночь их запирали. Коррана ворота удивляли с того самого мгновения, как он их увидел. Хорн никак не мог понять их предназначения. На выходах и вдоль всех коридоров были установлены инфракрасные датчики. Ворота были просто лишние.

Двести три шага — вход в шахту. По виду: просто корабельный люк. Еще одна головоломка. Корран осторожно порасспросил заключенных. Кто-то из имперцев поведал ему слухи о том, что в «Лусанкию» сволокли остовы взорванных во времена Войны клонов кораблей. Ценные детали и части пошли на строительство, приборы вернули армии, металл переплавили и выгодно продали. Люк, и правда, новым не выглядел, как и все то явно флотское барахло, которое обнаружил здесь дотошный пилот.

Если бы байку про корабли ему рассказал кто-нибудь из гражданских или повстанцев, Корран и ухом бы не повел. Но поскольку поведал ее парень в черном балахоне, Хорн из чистой вредности немедленно стал верить в противоположное.

Шахта, к его разочарованию, шахтой как таковой не была. Но надо же было как-то называть вырубленный в скале прямоугольный зал с пятью расходящимися туннелями, которые делали шахту похожей на пятерню с растопыренными пальцами. Туннели перекрывались переборками — еще один горячий привет флоту! — с врезанными в них люками. Судя по размеру, в туннеле мог спокойно разместиться дроидшахтер, но в рабочее время люки всегда были накрепко заперты. Коррану ни разу не удалось увидеть, копается ли там хоть какой-нибудь дроид. Но, видимо, какая-то деятельность там все же происходила, потому что каждое «утро» заключенных ждали горы работы.

В буквальном смысле.

В дальнем углу зала наблюдались кучи огромных булыжников. С помощью отбойных молотков валуны следовало превратить в камни размером поменьше, полученное оттаскивали в центр зала, где кирками крошили камни в щебень. Кому не доставалось молотков и кирок, вооружались лопатами и, нагрузив щебень на носилки и в корзины, уносили его к конвейеру, а тот уже увозил его к стальной решетке под потолком.

43
{"b":"26245","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Сверхъестественный разум. Как обычные люди делают невозможное с помощью силы подсознания
Волшебная сумка Гермионы
Вместе навсегда
Иллюзия греха
Рунный маг
Обними меня крепче. 7 диалогов для любви на всю жизнь
Двойной удар по невинности
Девушки сирени
Цвет Тиффани