ЛитМир - Электронная Библиотека

— Все готово?

Дарклайтер протолкался к ним сквозь толпу.

— На улице нас ждет флаер. Больше выбить ничего не удалось. Я попытался позаимствовать у дяди Хуффа машину покруче, но он говорит, что когда в прошлый раз одолжил свой флайер кому-то из Разбойного эскадрона, машину вернули не в лучшем виде.

— Так пошли отсюда, — Миракс вскочила на ноги и демонстративно повесила бластер на пояс.

Потом направилась к стойке, по дороге выуживая из кармана кредитки.

— Сколько я должна? Вухер качнул головой.

— Твои дружки все оплатили, — он бросил косой взгляд на деваронца и родианина.

Миракс повернула голову, ослепительно улыбнулась притихшей парочке.

— Да и тебе кое-что перепало, верно?

— Да возблагодарим за щедрость!

— Вот и славно.

Гэвин вывел их из кантины. Корран шел сзади и на всякий случай строго посматривал на попадавшихся по дороге гуляк. Выданная ему накидка позволяла быстро извлечь бластер или лазерный меч, но в глубине души Корран надеялся, что ему не придется воспользоваться оружием.

Носить лазерный меч было приятно и страшновато. Меч всегда казался ему изысканным оружием ограниченного пользования. При его роде занятий жезластокхли или обычого пистолета было более чем достаточно, чтобы справиться с ситуацией. Во времена Империи ношение лазерного меча считалось верным признаком принадлежности к Ордену, и мечи стали несколько непопулярны. Теперь, когда Новая Республика повсеместно раструбила о великом герое Скайуокере, многих вновь потянуло на приключения и кто ни попадя таскал с собой древнее оружие. Боишься носить бластер — носи лазерный меч.

Корран стеснялся открыто носить лазерный меч и одновременно гордился новым оружием. Он чувствовал себя вправе владеть им. Поначалу он думал, что таким образом выказывает неуважение деду, но потом сообразил, что Ростек Хорн рискнул карьерой и жизнью, чтобы защитить семью своего друга от ищеек Империи. Ростек любил вдову и сына Халкиона и просто так, и в память о погибшем друге. Дед был бы счастлив, если бы увидел у меня на поясе меч. Следовательно, нечего мяться.

Выйдя на солнечный свет, Хорн немедленно заслонил глаза ладонью. Только так он сумел разглядеть Гэвина, который махал ему из флаера. На взгляд Коррана, машина напоминала старый «соросууб КП-38», только побывавший в руках сумасшедшего механика. Пассажирский салон был расширен, а в свободное место втиснуты дополнительные сиденья. Столь грубое нарушение стройных обводов и пропорций оскорбляло эстета Хорна, но когда Корран разглядел под слоем пыли расцветку почтенного драндулета, ему стало плохо. Флаер был розово-коричневый.

Хорн положил ладонь Гэвину на плечо. Хорошо, что долговязый татуинец сидел, иначе пришлось бы подпрыгивать. Возможно, с разбегу.

— Знаешь, те самые вомпы-песчанки, охоту на которых ты так красочно описывал, должно быть, дальтоники, потому что на их месте я шарахался бы в испуге от этого корыта!

Гэвин криво усмехнулся и стряхнул с плеча ладонь кореллианина.

— У нас бюджет ограничен. Не нравится — иди пешком, — он рассмеялся. — Запрыгивай. Эта малышка по-прежнему умеет делать три сотни щелчков, несмотря на модификации, а крайт-драконов тошнит от розового, так что на месте окажемся быстро, а по дороге никто не сожрет.

Путешествие на самом деле заняло всего половину стандартного часа, что едва ли могло расцениваться как «быстро», а поездка по плоской, как стол, и бескрайней, как вселенная, пустыне, казалось, будет продолжаться целую вечность. Если бы не клубы пыли за кормой, Корран посчитал бы, что они вовсе зависли на одном месте. А когда за горизонтом в сизом мареве утонули вершины гор, вместе с ними исчезли последние ориентиры.

Тем не менее Гэвин ухитрился доставить их к дому своего дяди без инцидентов. Оказалось, короткий взгляд со «Ската» на жилище родственников Дарклайтера совершенно не подготовил Коррана к тому, что он увидел. Сверху все выглядело вполне обыденно — вырезанный в скальной плите квадрат двора, окруженный строениями, среди которых выделялась высокая башня. При взгляде с поверхности становилось очевидно, что если не считать башни, все остальные здания на самом деле были выстроены ниже поверхности планеты. Гэвин выскочил из флаера, остановив машину на широкой площадке, где уже стояло несколько подобных машин. Он махнул рукой, призывая Коррана и Миракс следовать за ним. Все здесь было ослепительно белого цвета, как будто сияния двух солнц было недостаточно, чтобы в глазах начинало рябить и резать. Конечно, разумно все строить из белого камня на такой жаре. По мнению Хорна, солнечной радиации на Татуине могло быть и меньше.

В арке входа стояла худощавая женщина то ли с седыми, то ли с выгоревшими добела волосами. Женщина улыбалась.

— Гэвин Дарклайтер, как ты вырос! Из-за ее спины с воплями выкатился клубок визжащих в азарте ребятишек.

— Тетя Ланаль! — перекричал их вопли Гэвин.

И заключил женщину в объятия, потом спохватился, выпустил ее и неуклюже всех перезнакомил, выдергивая из общей свалки очередного кузена или кузину, чтобы дорогие гости могли пожать им руку и погладить по головке. Потом дошла очередь до старших братьев. Корран потерял счет многочисленным Дарклайтерам и совершенно запутался в именах.

Ланаль с улыбкой сообщила в паузе, что приходится Хуффу Дарклайтеру третьей женой и что все эти дети ее.

— Смерть Биггса потрясла Хуффа, — добавила она простодушно. — И он решил, что ему нужно как можно больше наследников. А его вторая жена решила, что уже нарожала достаточно детей и больше этим делом не интересуется. Она ушла, а Хуфф женился на мне.

— Просто мама Биггса умерла еще до моего рождения, — затараторил Гэвин. — А тетя Ланаль, вообще-то, на самом деле сестра моей мамы, так что она мне даже вдвойне тетя! Вот.

В подтверждение тесных родственных связей Гэвин запечатлел на лбу женщины сыновний поцелуй. Для этого ему пришлось наклониться.

— Дядя Хуфф сможет принять нас? Беловолосая женщина кивнула.

— Он попросил провести вас в библиотеку. Сейчас у него неотложная и важная встреча, но скоро он освободится.

16
{"b":"26246","o":1}