ЛитМир - Электронная Библиотека

— Обойдешься, корбез, — Террик со звонким щелчком закрыл крышку деки. — Не узнаешь ты ни про какие планы. А пойдешь ты сейчас к себе, выспишься, а потом, как пай-мальчик, смотаешься за караваном и приволочешь его сюда. А если Исард решит обогнать нас на ход и возьмет тебя в плен, то сможет пытать хоть до посинения, твоего или своего. Но сведений она из тебя не вытянет.

Ведж кивнул, соглашаясь.

— А еще, — подхватил он, — мне нужно, чтобы полетел за караваном именно ты. Потому что если в эскорте не будет меня, тебя или Тикхо, агент Исард нам не поверит. Мне не нравится так поступать с тобой, но чем меньше ты знаешь, тем меньше сумеешь разболтать.

Лучше бы командир взял ведро холодной воды и выплеснул ему прямо в лицо. А ведро надел бы на голову. Корран поежился, кожа покрылась пупырышками.

— Я… я слышу тебя. Только вот… Ведж, ты уверен, что все получится?

Террик опять оглушительно хохотнул.

— Уверен? Уверен?! Разумеется, он не уверен! Тот, кто ставит лишь на уверенность, жалкий трус, кишка у него тонка.

— С кишками у меня все нормально! — вновь ожил Хорн. — Просто не люблю рисковать ими без нужды. А еще я не люблю рисковать своей жизнью и жизнями своих друзей без особой на то причины. И мне нужна уверенность или то, что можно приблизительно ею назвать.

— И ты считаешь себя кореллианином? — Террик откинулся на спинку затрещавшего кресла. — Неудивительно, что ты записался в КорБез.

— И что это должно означать?

— А что, еще не доперло, сыскарь? Будь у тебя смелость жить, если бы ты хотя бы вообразил себя достойной парой моей дочери, не стал бегать на поводке у Империи. Нет, ты нашел себе теплое сытное местечко, пока те, у кого на самом деле есть мужество, рисковали жизнью, чтобы сбросить правительство.

Усталость плавилась в нахлынувшем бешенстве, как металл в доменной печи.

— Ты еще назови контрабандистов патриотами, чтобы оправдать собственную жадность! Вот что я тебе скажу, Бустер Террик, можешь называть себя благородным бандитом, если тебе так нравится, но суть в том, что грузы ты всегда возил за деньги. Суть в том, что ты не платил налоги с перевозок, суть в том, что ты нарушал закон. Кто-то скажет, что именно так ты выражал свой протест против несправедливого правительства, но я-то знаю правду. Ты обычный преступник. Может, не такой плохой и не такой жестокий, как остальные, но все равно — лишь преступник. А на те налоги, которые ты забывал заплатить, строились дороги, ремонтировались космопорты и учились дети. Знаешь, что ты делал? Ты крал у них, а богатели твоими стараниями хатты да «Черное солнце».

Корран наставил обвинительный перст на покрасневшего Террика.

— А что касается того, кто достоин твоей дочери, а кто нет, так я тут достойнее всех. У нее твой характер, твоя храбрость и твои мозги. А тебе просто завидно, что она связалась с человеком, кто в силе духа не уступает тебе!

Бустер воздвигся из-за стола и неторопливо направился в обход его к цели. Больше всего это зрелище напоминало имперский шагающий танк АТВ. Хорн зачарованно следил за контрабандистом, потому что боялся поинтересоваться, чем, собственно, занят командир. Антиллес молчал, и молчание его было каким-то чересчур нехорошим.

— Если бы ты был таким человеком, каким себя мнишь, Корран Хорн, — негромко пророкотал на басах Бустер, — то не бросил бы мою дочь на Тайферре.

— Я бросил?! Я ее не бросал…

— Хочешь поговорить о том, кто кого бросил? Я оставил ее на пять секунд, потому что спасал ей жизнь. А ты оставил ее на пять лет, Бустер! Что, забыл про свои каникулы на Кесселе?

— Что, забыл, кто их мне устроил?

Из глаз сыпанули искры. Потом почему-то заболела спина. Держась за быстро немеющую челюсть, Корран отлепился от переборки, возле которой оказался как-то чересчур быстро, вытер выступившие слезы и с удивлением понял, что еще жив. Он изумился еще больше, когда сквозь туман увидел, как Бустер, согнувшись пополам, судорожно хватает ртом воздух и держится за живот удивительно знакомым жестом.

А между ними стоит Антиллес. Командир был растрепан больше обычного и зол, как ситх.

Или как десять ситхов. Хорн еще раз потрогал подбородок и остановился на ста представителях темной стороны.

— Прекратите, — приказал Ведж; черная челка свесилась ему на глаза, но смешно почему-то не было. — Сейчас же.

Корран открыл было рот, получил предупреждающий взгляд, сообразил, что следующим будет выстрел в голову, и промолчал. Ведж повернулся к Террику, положил ладони ему на плечи и заставил сесть в кресло.

— Слушай меня, Бустер, — негромко произнес комэск. — Ты выслушаешь меня, потому что не захочешь, чтобы эти слова сказала Мири. Корран Хорн — один из самых умных, отважных и талантливых людей, которых мне выпала честь знать. Он сбежал из тюрьмы, по сравнению с которой Кессель покажется раем. Он выполнял задания, где приходилось рисковать жизнью, чтобы спасти остальных. И если бы не он, Корускант все еще был бы столицей Империи, а мы с Мири либо трудились на каторге во славу Исард, либо стояли у стенки перед расстрельной командой.

Неизвестно, как Террик, видно не было, но Корран только глазами хлопал, слушая речь Антиллеса. Он даже не подозревал, какой он герой.

— Когда ты прибыл на станцию, то сказал, что думал, будто я буду против того, что Мири встречается с Хорном, — Ведж помотал головой. — Нет, Бустер, самое смешное в том, что я счастлив оттого, что они сдружились. Мири нужен был кто-нибудь, на кого можно было опереться, потому что она никогда не знает, где ты и что с тобой стряслось. А Коррану нужны любознательность и жажда жизни, которые есть у твоей дочери, потому что он надолго был отрезан от всех, кого знал и кому доверял. Они же оба как два волчка, им нужно вращаться, чтобы устоять, ты что, не видишь этого? Пусть делают это друг для друга.

С торжествующей ухмылкой Хорн поспешил. Ведж развернулся на каблуках, и Корран понял, что опять вжимается изо всех сил в переборку: вдруг подастся и откроет путь к бегству. Антиллес преодолел разделяющее их расстояние за несколько быстрых шагов.

— А тебе, друг мой, необходимо кое-что пересмотреть, — согнутый палец больно воткнулся в грудину. — Ты считаешь Бустера заклятым врагом своего отца, а того, к сожалению, нет здесь, чтобы задать тебе хорошую трепку и кое в чем просветить. Ты — не Хэл Хорн. Эта драка — не твоя. И не тебе становиться в ней на сторону своего отца. И если бы ты был такой умный, как я тут песни пел, то давно сообразил бы, что у Бустера с тобой проблемы вовсе не потому, что твоя фамилия Хорн. Он так бы вел себя с любым другим, кому вздумалось закрутить роман с его дочерью. Мири — лучшее, что есть в его жизни.

99
{"b":"26246","o":1}