ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Исчезающие в темноте – 2. Дар
Секреты спокойствия «ленивой мамы»
Супербоссы. Как выдающиеся руководители ведут за собой и управляют талантами
И тогда она исчезла
Nirvana: со слов очевидцев
Единственный и неповторимый
Царство льда
Дочь лучшего друга
О, мой босс!

– Не улавливаю, Ари.

– Проще говоря, Синклер, Галактическое Братство приглашает всех и любому может найти применение, но больше всего нам нужны люди, которые умеют думать. и руководить. – Он посмотрел на свои руки, а потом снова в глаза Сину. – Я знаю, что сейчас вы переживаете трудный период, и восхищен вашей твердостью духа, Развод – болезненная вещь, и вы правильно решили смягчить эту боль поездкой в Японию. Это значит, что вы умеете принимать решения и выполнять их.

Син скрестил руки на груди.

– Кажется, вы неплохо обо мне осведомлены. Особенно о разводе, который был занесен в мое досье два дня назад. У вас хороший источник информации.

– В устах человека вашей профессии это большой комплимент. Разумеется, вы понимаете, что шпионов «серых» мы должны отсекать сразу.

– Туше, Ари. – Син улыбнулся. – Что вы предлагаете?

Арриго щелкнул пальцами, и к нему подскочил один из помощников.

– Мистер Хэнди проводит вас в гостиницу. В полночь начинается симпозиум, он продлится примерно неделю.

Уверен, вы найдете его захватывающим и поучительным.

Если вы тот человек, о котором сказано в вашем досье, вы извлечете большую выгоду из этого предложения.

– Какую?

– Отлично, просто отлично! – Арриго отступил на шаг. – Все время думает. Работа бесплатная. Жилье и еду вы получите. Возьмите с собой бритву и смену белья. Должен сразу предупредить: вам придется носить униформу. Мы делаем это, чтобы усилить дух товарищества в наших рядах.

– Хорошо, договорились. – Син хотел протянуть ему руку, но Арриго уже пошел к двери с кодовым замком.

– Замечательно. – Эль-Лехтер остановился перед дверью. – Я отдам необходимые распоряжения. Вам будет весьма интересно.

Он приложил ладонь к сканеру. Загорелся зеленый свет, и дверь открылась. Эль-Лехтер на прощание помахал Сину рукой.

Син помахал ему в ответ и повернулся к помощнику:

– Ну что, пойдемте, мистер Хэнди?

– Да, сэр! – Мужчина улыбнулся. – Вы не пожалеете, сэр. Это будет самая увлекательная неделя в вашей жизни.

Син хлопнул его по спине ладонью:

– Что-то подсказывает мне, мистер Хэнди, что вы чертовски правы.

Глава 19

Раджани держала палец на кнопке «двери», не давая лифту закрыться, как велела ей Нэтч. Она бросила быстрый взгляд в пустой коридор нижнего этажа "Нью Палас отеля":

– Все чисто, так надо говорить?

Нэтч щелкнула пузырем жевательной резинки.

– Точно. Скоро ты отлично научишься стоять на стреме.

Нэтч подцепила пластину отмычкой, которую держала в правой руке, и нажала на нее другой отмычкой, которую держала в левой. Пластинка над кнопкой «Пентхаус» немного сдвинулась вправо, и Нэтч выругалась:

– Проклятый Корбин!

– Что значит "корбин"? – По пути в Японию В обществе Нэтч Раджани неплохо выучила всякие сленговые словечки, но такого не слышала.

Нэтч ласково улыбнулась:

– Корбин – имя изобретателя. – Она осторожно подвела отмычки под пластину и стала ковыряться в замке. – У него грибовидные реверсы в третьей и пятой позициях.

– Это значит, что ты не можешь его взломать?

– Девочка, нет такого замка, который я не могла бы взломать. «Корбин», или какой другой, мне наплевать. – Нэтч вздохнула и снова принялась работать отмычками. – Просто с этим нужно быть поосторожнее. Едва касаться.

От напряжения Нэтч высунула кончик языка. Раджани восхищалась умением Нэтч полностью сосредоточиться на одной конкретной задаче. Ее руки двигались с точностью рук хирурга. Наконец Раджани услышала щелчок и увидела, как пластина отъехала влево. Нэтч победно рассмеялась.

– Отпусти двери, – сказала она. – И поехали.

Раджани повиновалась. Нэтч нажала кнопку, и лифт начал подъем.

– Если мистер Мак-Нил ваш связной в Токио, зачем же мы врываемся к нему в номер? – с сомнением спросила Раджани.

– Хэл звонил ему несколько раз в пятницу и потом еще и в субботу. Не дозвонился. Либо Мак-Нил нас предал, либо с ним что-то случилось.

Дверь лифта открылась в номер Мак-Нила, и они вышли. При виде царящей в номере роскоши Раджани улыбнулась.

– Не то что у «Гиатта», правда? – Нэтч молча кивнула, и Раджани уловила уже знакомый ей всплеск враждебности. Перевернув бейсболку козырьком назад, Раджани спросила:

– Почему ты так его не любишь?

Нэтч пожала плечами и нажала красную кнопку в дверце серванта.

– Просто не люблю, и все.

Принтер вывалил на столик несколько листов бумаги. Нэтч просмотрела их и отложила в сторону.

– Четыре от Хэла, один от какого-то Кипа Мартина, один от Лилит и один от Эрики. Кроме тех, что Хэла, все остальные пришли в субботу; Мартин интересуется, почему Мак-Нил его продинамил.

Раджани убрала ментальный щит и прощупала комнату. Номер в «Гиатте» был настолько стерильным, что даже кровати ничего не излучали, все казалось абсолютно серым; в отличие от него, апартаменты Сина горели всеми цветами радуги. К сожалению, черные потоки, исходящие от Нэтч, заглушали это многообразие ощущений и впечатлений.

– Пожалуйста, Нэтч, не надо так к нему относиться.

Из черноты выбилось несколько красных язычков:

– С чего бы? Это он нанимал «Воинов» для «Билдмор». Из-за него погибла жена Хэла.

Раджани отрицательно покачала головой:

– Нет, это невозможно. – Она потрогала руками воздух. – Человек, который был здесь, никогда не совершил бы такого убийства. Нет, я не верю.

– Как ты можешь что-то о нем знать? – недоверчиво спросила Нэтч. – Ты с ним даже не разговаривала.

– Люди оставляют впечатление о себе на окружающих вещах. – Раджани оглядела комнату. – Синклер прожил здесь две недели, и их тут больше, чем достаточно.

Сказав это, она сама поразилась, почему не назвала его не Мак-Нилом, как Нэтч, а именно Синклером.

– Другие люди тоже оставили здесь следы.

Нэтч улыбнулась.

– А я-то думала, что Хэл послал меня с тобой, чтобы я тебя нянчила. – Она сунула руки в карманы. – Ладно, расскажи мне об этих других., Раджани освободила свой разум от посторонних мыслей, и ее сразу же потянуло к себе кресло в гостиной.

Она подошла к нему и потрогала подлокотники.

– Здесь был кто-то очень яркий. В этом месте впечатление гораздо сильнее. Я не чувствовала такого с тех пор, как в последний раз проникла в мысли Скрипичника.

– А что ты можешь извлечь из этого? – Нэтч сунула Раджани под нос черный шелковый чулок, который вытащила из-под покрывала кровати. – Или Мак-Нил одевается не как все, или он тут с кем-то кое-чем занимался.

Раджани взяла чулок и потребила его в пальцах.

– Женский, это понятно, но он новый, и я ничего не могу сказать о его владелице. – Она вздохнула. – А что значит "кое-чем занимался"?

– Ну ты знаешь, люди ложатся в кровать и… Одним словом, занимаются кое-чем. – Нэтч уперла руки в бока. – Ну, ты знаешь чем.

Раджани перехватила взгляд Нэтч и увидела спальню, увидела женщину и Мак-Нила:

– О, они занимаются размножением, как вы с Батом.

Нэтч покраснела.

– Ты опять мысли подсматриваешь?

– Нет-нет! – Раджани нервно сглотнула. – Джитт просила меня этого не делать, и с тех пор я никогда не вторгаюсь в ваши мысли. Единственное, что я делаю, – это ловлю впечатления, которые люди не в состоянии скрыть. Некоторые из них вы переводите в физические действия, например, в поцелуй или в ласку. Я хочу сказать, что ты не можешь скрыть определенные эмоции, и я «слышу» их, как слышу шипение змеи, перед тем как она укусит. – Раджани видела, что Нэтч не верит, и торопливо продолжала:

– А у вас с Батом я: проста догадалась. Вы живете в одной комнате, много времени бываете вместе, ты беспокоишься и заботишься о нем.

Неужели это не признаки близости между людьми?

– У нас с Батом особенные отношения. – Нэтч опустила глаза. – Однажды он помог мне в очень нехорошей ситуации. Он сделал это не ради меня, просто меня продали одному человеку, а Ват его ненавидел. Тогда я и Койот, настоящий Койот, впервые работали вместе. – Она подняла голову и посмотрела в глаза Раджани. – Мне тогда было здорово плохо. Меня посадили на цепь, и я не могла убежать. Мне был нужен кто-то, а Бат был рядом. Он отнекивался, но я думаю, что раньше он просто никому не был нужен. Он здорово удивился, когда я не рассыпалась, едва он коснулся меня.

34
{"b":"26248","o":1}