ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Помоему, мне больше по душе ваше произношение, — он сморщил нос.

Дальнейшее введение в культуру тви'лекков было прервано легкой вибрацией, пробежавшей по почве. Ведж счел вибрацию результатом подъема решетки, поэтому посмотрел на выход из пещеры.

Из туннеля неторопливо выплыло шесть потрясающе уродливых кораблей — тремя парами. Безошибочно узнаваемые плоскости «крестокрылов» были привинчены по бокам круглого кокпита ДИ-истребителя. В довершение ко всему это сооружение еще ухитрялось вращать плоскостями в любых направлениях, немного напоминая «бритву».

Никогда такого не видел. Похоже, местная разработка. Плоскости сложились, из брюха необычные корабли выдвинули посадочные стойки и приземлились ровным полукругом, явно угрожая всем присутствующим.

Первым на свет выбрался дюжий тви'лекк в черном имперском комбинезоне, который он удачно разнообразил алой набедренной повязкой и плащом — знаками воина. Его лекку были украшены татуировками, значения которых Ведж не знал, но предположил, что это местные письмена.

Музыка стихла. Сиенн'ра перестала танцевать и юркнула Веджу за спину. Антиллес, старательно не думая о горячей волне, окатившей его при прикосновении танцовщицы, поднялся, заслоняя ее. Казне'олан встал по одну руку, рослый, обрюзгший Кох'шак по другую. Приближающийся к ним воин был огромен, выше Веджа сантиметров на сорок и тяжелее килограмм на тридцать. Как он ухитрился втиснуться в кокпит «колесника», для Антиллеса осталось загадкой.

Воин разорвал круг быстро расступившегося перед ним народа, остановился в пяти шагах от Веджа.

— Я — Тал'дира, первый среди воинов. Ты, тот, кто не носит лекку, но одет в одежды воина, ты — Ведж'антиллес?

— Я — Веджан'тиллес, — задиристо поправил кореллианин.

Тви'лекк вздернул бровь, услышав ответ.

— Ты пришел к нам за риллом?

— Я пришел за рилл кор, — опять поправил воина Ведж и заслужил небольшую награду: громкий всхлип Кох'шака и подергивание лекку Тал'диры. — У тебя с этим проблемы?

— Никаких, Ведж'антиллес, — заверил его воин. — Если… — из ножен, спрятанных в перевязи, он достал два тонких, длинных клинка, -… сумеешь в бою доказать, что ты — воин. Воин должен иметь дело с воинами. Выиграй схватку, и кор будет твоим.

Сердце зачастило. Если бы дуэль должна была состояться не на земле, Ведж не задумался бы ни на секунду. «Крестокрыл» против того чудовища, на котором прилетел Тал'дира, — не смешите меня, господа, он даже не вспотеет. Но на ножах… Но на Корусканте нужно лекарство. Если мне придется нарезать эту помесь тви'лекка и ранкора на ломти, я сделаю это.

Ведж протянул руку за оружием: — Я буду драться.

Тал'дира кинул ему один из клинков.

— Воины должны иметь дело с воинами, — повторил он.

— Прямо мысли мои читаешь, — эхом откликнулся Ведж.

Тви'лекк удовлетворенно качнул лекку.

— Хорошо.

Ведж опробовал острие клинка большим пальцем: — Я готов.

— Ты — да, твой противник — еще нет, — Тал'дира внимательно огляделся по сторонам, потом уделил внимание каждому из Проныр.

Они все были в боевых одеяниях, и судя по выражению лица Тал'диры, он находил это зрелище отвратительным. Он еще раз прошелся вдоль строя, откровенно оценивая пилотов, разглядывая каждого с ног до головы и чуть ли не ощупывая мускулатуру.

Желудок от волнения был готов взорваться. Угораздило же так влипнуть! А если эта скотина выберет одного из них? Ведж был в курсе жестокости тви'лекков. А если Тал'дира решит, что я должен убить одного из своих? Просто, чтобы получить удовлетворение?

Тал'дира посмотрел на него, словно прочитав его мысли.

— Я сделал свой выбор. Готовься.

— Я уже давно готов, — честно признался Антиллес.

— Хорошо, — воин бросил клинок Кох'шаку. — Я выбираю тебя.

Надо отдать тому должное — оружие он поймал. Но испортил момент, выпустив его из разжавшихся вялых пальцев и выпучив глаза. Клинок отскочил от внушительного живота. Тучный тви'лекк наклонился было за ним, толстые пальцы цапнули воздух.

Неуловимым текучим движением, почти посрамившим танец Сиенн'ра, Тал'дира качнулся вперед и подхватил падающий клинок. С негромким гудением клинок ожил в его руке. Легкий взмах, пряжка, скреплявшая плащ Кох'шака, упала наземь, плащ последовал за ней. Тал'дира далеко не нежно ухватил один из лекку упитанного сородича и приставил клинок к его шее.

— Воинам следует иметь дело с воинами, Кохш'-ак! Веджан'тиллес пришел к нам как воин и привел с собой воинов, даже нашего Навар'авена. Ты знал об их миссии на Рилоте, но спрятал знание от меня, чтобы забрать себе дары, которые привезли бы с собой гости. Подходящий поступок для торговца, недостойно для воина, Кохш'ак!

Наученный собственным опытом Ведж уже не раз обратил внимание на разницу в произношении имен. Он понятия не имел, что теперь означает имя толстого портмастера, и подозревал, что не слишком хочет узнать. Он просто был рад, что гнев Тал'диры обрушился не на его голову.

Наконец, тот отпустил Кох'шака, отправил оружие в ножны и повернулся к гостям.

— Клинок, что у тебя в руках, мой дар тебе, Веджан'тиллес. То, за чем ты прилетел, кор, доставят тебе. Это тоже подарок — одного воина другому. Мы отдадим его с радостью и надеждой, что он исцелит тех, кто пострадал от трусов и подлецов. Прости меня за нарушение этикета — вот и все, что я прошу взамен.

Ведж тоже сунул клинок за голенище сапога.

— Воин не спрашивает с другого воина за дела торговца, — сказал Антиллес и показал на корабли Альянса. — Там есть подарки от моих воинов твоим, я предлагаю их тебе от чистого сердца, как положено среди воинов.

Тал'дира в восторге хлопнул Веджа по плечу. Тоже от души и от чистого сердца. Пришлось приложить немалое усилие, чтобы устоять на ногах.

— Ты и твой эскадрон знаете, что такое честь, Веджан'тиллес. Окажи мне истинное удовольствие, присоединись ко мне в тви'йани, пусть торговцы потеют, разгружая и нагружая наши с тобой корабли, — могучий тви'лекк обнял Веджа за плечи; второй рукой он махнул музыкантам. — Играйте для наших гостей, играйте, как никогда не играли. Теперь вы будете услаждать воинов, что вам еще надо в жизни?

Он извлек из толпы Сиенн'ра и толкнул ее Веджу в объятия.

25

Во рту пересохло, и вовсе не от работающей дробилки. Последние два дня Корран мог думать только о своем эксперименте, а теперь вот медлил и убеждал себя, что всего лишь ищет подходящий камешек. Такой, что сразу же докажет его правоту.

Булыжник ему все же попался — похожий на раковину съедобного моллюска и сразу напомнивший о МЗ, у которого голова была точно такой же формы. Камень так удобно разместился в ладони, что сразу стало понятно: это он. Он довольно тяжелый. И цвет подходящий, его будет видно. Черный в светлую крапинку.

Ладно, пора в последний раз облизать сухие губы, перестать трусить и как следует размахнуться. Хуже его жизнь уже не станет. Он заперт в тюрьме, о которой не слышала большая часть населения Галактики, а оставшееся меньшинство считает ее страшной сказкой и вымыслом. Даже в КорБезе он слышал о ней только раз, и то мимоходом. До сегодняшнего времени он знал, что там очень плохо, — и все.

Коекто из заключенных уже поглядывал на Хорна с нарастающим любопытством. Только Иан и Урлор знали, что происходит, но все-таки пришлось подбить на оказание посильной помощи нескольких человек. Корран согласился, что охрану надо было отвлечь, но бурно опротестовал предложение задействовать кое-кого из имперцев. На это Иан ответил, что если участвовать будет только одна сторона, то охранникам это покажется подозрительным. Пока они спорили, Урлор привел долговязого сумрачного парня, того самого, что высказал мнение про особняки и дорожки из гравия. Этого представителя противника Хорн согласился терпеть. Иан потом объяснил, что выбрал имперца исключительно за молчаливость, холодное отношение к Альянсу и татуировку элитных десантных частей на левом бицепсе.

50
{"b":"26245","o":1}