ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Скажи, что будешь помнить
На Алжир никто не летит
Моя Марусечка
1356. Великая битва
М**ак не ходит в одиночку
Вы ничего не знаете о мужчинах
Гномка в помощь, или Ося из Ллося
Авернское озеро
#Лисье зеркало

ГЛАВА 9

Это все еще сон, твердил себе Ведж Антиллес. Когда турболифт остановился, ничто в Галактике не могло разубедить его в обратном. На летной палубе уютно разместилась дюжина «крестокрылов», а вокруг них роились механики. Единственное, что смущало, — правдоподобность зрелища. Сутолоку и деловитую суету в ангаре он видел такое количество раз, что мог спорить на что угодно — это реальность.

— Ущипни меня…

Тикхо Селчу улыбался так, что сумел бы затмить оба солнца Татуина.

— Ну, мы больше не служим Республике, и едва ли уместно летать под их флагом, верно? — пояснил он, выполняя приказ командира. — Вот я сидел, смотрел на машину Хорна и думал, какая она вся зелененькая, а эта черно-белая окантовка — просто чудо…

Он поймал на себе подозрительный взгляд Антиллеса и расхохотался.

— Короче, я решил, почему бы нам не перекрасить и остальные машины?

Он потащил временно онемевшего кореллианина вдоль истребителей. Кровавокрасный «крестокрыл» с белой диагональной полосой поперек кокпита сиял свежей краской и выделялся среди прочих машин.

— Этот — мой, — с гордостью возвестил Селчу. — Я копался в архивах. До того как Алдераан провел демилитаризацию, красный с белым были цветами нашей гвардии. А еще я попросил настроить систему «свой-чужой» на код Алдераана… со «Второй попытки», если честно. Я подумал, что если мы перекрасим фюзеляжи и перенастроим ССЧ на коды своих родных планет, никто не подумает, что мы служим Республике.

Ведж задумчиво жевал нижнюю губу. Тягостные размышления на его лице мог прочитать кто угодно. Тикхо забеспокоился, но, оказалось, что Антиллес размышлял вовсе не о том, о чем подумал Селчу.

— А мне нравится, — заявил Ведж. — Я только не знаю, во что мне покрасить свою птичку. И кто этим займется, добавил он про себя.

— Темно-синий с красными полосами по фюзеляжу, — за Селчу не заржавело.

— Кореллианские «кровавые полосы»? — смутился Антиллес. — Я же не служил в нашей армии, значит, не имею права.

— Хэн Соло…

— Хэн Соло окончил имперскую военную Академию и получил «полосы» за храбрость в бою.

— Ага, а ты у нас жалкий трусишка?

— Этот вопрос по-прежнему дебатируется, — буркнул Антиллес.

Селчу поперхнулся, потер переносицу.

— Все равно. Нужно служить в армии Кореллии, — Ведж медленно заулыбался. — Пусть будет абсолютно черным, включая плоскости… а на морде зеленые и золотистые квадраты.

Тикхо яростно скреб в затылке.

— Красиво, — оценил он. — Только не узнаю, чьи это цвета.

— И не узнаешь. — Ведж опять куснул нижнюю губу. — Отец копил деньги, хотел выкупить станцию техобслуживания на Гус Трета. Они с мамой придумывали цвета для униформы работников и эмблемы. Черный, золотистый, зеленый. Ты выбрал цвета, напоминающие тебе дом. Корран — тоже. Наверное, все остальные сделали то же самое. Я тоже хочу, чтобы что-нибудь напоминало мне дом, который у меня мог бы быть…

Он замолчал, отвернувшись.

— Я сейчас же распоряжусь, — негромко сказал Селчу.

Они вновь пошли вдоль машин, туда, где только что сели «Скат» и угловатый станционный челнок.

— Остался только твой истребитель, — нарушил неловкое молчание Тикхо. — И Гэвина.

— И Оурила, — Ведж кивнул на абсолютно белый «крестокрыл».

— Нет, его покрасили.

— Но он такой… простой.

— Нет, если умеешь видеть в ультрафиолете, — Селчу пожал плечами. — Зрайи говорит, что пришлось попотеть.

— Вот почему я все-таки солдат, а не художник, — заметил Антиллес.

Тикхо ухмыльнулся, громко сказал «гхм» и, вытащив из кармана потрепанный толстый блокнот, забытый Веджем неизвестно где, протянул его командиру. Антиллес безуспешно попытался не покраснеть и, одной рукой запихивая блокнот в карман комбинезона, другой помахал Коррану, Миракс и Гэвину — те спускались по трапу «Ската». Минуточку… а это кто!? Последним шагал громадный широкоплечий дядька с разбойной ухмылкой и черной бородой. В бороде ярко выделялась седина. Нет, так не бывает… Мать безумия, этого просто не может быть…

— Так вот почему Корран такой смурной!

— Что? — не понял Селчу. — Кто этот амбал?

— Ты мне не поверишь…

— Да?

Но Ведж его уже не слушал. Он преодолел расстояние до «Ската» в рекордно короткое время.

— Бустер!!!

Детина колебался какую-то долю секунды, потом ладонь Веджа утонула в его гигантской лапе.

— А ты ухитрился даже чуть-чуть подрасти, пока я гнил на Кесселе, — пробасил дядька. — Но не слишком. Такой же задохлик…

— Когда тебя выпустили?

— Ты тогда мерз на Хоте, — здоровяк прижал к себе Веджа и несколько раз так крепко хлопнул по спине широченной ладонью, что окружающие всерьез забеспокоились о самочувствии командира. — А потом ты ударился в бега. Я решил, что у тебя хватает забот с Империей и что все равно когда-нибудь наткнусь на тебя, малыш, рано или поздно. Почему не сейчас?

— Действительно, — Ведж отдышался; похоже, приветствие не стоило ему раздавленной грудной клетки. — Почему не сейчас? — он глянул на Миракс. — Твоя дочь занялась тут спасением душ, и не только моей.

— Я так и понял, — согласился детина. — Из того, что услышал во время полета.

Он замолчал. Какое-то время оба молча разглядывали друг друга, потом у Антиллеса вдруг по-детски дрогнули губы.

— Я… Бустер, мне так тебя не хватало…

Бустер Террик вновь притянул к себе Веджа, положил ладонь ему на затылок, взъерошил черные волосы.

— А мне — тебя, — пробасил он. — Но я все же надеялся, что ты придумаешь способ уберечь мою дочь от нежелательных знакомств.

Ведж изловчился и воткнул острый локоть детине под ребра.

— Во-первых, — сообщил он, — если ты не можешь управиться с собственной дочерью, как, по-твоему, я должен был это делать? Во-вторых, я ей говорил, а теперь довожу до твоего сведения: Корран — не Хэл Хорн. Он один из лучших людей, которых я знаю.

— У тебя все — самые лучшие, — проворчал Бустер, потирая ушибленный бок и выпуская Антиллеса на свободу.

Корран сумел не покраснеть, Селчу хохотнул, чем все-таки смутил Хорна Миракс сделала вид, что ее не касается. Механики, облепившие ближайший «крестокрыл», вытянули шеи, чтобы увидеть и услышать побольше, заработали от Антиллеса суровый взгляд «я-знаю-что-вы-должны-заниматься-делом-так-почему-выим-не-занима-етесь?» и вновь принялись за работу.

25
{"b":"26246","o":1}