ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 15

Синклер Мак-Нил поправил галстук, проверил, на месте ли наручный диктофон, который Лилит наконец ему предоставила, и, улыбнувшись, подошел к конторке секретаря:

– Синклер Мак-Нил к мистеру Кену Мартину.

Брюнет лениво взглянул на него:

– Вам назначено?

– Нет. Просто скажите мистеру Мартину, что я пришел. У меня буквально минутное дело.

– Если вам не назначено, я не могу пропустить вас.

Такова наша политика.

– Уверяю вас, мистер Мартин изменит свою политику ради меня.

– В последний раз когда я кому-то поверил, меня чуть не уволили. – Секретарь посмотрел в книгу записи на прием. – Это политика не мистера Мартина, а всей Голландской Химической Ассоциации. Я могу записать вас на прием на следующий четверг, через неделю.

Прекрасно! Я выполняю важное поручение, а какой-то секретарь будет мне палки в колеса вставлять.

Син улыбнулся так дружелюбно, как только мог:

– Послушайте, передайте мистеру Мартину…

– Если вы хотите назвать какой-то магический пароль, то не утруждайтесь. – Секретарь зевнул, прикрыв рот тонкими пальцами. – Боюсь, у нас нет времени на Джеймсов Бондов.

Син вспыхнул:

– Когда мы в последний раз рыбачили со стариной Кипом, наживкой служил один паренек вроде тебя. Но он был не такой длинный, так что на него клевали только простые акулы. С тобой же мы вполне можем рассчитывать на большую белую.

Секретарь побледнел и заглянул в журнале:

– Похоже, что встреча, назначенная на 8.15, отменяется, – и нажал кнопку интеркома:

– К вам мистер Мак-Нил.

– Синклер Мак-Нил? – треснул голос в динамике. – Пусть входит немедленно.

Син толкнул дверь позади конторки и улыбнулся Кипу Мартину, который встал ему навстречу из-за орехового стола. Он обошел стол и протянул Сину руку.

– Рад видеть тебя, Син. – Мартин улыбнулся и покачал головой. – Не ожидал, правда, встретить тебя по эту сторону гавайского озера, но, я гляжу, у тебя все в порядке.

Они обменялись рукопожатием.

– Да и ты, я смотрю, в отличной форме, Кип. Хороший у тебя кабинет.

Кип гордо улыбнулся:

– Да, с тех пор как мы с тобой вместе вели дела, кое-что изменилось.

Три стены, обшитые панелями тоже из орехового дерева, были сплошь увешаны литографиями с изображением кораблей. Самая большая висела напротив стола.

Под ней помещались фотографии самого Кипа со свежепойманной рыбой в руках. Син не смог определить, что это была за рыба, но знал, что Кип при первой же возможности выложит ему все про свой улов.

Четвертая стена представляла собой окно, из которого открывался вид на Токио. Издали город напоминал лес серых сталагмитов, покрытый дымкой тумана. Среди тысяч домов Син едва разглядел зеленую ограду императорского дворца. Местами туман отражал голубой океан и сам становился от этого голубоватым.

– Что ж, дружище, ты столько учился, что грех тебе было бы не оказаться в первых рядах. Еще когда тебя брали консультантом по безопасности, я знал, что ты достоин лучшей доли. – Син уселся в кресло для посетителей. – Сильно они тебя прорабатывали?

– Как обычно, – пожал плечами Кип. – Выволочка семь на семь.

– И по времени ты работаешь столько же, сколько японцы?

– Почти. Но у меня есть час на обед, и я имею право не выходить на работу в субботу. – Кип улыбнулся. – Другие за меня вкалывают, а я отправляюсь рыбачить.

– Как говорится, лодка – это бездонная дыра, куда ты швыряешь деньги.

Кип помрачнел.

– Сейчас у меня нет лодки. Я ее потерял.

– Что случилось?

Кип посмотрел на свои сцепленные в замок руки.

– Не знаю. Я что-то поймал, что-то очень большое. – Он поднял голову и посмотрел на Сина. – Я думаю, эта тварь тоже порядком перепугалась, но так или иначе, я пришел в себя, когда меня везли в реанимацию. Не советую рыбачить за пределами бухты.

– Да, паршиво вышло. А как поживает Сьюзан?

Кип помрачнел еще больше.

– Она сбежала с интерном, который меня лечил.

– Плохо. – Син оперся локтями на колени и наклонился вперед. – Тебе надо было давно со мной поговорить, дружище.

– А что ты мог сделать, Син? Кроме того, я считаю, что Сьюзан не виновата. Когда она выходила за меня замуж, я был обычным счетоводом со средним достатком. После того как мы переехали сюда, она лучше узнала мир, и меня ей, видимо, перестало хватать. Она переросла меня.

Никогда не думал, что у него в жизни такое случится.

– Ладно, не буду тебя больше расспрашивать, а то схлопочу по физиономии.

Кип улыбнулся.

– Да брось, никаких обид. Моя нынешняя жена Мико, которая служила здесь раньше, истинная японка, воспитанная в древних традициях. Она меня любит, и ей плевать, что я иногда поздно возвращаюсь домой. Каждый вечер она готовит мне потрясающие блюда, греет ванну, делает массаж и… так далее. – Он погладил себя по животу. – Так что жизнь не такая уж и плохая штука.

Син усмехнулся.

– Никто не обладает такой способностью к выживанию, как ты.

– Спасибо. – Кип наклонился ближе к Сину. – А что, позволь узнать, ты делаешь в Японии? Я слышал, ты был на какой-то званой вечеринке в Кимпунсиме неделю назад. Я попытался проверить это по своим каналам, но, когда вышел на стюардессу, мне сказали, что ты будто сквозь землю провалился, да и она тоже.

– Но ведь сейчас я здесь, Кип, во плоти. Я теперь работаю на «Лорику». Меня наняли в качестве консультанта по разным вопросам. Сейчас новый шеф подумывает о том, чтобы купить кусок Кимпунсимы. Меня он послал на разведку. Надо узнать, многое ли изменилось с тех пор, как я последний раз здесь был, и наладить кое-какие связи, чтобы можно было прислать людей.

– Трудновато тебе придется, а?

– Согласен, но на такой должности у меня есть шансы выбраться на самый верх. – Син улыбнулся приятелю. – И я смогу обедать в самых дорогих и шикарных ресторанах. Кстати, на вечеринке поговаривали о блюдах, что подают в Галбро, но я решил не пробовать, пока не спрошу твоего мнения.

Кип откинулся и сцепил руки знакомым Сину жестом. Что-то не так, его что-то гнетет.

– Я с радостью закажу тебе обед сюда или покажу дюжину ресторанов, где можно не зря потратить деньги и время.

– Но?

Кип вздохнул.

– Я ушел из института Галбро. Народ там довольно странный, и, мне кажется, они по уши в каком-то очень подозрительном дерьме.

– О чем ты?

Кип показал на закрытую дверь и понизил голос.

– Прежде чем там воцарился мистер Конгениальность, – сказал он, имея в виду секретаря, – была у меня одна пташка по имени Дженни Пигот. Умница и хотя не красавица, но все равно девчонка что надо. Я было начал ухлестывать за ней, после того как ушла Сьюзан, но здесь это не одобряется, а кроме того, она мне гораздо больше нравилась в роли секретарши. Только на беду, она приняла приглашение в одно из их заведений, и ей так все это понравилось, что по понедельникам она едва держалась на ногах и несла полную ахинею. Больше ни на что не была способна, и я понял, что скоро лишусь секретарши.

– Какую ахинею?

– Самую настоящую. – Кип подчеркнул эти слова выразительным жестом. – Полную чушь. Всего не упомню, но вот, например, она совершенно меня поразила, когда сказала, что мою лодку утопили, потому что я зацепил крючком космический корабль, выполнявший задание Центра в глубинах океана. И добавила, что «хорошие» инопланетяне меня спасли и вытащили на берег.

Син рассмеялся:

– Вот это да! И ты ей поверил?

Кип опустил руку под стол и задрал брючину:

– Нет, конечно Если ты мне покажешь хоть одного инопланетянина, который способен на это, дай мне знать. – Он показал круглую ралу на ноге.

– Похоже, по тебе прокатилась прилипала.

– Да, и притом не маленькая. Моя лодка была тридцать футов длиной и исчезла бесследно. – Он опустил брючину и положил ногу на стол. – Но Дженни это не разубедило. А потом стали происходить странные вещи: например, на пару дней исчезали кое-какие папки с делами и копировальный автомат использовался кем-то в нерабочее время. Начали пропадать всякие мелочи.

27
{"b":"26248","o":1}