ЛитМир - Электронная Библиотека

Лицо бармена скисло как морда простуженного Джаббы Хатта.

— Не о том речь, песочные мозги. Ты знаешь, к кому прицепился? Это ж Миракс. Кантона затихла.

— И что? — в мертвой тишине произнес деваронец.

— Миракс Террик.

Иссиня-черная кожа деваронца значительно посерела, а родианец вообще приобрел позабытый на Татуине оттенок свежей молодой травы.

— Террик? Родня Бустера? Миракс приветливо улыбнулась и помахала бродягам ладонью.

Бармен кивнул и забрал стаканы со стойки.

— Начал думать наконец. Она его дочь. Так что начинай извиняться или зови йав, пусть измерят, какой понадобится мешок, чтобы сложить твои мощи после того, как ты совершишь последний прыжок, — Вухер указал дубинкой на коротышек.

Те умолкли на мгновение, впились в деваронца жадными взглядами и вновь яростно залопотали, размахивая короткими конечностями. Один даже настолько осмелел, что подошел и попробовал на ощупь сапоги деваронца.

— Бабки у родианца, — подсказал йавам Вухер.

Деваронец, не раздумывая, низко поклонился Миракс. Коррана он словно не замечал.

— Э-э… прошу… просим извинения, то есть за беспокойство. Я… э-э… не важно, конечно, буду рад услужить, если чего…

В тон ему жужжал и чирикал его приятель. Миракс изобразила ледяной взгляд, несомненно позаимствованный у кого-то из офицеров Империи.

— Вы заслоняете мне свет, — в пространство сказала она.

Парочка, глубоко и почтительно кланяясь, поспешила убраться. По кантине прокатился дружный хохот, за одними столами — открыто-издевательский, за другими — на всякий случай приглушенный.

Корран облизал губы и обнаружил, что во рту у него сухо, как в местной пустыне. Он залпом выдул все, что было у него в стакане, потом отобрал стакан у Миракс и опрокинул содержимое себе в рот. Только после этого он обрел голос.

— Что на тебя нашло?

— Я же говорила, соблюдай приличия, — девица была безмятежна. — Просто ты знаешь меня с хорошей стороны.

— А кто сжег того штурмовика на Корусканте?

— Не помню, может, и я. А что?

— Да, может, и ты… Но зачем провоцировать?

Миракс пожала плечами.

— А что со мной случилось бы? Ты бы справился с ними обоими. Я бы справился?

— Меня радует твоя вера в мои силы. Миракс протянула руку и потрепала Коррана по щеке.

— Не трусь, смельчак. Вухер обязательно вмешался бы. Мы с ним время от времени играем в эту игру, — она продемонстрировала Коррану правую руку, до этого спрятанную под столешницей; в ладони у Миракс удивительно ловко лежал небольшой лазерный пистолет. — Я все держала под контролем, дурачок.

Корран хмуро разглядывал подругу.

— Здесь что, у всех, кроме меня, родня во всех дырах? — спросил он. — Приземлились мы в доке восемьдесят шесть, потому что им владеет двоюродный или троюродный брат или дядя Гэвина. Встретиться должны с другим его дядей. Одно лишь имя твоего папаши ввергает в панический ужас двух местных амбалов…

— Да, — согласилась Миракс, — они бежали, как дроиды от йавов. И что?

— Просто интересуюсь, от кого еще мне придется передавать сыновний привет? Ведж, Рив, Навара? Ты на кого ставишь?

Миракс убрала руку.

— У Веджа нет близких родственников, — сухо сказала она. — Только я и мой папа. А Татуин вообще небольшая планета. Дарклайтеров здесь каждый басох знает. Видел тот особняк, над которым мы пролетали? Он принадлежит Хуффу Дарклайтеру. А что касается моего отца, то он успел наработать себе репутацию до того, как твой папаша упек его на Кессель. Легко могу вообразить, как в кабаке на Кореллии от твоего имени бледнеют посетители.

— Может быть, только давай не будем проверять реакцию немедленно, ладно?

— Не думаю, что упоминание о моем отце спасло бы наши шкуры, наткнись мы здесь на кого-нибудь из твоих старых врагов.

— Не думаю, что упоминание о моем отце спасло бы наши шкуры, наткнись мы здесь на твоего родителя, — Корран замолчал, потому что ему в голову неожиданно пришла совсем не приятная мысль. — А ты не известила, случаем, папочку, что крутишь роман с отпрыском его неприятеля?

— Крутишь роман, вот как? — на свет вновь появился небольшой бластер. — А я-то считала, что эту стадию мы миновали.

— Да, миновали, но уходить от вопроса — нечестно.

Миракс сдвинула брови.

— Нет, я ему не сказала. Пока ты был мертвым, в этом не было смысла… Мне не хотелось, чтобы он рассердился на меня, когда мое сердце разбито. А с тех пор, как ты восстал из мертвых, я была занята. Собственно, с тех пор, как он отошел от дел, я никогда не знаю наверняка, где его носит.

— Обычно после ухода в отставку поселяются в одном конкретном месте и отдыхают во всю мощь.

— У меня необычный отец, — Миракс улыбнулась, но слишком быстро, чтобы понять: грустно или весело. — Для Бустера слова «отошел от дел» означают, что отныне и навсегда он заключает сделки для друзей, а не ради выгоды. Он — посредник, оговаривает условия и цены. Очень удобно. Ты вроде бы и в деле, и ничем не рискуешь. Он счастлив, а это лучше, чем наоборот.

И поэтому ты ничего ему не сказала. Корран отвернулся; на душе было кисло без причины.

На его счастье, в кантину вошел Дарклайтер, застрял на пороге возле датчиков (кажется, владелец заведения недолюбливал дроидов, иначе зачем бы ему было вешать на стену устройство, истошно орущее при виде любого механического существа?). Гэвин повертел головой, разглядывая толпу с видом деревенского недотепы, обстоятельно выбил пыль из мешковатого балахона. Под балахоном при ближайшем рассмотрении обнаруживались когда-то давно белая рубашка, черный жилет, темные же штаны и высокие, до колена, ботинки. Кобура бластера крепилась довольно низко.

— Наш приятель просто заправский пират. Что не так в этой картинке?

Корран пожал плечами: не знаю.

— Он одет на кореллианский манер, но где ты видел белобрысых кореллиан?

— Уинсса Старфлер.

— Крашеная.

— Откуда ты знаешь?

— А у нее брат темноволосый. Все равно имечко подкачало, — Миракс помахала рукой. — Эй, Гэвин, мы здесь!

Да, решил Корран, особенно хороша для пирата неуверенная улыбка на веснушчатом румяном лице.

15
{"b":"26246","o":1}