ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Мои Мотма поблагодарит нас за то, что согласились прийти, потом объявит, что трибунал над Селчу состоится. Временное правительство не имеет права вмешиваться в дела армии. Мы не можем даже решать, будет ли разбирательство открытым или нет. Его вина — дело решенное, говорить будут только о степени наказания.

— Вина — дело решенное, — эхом повторил Ведж. — Честный и непредвзятый суд. Берусс говорила о том, что у нас нет судебного права… она это имела в виду?

Принцесса кивнула.

— Иными словами, да. Но у нас нет сейчас времени выносить решения о судебной структуре целиком, что уж тут говорить о юрисдикции и деталях. Например, надо ли судить подозреваемого в столице Республики, или суд должен происходить на его родной планете? Или планете истца? Не так легко собрать нормальное правительство. Процесс очень болезненный, случаются и потери.

— И Тикхо станет одной из них.

— К несчастью, да, — Лейя поникла. — Наверное, ты даже не представляешь, как хрупка сейчас Новая Республика. Йсанне Исард преуспела со своим вирусом, уже начались трения между людьми и негуманоидами. Уже ползут слухи, что некоторые из нас знали о вирусе, а теперь будто бы мы поощряем всех вернуться на родные планеты, чтобы распространить эпидемию дальше. А ведь есть еще и те, кто обвиняет нас в бездействии, в том, что мы не можем раздобыть достаточно бакты. А армию без бакты тоже оставлять нельзя. И если Зсинж или Исард решат вернуться, мы окажемся в бедственном положении. Если мы попытаемся купить бакту на стороне, взлетят цены, или, что хуже, мятежникиашерн на Тайферре устроят саботаж на ее производстве. И ограниченные запасы уменьшатся до нуля, — Лейя все-таки заставила себя поднять взгляд и посмотреть кореллианину прямо в глаза. — Хорошо еще, что у нас нет министра финансов, потому что он донимал бы правительство тем, что мы банкроты.

Ведж сообразил, что у него от удивления открыт рот и, обретая контроль над мимикой, вымолвил: — Я не знал.

— Разумеется, не знал. Никто не знает, кроме членов правительства. Все так плохо, что я собираюсь просить помощи на стороне. А если этот секрет выйдет наружу, я буду отрицать даже тот факт, что мы с тобой знаем друг друга.

— Да, это вы можете, ваше высочество. Без сомнений.

Лейя выдавила слабую улыбку.

— Честно говоря, есть небольшая возможность, что мы сможем собрать достаточно бакты. Мы спасем многих, но не всех. Но даже если выздоровеет девяносто пять процентов, останутся миллионы обреченных… нелюдей. Шум поднимется такой, что Альянс просто развалится. А когда это произойдет, явится Исард, или Зсинж, или еще ктонибудь, и сметет нас.

Ведж смотрел на принцессу, слушал, как она говорит, а сам думал, куда подевалась девчонка с пылающим взором и язвительным язычком, в которую были влюблены юные горячие пилоты и которая бросила все, чем жила, когда в опасности оказался ее возлюбленный. Та девчонка могла подбить их на что угодно, даже на сумасшедшую атаку боевой станции Империи. Ей стоило сказать только слово, и они шли за ней, не задавая вопросов. А теперь ее слова текли мимо него, не трогая ни души, ни сердца.

— Тикхо здесь ни при чем, но он — человек, обвиненный в серьезном преступлении против своего товарища и героя Альянса. Если мы не устроим над ним быстрый суд, нас обвинят в потворстве людям. Предположат, что будь Тикхо — готалом или куарреном, то мы осудили бы его, признали виновным и казнили в течение одного дня. Обвинение беспочвенное, но мы не имеем права позволить себе быть обвиненными…

Да, разумеется, мы предпочитаем обвинять других.

— Так что Селчу предлагается стать жертвой во славу Альянса, — перебил Ведж Органу.

— Я предпочла бы, чтобы на его месте оказалась Йсанне Исард, но она вне досягаемости… не знаю, каким образом, но ее нигде нет. Вероятно, мы сумеем наскрести с десяток имперских чинов и осудить их за прошлые преступления, но тогда попрячутся остальные, и мы их никогда не отыщем.

Антиллес поморщился. С одной стороны, Альянс охотно принимал в свои ряды перебежчиков из Империи, с другой — с той же охотой отдавал их на растерзание. Веджу всегда казалось это не слишком честным.

— Ты права, — тщательно отслеживая невозмутимость тона, произнес кореллианин. — Создавать правительство — дело сложное.

— Но мы вынуждены этим заниматься.

Ее логика была безупречна. Но одной лишь логики не достаточно, чтобы убедить кореллианина.

— Мы должны…

— Похоже, отставка — это как раз то, чем должен заняться я.

Лейя отчаянно замотала головой, на мгновение вновь напомнив ту давешнюю девчонку.

— Нет, вовсе нет! Ты не уйдешь в отставку, Ведж! Ты не можешь!

— Почему? Война окончена. Всегда можно купить техстанцию здесь, на Корусканте, или вообще на Кореллии…

Он знал, что дерзит, но молчаливое согласие было бы равносильно тому, что он бросил Тикхо без прикрытия во время атаки. Селчу меня никогда не бросал, я не уйду без него…

— Ты не уйдешь в отставку, милый мой, изза того же самого чувства ответственности, которое заставило тебя угрожать нам отставкой, — принцесса улыбнулась. — Люди Кракена землю роют, и их интересует не только деятельность Селчу. Зсинж напал на караван с грузом бакты с Тайферры и практически весь присвоил. В конвое был один ашерн, он передал нам сведения о расположении космической платформы, на которую Зсинж увез бакту. А значит, кто-то очень хороший должен полететь туда и прикрыть наши войска с воздуха. Почему-то я сразу подумала о тебе и твоей эскадрилье.

— УЙТИ в отставку и обречь на смерть миллиарды, — задумчиво проговорил Ведж. — Или остаться и стать свидетелем казни близкого друга. Паршивый выбор.

— Нет, друг мой, это очень серьезный выбор, — голос у принцессы был мягкий и завораживающий. — Нелегкий выбор.

Ведж усмехнулся. Одернул китель. Заложил руки за спину; не так видно, как дрожат пальцы.

— Ошибаетесь, ваше высочество, — жестко сказал он. — Выбор сделать легко. Нелегко будет жить после этого, — он расправил плечи. — Будьте добры, уведомите правительство, что я пересмотрел свое решение об отставке.

— Я скажу им, что ты сделал свое заявление, чтобы подчеркнуть свою тревогу за капитана Селчу. Согласно словам Кракена, в течение недели тебе передадут необходимую информацию о задании. Да пребудет с тобой Великая сила.

— Я приберегу ваше пожелание для Тикхо, — сухо сказал Ведж; глаза его превратились в две узкие щелки. — Мне плевать, что приготовил нам Зсинж, то, что вы вознамерились сделать с моим другом, в миллионы раз хуже.

Тюремная униформа была так похожа на летный комбинезон, что Ведж Антиллес легко сумел бы вообразить, будто его друг вновь свободен. Только штанины и рукава были гораздо короче и поэтому не мешали кандалам. Веджа начало трясти от ярости и растерянности задолго до того, как привели Тикхо, а уж когда он увидел кандалы, Наваре Вену пришлось силой удерживать командира.

Селчу поднял голову и улыбнулся. Он был гораздо выше Антиллеса, но такого же сухощавого и гибкого сложения. Красивый, светловолосый, с глазами такой яркой синевы, какой Ведж не видел ни у кого другого. Тикхо поднял руки, приветствуя посетителей, и ухитрился сделать вид, что кандалы ему не мешают. Может быть, ему они и не мешали, но Антиллеса из себя выводили. Селчу терпеливо подождал, когда охранник откроет транспаристиловый барьер, отгораживающий его от Веджа и Навары, потом вошел.

Ведж тут же поднялся, но охранник предупреждающе взмахнул жезломстокхли: — Отойдите от заключенного, коммандер.

Навара тоже встал и крепко взял Антиллеса за локоть.

— Командир, нам запрещен физический контакт, — негромко сказал тви'лекк, глядя в бешеные глаза кореллианина. — Никому нельзя дотрагиваться до заключенных. Правила безопасности.

Ведж выдернул руку: — Ладно!

Навара скосил розовый глаз на охранника.

— Вы выполнили ваши обязанности, — прожурчал тви'лекк. — Теперь я требую, чтобы вы оставили меня наедине с моим клиентом.

Грузный квадратный охранник подозрительно осмотрел Антиллеса щелками глаз, выразительно постучал по ладони жезлом. Ведж сдерживался из последних сил, только стоящий между ним и охранником высокий, плотный Навара мешал коммандеру доходчиво объяснить, что именно он думает о сложившейся ситуации. Тот же Навара мешал и охраннику.

6
{"b":"26245","o":1}