ЛитМир - Электронная Библиотека

ГЛАВА 32

Корран все время косился на хронометр в углу центрального дисплея; ничего не мог с собой поделать, взгляд самостоятельно уплывал туда.

— Свистун, подтверди, что мы опаздываем на десять стандартных минут.

В ответ его так забористо обложили, что Корран заподозрил, что астродроид в последнее время слишком много общался либо с Шибером, либо с его хозяином.

— Отлично, спрашивать, на сколько опоздали наши друзья, я не буду… по крайней мере, каждую минуту.

Хорн заставил себя сделать глубокий вдох и найти внутри себя некий покой, где-то он там должен был находиться; Скайуокер особо указывал, что если применять дыхательные упражнения, то обязательно отыщешь вышеуказанное. Разумеется, ничего не получилось. Вернее, результат получился совершенно обратный, Корран только еще больше разозлился. Ну да, на задание он согласился добровольно (почти добровольно, Ведж вел себя как диктатор и не хотел слушать никаких возражений), но мысль, что именно ему придется привести агента Исард на Йаг'Дхуль, Хорну претила. Обман, запланированный Бустером и Антиллесом, должен был сработать, и поиск базы переместится в разряд счастливых случаев, но с каждой секундой опоздания людей Каррде росли подозрения и дурные предчувствия.

Все бы ничего, но Корран не пребывал в одиночестве. Гэвин, Рисати и Инири делали облет системы, Миракс должна была вот-вот прибыть на «Скате-пульсаре». Никто из них не знал, насколько опасно задание. Корран понимал, что шансы оказаться в мире ином сейчас не выше и не ниже, чем при выполнении любой другой миссии, но чувствовал бы себя много легче, если бы мог сказать, что происходит на самом деле. Если бы, конечно, сам знал, что на самом деле происходит.

На консоли комлинка замигал огонек. Хорн нажал кнопку.

— Девятый слушает.

— Привет, девятка, это «Скат», — голос Миракс подействовал словно бальзам на его измученное подозрениями сердце. — Слушай, мы все равно ждем, не хочешь поведать, что такого ты наговорил моему обожаемому папочке?

Корран нахмурился.

— А ты откуда знаешь?

— Ну, я могла бы сказать, что ты разговариваешь во сне, но ты ни в чем таком не замечен.

Он даже видел, как на ее пухлых губах играет улыбка.

— Когда мы вылетали, папочка прислал мне личное послание. Обычно в нем говорится, чтобы я удостоверилась, что ты хорошо заботишься обо мне. На этот раз речь шла о том, чтобы я не спускала с тебя глаз и во всем слушалась. Почувствуй различие. Почувствовал?

— Ага.

— Итак?

— Мы поговорили.

— Или ты немедленно сознаешься, или я уговорю М3, что ему необходимо больше времени проводить в беседах с тобой.

— Эй, глуши турболазеры, — Корран помялся немного для приличия, потом тяжко вздохнул. — В общем, мы с твоим отцом все обговорили. Он сказал, что я бросил тебя на Тайферре…

— Чего?!!

— … а я обвинил его в том, что он бросил тебя, отправившись на Кессель.

— Чего?!! Ты ему так и сказал?

— Ну да, потом добавил, что ты была для него всем и что он должен только радоваться, что тот, кем интересуется его дочь, имеет тот же уровень ответственности и запас внутренних сил, что и он.

— А почему у тебя ноги и руки еще на месте?

— Миракс, твой отец вовсе не вуки, — Корран несколько нервно рассмеялся, потирая все еще ноющую челюсть. — Кроме того, именно на этой фазе в разговор вмешался командир.

— А, теперь понятно, почему вы оба все еще живы.

— Верно. Ведж указал нам, что поскольку ты любишь нас обоих, то у нас больше общего, чем разногласий. Вообще-то он сказал, что мы оба должны повзрослеть и начать вести себя как взрослые и разумные люди.

Миракс захихикала.

— Прямо так и сказал?

— Нет, сначала съездил мне по физиономии, а Бустеру дал под дых. Твой отец очень удивился.

— Могу представить… Ведж вообще на него странным образом действует.

— По крайней мере, отец его выслушал, а потом мы оба приготовились начать новый раунд. Антиллес пригрозил, что пристрелит обоих, а я немного поработал мозгами, знаешь же, перед лицом непосредственной опасности я становлюсь почти гением. Так вот, я сообразил, что мне твой отец не нравится по неверной причине.

— Это как?

— Просто подсознательно я считал своим долгом перед отцом продолжать его соперничество с твоим родителем. И слишком поздно сообразил, что отец не имел в виду ничего личного. Он мог выслеживать твоего отца с большим рвением, чем других, но лишь потому, что твой папаша — добыча не из легких. Но он не ненавидел Бустера. А позволив себе поступить иначе, я на самом деле порочу все то, чему отец старался меня научить.

— Путано, но я могу понять, — голос Миракс стал мягче. — А еще тебя дергает, что твой отец никогда не рассказывал тебе про деда, да?

Корран обдумал этот вопрос, согласно кивнул — больше самому себе.

— Наверное, но не так, как я ожидал. Иногда я думаю, что меня вроде как предали, не рассказали, как будто я не достоин. А иногда я понимаю, что это совсем не так. Меня держали подальше от семейных тайн ради моей же безопасности. То, чего не знаешь, не сможешь разболтать. Я даже не знаю, помогал ли дедушка Хорн семьям других джедаев, но то, что может узнать один, раскопают и другие. И отец вбивал в меня кодекс чести, очень похожий на тот, которого придерживались джедаи. А еще он учил доверять инстинкту и предвидениям.

Хорн помолчал, не совсем понимая, чего его так потянуло на откровения в такой неподходящий момент.

— Знаешь, что меня больше всего беспокоит? Я знаю отца, он гордился своим происхождением. Должно быть, хотел поделиться со мной после смерти Императора, но не успел, Босск убил его… И я все думаю: как бы он мне рассказал, какими словами?

— А твой дед, Ростек Хорн?

— Он на Кореллии, под Диктатом. Не было возможности с ним связаться. Попробую, когда закончится наша заваруха. Но мне хотелось бы услышать, что отец рассказал бы о своем отце.

Вмешался Свистун.

Корран нехотя глянул на монитор.

— Что значит: нужно было только спросить? Дроид загудел.

— Ладно-ладно, это ты так оправдываешься. И что бы случилось, если бы я спросил? Свистун сыграл марш.

— Корран, что там такое болтает твой дроид?

101
{"b":"26246","o":1}