ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Не беспокойтесь, — фыркнул Хорн. — Я не Селчу.

Иан с интересом посмотрел на него.

— Селчу? Тикхо Селчу? Он был здесь несколько месяцев. Однажды его увели, и он не вернулся. Он предатель?

— Он — причина, по которой я здесь оказался. Он передал имперцам коды моего истребителя. Они ими воспользовались, и вот я сижу здесь, — Корран заставил себя разжать кулаки. — Исард сказала, что его сейчас судят по обвинению в моем убийстве. Да здравствует справедливость.

— Селчу был спящим, разве нет? — Урлор опять запустил пальцы в бороду.

Как бы Корран ни задыхался от ненависти, его передернуло от ужаса и сострадания к Тикхо. Он знал значение этого термина. Среди заключенных всегда были такие, кто серьезно пострадал во время допросов — как физически, так и душевно. По большей части их держали в амбулатории, но не всех. Ему даже довелось увидеть двоих спящих в КорБезе. Парни до какой-то степени восстановились, но им никак не удавалось сосредоточиться на чем-то конкретном, их внимание постоянно рассеивалось, а память подводила на каждом шагу.

— Я считал его спящим, — медленно проговорил Иан, — наверное, это было игрой. Если подумать хорошенько, у спящего есть одно преимущество перед другими. При них не стесняются и не боятся разговаривать. А когда такой человек «просыпается», слишком многие хотят помочь ему вспомнить все, — Иан досадливо поморщился. — А когда ему «стало легче», его вновь допросили. Он одурачил меня.

— Не вас одного. Он всех одурачил, даже Веджа, — жестко уточнил Корран. — Но больше он никого не одурачит.

* * *

Варварский и наивный праздник, устроенный в их честь Кох'шаком, удивил Веджа. Но еще больше его удивила собственная реакция на гостеприимство. В мановение ока было расчищено пространство неподалеку от кораблей Альянса. Потом тви'-лекки выложили круг из светящихся камней, которые они в большом количестве приволокли из пещер. Под шумок Ведж исследовал один из своеобразных светильников, он и на самом деле оказался лампой, а с виду — камень камнем, только светится. В их белоголубом свете, причудливо перемешивающимся с теплым отблеском факелов, люди стали казаться бледными призраками, зато тви'лекки превратились в синюшного цвета существ, словно вырезанных изо льда.

Холодность освещения хозяева возмещали горячей едой, оживленными разговорами и обильными возлияниями в честь гостей. Вокруг каждого пилота собиралась целая толпа, находили когонибудь, кто мог сносно изъясняться на общегалактическом, и устраивали настоящий гвалт. Голова уже ощутимо кружилась от выпитого, но Ведж не питал особых иллюзий о происходящем — его людей допрашивали, хотя и невероятно вежливо и добродушно. Лекку хозяев извивались и подергивались, комментируя услышанное и передавая вести от группы к группе. Потом все ответы будут пересказаны на совете племен и на их основе примут решение о будущем Рилота.

Когда гости абсолютно расслабились от напитков и были не в состоянии съесть еще хоть немного и унести все подарки, которыми их завалили тви'лекки, принесли новые блюда с дымящимся мясом и сладостями, а на специально расстеленном ковре расселись музыканты. Завизжали струны. Ведж едва удержался, чтобы не поморщиться от острой боли, зато и Лиат Цайв, и Арил Нунб, похоже, нашли здешнюю музыку крайне приятной, потому что оба суллустианина прикрыли глаза и принялись раскачиваться в такт.

Веджу хотелось куда-нибудь спрятаться от неожиданного веселья, но найти укрытие он не сумел, он даже не сумел как следует оглядеться — в основном изза того, что происходило в центре круга. Туда выскочила крохотная, стройная тви'лекка. Ее покрытые сложной татуировкой лекку хлестали по воздуху, словно плети, обвивались вокруг тела танцорки, когда она изгибалась и кружилась под музыку, такую же дикую, как ее танец. Из одежды на тви'лекке наблюдалось всего две полоски ткани, готовые соскользнуть в любое мгновение. Под тонкой гладкой кожей переливались неожиданно сильные сухие мускулы. Девочка шкодливо подмигнула Веджу, получив от него ответную улыбку, и закружилась перед следующим гостем.

Казне'олан обернул один из своих лекку вокруг плеч кореллианина.

— Сиенн'ра — единственное достойное дело, которое Биб Фортуна совершил в своей жизни. Он похитил ее у родителей и хотел подарить Джаббе Хатту. Он научил ее танцевать. Ваш Люкскай'уокер спас ее от Джаббы. Ее танцы всегда были неподражаемы, но сегодняшней ночью она достигла идеала.

— Она восхитительна, — вырвалось у Веджа. Отрицать, что ее танец потряс и возбудил его, было глупо и не слишком честно. Ведж забеспокоился. Девушка была настолько соблазнительна, а реакция на нее на физиологическом уровне настолько бурная…

Казне'олан легонько похлопал его по плечу.

— Друг мой, нет ничего невозможного. Я могу сделать так, что сегодня ночью она будет танцевать только для тебя.

Ведж в панике попытался вскочить, но не сумел вырваться из объятий хозяина.

— Я благодарен за предложение, но… Казне'олан понизил голос до шепота: — Сиенн'ра особо просила передать тебе, что хочет танцевать для тебя. Она хорошо знает твою историю и считает тебя достойным героем.

— Ясно, — Ведж обреченно сглотнул комок в горле.

Ему очень хотелось согласиться. Чувственная красота Сиенн'ра, ее полные губы, темные шаловливые глаза, гибкое, великолепно сложенное тело — все в этой девушке обещало разнообразные удовольствия, на которые он обычно не находил времени… Может быть, пробил час поправить дело? Ведж облизал пересохшие губы.

— Передай ей мою глубочайшую благодарность и величайшее сожаление, потому что я вынужден отказаться, — слова складывались во фразу с неимоверным трудом, в голове билось осознание того, что он величайший из идиотов в Галактике, а дрожь почти не удавалось сдержать. — Сейчас я прилетел по поручению Альянса. Может быть, позже, когда я буду здесь, не связанный обязательствами…

— Думаю, она поймет.

— Надеюсь на это… — Ведж вытер мокрый лоб. — Можно задать вопрос?

Один из лекку дернулся.

— Задавай.

— Ты странно произносишь мое имя. И имя Навары Вена ты тоже произнес слитно. А когда упомянул Биба Фортуну, то получилось раздельно. Почему?

Казне'олан настолько медленно и изысканно кивнул, что его лекку аккуратно скользнули по плечу Веджа.

— Биб Фортуна принадлежал клану Уна. Он предал собственный народ и был изгнан. Совмещение личного имени и имени клана для нас — знак принадлежности. Разделение — заявление о расстоянии между личностью и его народом.

— А как вы решаете, каким станет имя? Навара из клана Вен, но у вас-то получается «авен».

— А еще мне известно, что твоя фамилия Антиллес, но я разбил ее на две части.

— Точно.

Тви'лекк весело рассмеялся.

— Имена у нас даются согласно строго установленным правилам, так что трансформация их — величайшее знамение. Например, «вен» означает «серебро», «навара» можно приблизительно перевести как «язык» или «говорящий», а все вместе дает — «одаренный оратор». Но если его имя произнести как «Навара'вен», то изза странностей нашего языка получится «тусклое серебро», Мы просто слегка подправляем значение, когда произносим имя иначе.

— Потрясающе, — Ведж чувствовал себя гораздо лучше, когда миновала опасность остаться наедине с невероятно соблазнительной девушкой. — А что означает мое имя?

Тви'лекк неодобрительно дернул левым лекку, но тем не менее улыбнулся.

— Нехорошо напрямую переводить чужие имена из другого языка, но… Самое близкое, что можно придумать, — «убийца звезд».

— Ничего себе!

— Да, гораздо предпочтительнее того, что предлагает общегалактическое произношение.

— А там как?

— Очень трудно перевести.

— А приблизительно?

Лекку Казне'олана ходили ходуном.

— В общем… — он замялся. — «Тот, кто подл настолько, что вызывает отрыжку даже у ранкора». Только не совсем отрыжку…

Ведж расхохотался.

49
{"b":"26245","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Дневник жены юмориста
Свой, чужой, родной
Гнездо перелетного сфинкса
Последняя миссис Пэрриш
Если с ребенком трудно
Адвокат и его женщины
Человек, который хотел быть счастливым
Ласковый ветер Босфора
Двойной удар по невинности