ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пилигримы спирали
Тайна Голубиной книги
Часть Европы. История Российского государства. От истоков до монгольского нашествия
Луч света в тёмной комнате
Кукловод судьбы
Река во тьме. Мой побег из Северной Кореи
Медвежий сад
За гранью слов. О чем думают и что чувствуют животные
Белая хризантема

ГЛАВА 13

Челнок с «Гонителя облаков» спускался на Тайферру, а Корран Хорн активно ерзал в кресле. Он нервничал. За броней челнока бушевал тропический шторм, кораблик мотало, пассажиры накрепко пристегнулись ремнями. Последнее обстоятельство и заставляло бравого пилота балансировать на грани истерики. Рядом те же самые чувства испытывала Миракс. Оба пришли к молчаливому соглашению, что сумели бы без потерь и помех посадить эль-челнок и болтанка при этом была бы куда меньше.

Миракс разжала вцепившиеся мертвой хваткой в подлокотник пальцы Коррана.

— Мы сядем, — слабым голосом сказала она.

— Поскорей бы. Насколько я помню, Ведж ничего не говорил о том, что для успешного выполнения задания мы должны погибнуть при авиакатастрофе.

Хорн закрыл глаза и сосредоточился на ровном и регулярном дыхании. По мнению великого джедая Скайуокера, это должно было помочь обретению спокойствия и уверенности. Коррана немедленно замутило. Он убеждал себя, что зажмурился исключительно в целях успокоения желудка. И в прошлые несчетные разы он поступал так именно по этой причине.

Спасением оказалась мысль о инфочипах, пришедшая сразу после воспоминания о Скайуокере. Собственно, именно он их и переслал.

Просто потрясающе, насколько он настырен и упрям в желании залезть в душу! Часть послания описывала дыхательные упражнения, сухой, скучный, утомительный материал, который Корран зазубрил еще во время подготовки в КорБезе.

Во второй части пересказывалась славная история рыцарства с многовековыми традициями — стояния на страже закона и правопорядка и повествовалось о том, как свято джедаи верили в справедливость. Лучше бы там были сказки и легенды, наивные, героические и весьма милые сердцу.

Послание составлялось тщательно и должно было побудить Хорна к обучению. Все бы ничего, да только Корран нашел его скорее унылым, неинтересным и отпугивающим. К тому же он стал маяться сомнениями и догадками, что делал редко и делать не любил. Не читай он всей той муры, списал бы гнетущее состояние и позывы вывернуть желудок на качку и воздушные ямы. А теперь он сидит и глубокомысленно вопрошает: а не ощутил ли он какой опасности посредством погружения в Великую силу и потягивания в оной на неимоверные расстояния? Корран позавидовал Антиллесу. Вот кому сладко жить! «Плоскости в боевой режим», а если потом спросят, чего ради, то все списывает на кореллианскую интуицию или же чересчур живое воображение.

Знать слишком много о Великой силе — опасно, и больше для себя, чем для врагов. Хорошо, что Скайуокер догадался прислать руководство по пользованию лазерным мечом, правда, судя по всему, написанное им самим. УЖ лучше бы у кого-нибудь из прежних джедаев списал, неужели они передавали искусство фехтования устно? Хорн немного помахал мечом на камбузе «Гонителя облаков» и начал привыкать к ощущениям. Упражнения с дроидом Хорн провалил с треском. Собственно, ерзал он еще и из-за обожженного несильными, но чувствительными разрядами седалища. Зато можно было быть уверенным, что он не отхватит собственную конечность во время драки. Миракс уже назвала древнее традиционное оружие рыцарей-джедаев не лазерным мечом, а лазерной дубинкой, но в рукопашной и дубина сойдет.

Пилот сложил плоскости эль-челнока, те угрожающе затарахтели. За иллюминаторами в потоках воды с трудом угадывалась буйная растительность. Коегде плотную лесную массу протыкали каменные и транспаристиловые башни. Они казались красивыми и абсолютно чуждыми здешнему миру.

Миракс прижалась носом к иллюминатору; она смотрела на самое высокое здание.

— Спорим, здесь живет она.

Корран не сразу понял, о ком идет речь, но не переспросил. Темные глаза Миракс горели холодным огнем. Собственно, кандидатур было мало. Остальные наверняка решили бы, что разговор о Йсанне Исард, но Хорн заподозрил, что скорее — об Эриси Дларит. Он обнял свою спутницу и держал так, пока челнок не встал на все три посадочные лапы, не сломав их в процессе.

— Охлади реакторы. Мы же не собираемся туда с дружеским визитом.

Миракс застенчиво улыбнулась.

— Лично я думала о небольшом сувенире на память обо мне.

— Он взрывается?

— Не-а. Слишком быстро. А я хочу, чтобы она умирала не спеша.

— Напомни мне никогда не выводить тебя из себя.

Миракс прижала палец к его губам.

— Ты не сможешь меня рассердить… так, пару раз. По пустякам.

Вместе с остальными пассажирами они пошли на выход. Челнок привез матросов с нескольких танкеров, что болтались сейчас на орбите над Тайферрой. Многие возвращались из рейсов, в которых судьба свела их с Пронырами, и могли думать только о масштабе и интенсивности взбучки. И о размере штрафов. Все склонялись к тому, что поборов не избежать, поскольку тайферрианцы были склонны экономить на всем и вся.

Из толпы пятеро заговорщиков не выделялись. Да, местные жители сохраняли монополию на производство, но работников нанимали повсюду. Чужакам было запрещено соваться в определенные районы, но всем, похоже, было плевать на запреты. Многие считали тайферрианцев самовлюбленными задаваками. Несколько раз проскальзывало словечко «импы». Поэтому внепланетники предпочитали общество себе подобных.

Еще на подлете Хорн выудил из вещмешка одолженный у механиков тяжелый монтажный пояс и повесил его на левое плечо. На левом бедре болтался массивный универсальный гаечный ключ. Левой же рукой Корран подхватил вещмешок, когда отправился к стойке таможни. Так что правой можно было отдать документы, постучать себя при случае в грудь… или схватиться за лазерный меч.

Чтобы замаскировать оружие, пришлось оскорбить его внешний вид. Хорн навертел на рукоять головку гаечного ключа. Одно короткое быстрое движение, и в руке у него будет действенное оружие. Эльскол с сомнением покачала головой и заявила, что все это детские игры в «ситхов-джедаев», а лучше бластера все равно ничего нет. Корран ответил, что бластер и гаечный ключ друг на друга не похожи.

Худощавый тайферрианец с пренебрежением глянул с высоты своего роста на Хорна. У таможенника были светлые волосы, а манерой морщить нос он напомнил Брора Джаса.

37
{"b":"26246","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Украшение китайской бабушки
Крав-мага. Система израильского рукопашного боя
Поденка
Все, кроме правды
Найди точку опоры, переверни свой мир
О тирании. 20 уроков XX века
На волне здоровья. Две лучшие книги об исцелении
Мужчине 40. Коучинг иллюзий
Связанные судьбой