ЛитМир - Электронная Библиотека

Он осекся, увидев, что у Гаррета есть еще посетители.

Сам Хэл лежал на огромной больничной койке. Рядом висели две капельницы: одна с прозрачной, другая с розоватой жидкостью. Тонкая прозрачная трубка в носу снабжала Гаррета кислородом. Несмотря на широкий халат, было видно, что он весь замотан бинтами.

Хэл выглядел довольно бодрым, и легкий огонек в его глазах сказал Сину, что он не накачан обезболивающими до предела и вполне способен трезво соображать.

Негр медленно поднял и опустил огромную руку, не то в знак приветствия, не то в знак нежелания разговаривать.

–..Мак-Нил… помню… твой отец вложил десять тысяч.

Син кивнул Гаррету и тому посетителю, которого он узнал, и аккуратно прикрыл за собой дверь. В углу у самой кровати стоял мужчина ростом ниже Хэла, но явно сильнее и тяжелее. Неприветливый взгляд темных глаз из-под лохматых, нависших на лоб волос вонзился в Сина, как два железных прута, а бугры его мышц напомнили Мак-Нилу статую неосоциалистического героя, которую он однажды видел в Тиране.

Похоже, на нем та же самая майка, в которой он был, когда явился к нам на прием с Койотом. И, похоже, с тех пор он ее не стирал.

В ногах кровати сидела маленькая девушка, похожая на мулатку. Она приветливо улыбнулась Сину. Кокетливый пучок на затылке, перевязанный голубой ленточкой, совершенно не вязался с кожаной мужской курткой, леопардовыми колготками и тяжелыми высокими сапогами.

Син решил, что, видимо, ленточку женщина отрезала у Гаррета от халата. Он так задумался об этом, что едва не налетел на еще одну посетительницу – девушку, которая чем-то напомнила ему Лилит. Длинноногая блондинка – из тех, что десятилетиями трудятся секретаршами, чтобы под конец жизни начать хоть как-то влиять на дела компании. Хотя, глядя, как девушка складывает руки на груди и оправляет длинную юбку, которую она носила с наглухо застегнутой блузкой, Син подумал, что это одна из местных монашек, которая зашла навестить раненого.

Здоровяк в углу сделал шаг к Сину:

– Вы ошиблись комнатой, мистер Мак-Нил.

Гаррет снова поднял руку, а девушка, сидящая на кровати, схватила здоровяка за запястье.

– Ват, я знаю, что его отец дал деньги этим ублюдкам… Все в порядке.

Син увидел боль, мелькнувшую в глазах Гаррета; он понимал, что это не физическая боль. Те же убийцы, чьи выстрелы приковали его к постели, меньше чем год назад застрелили его жену и едва не развязали войну банд в сумрачном мире Застывшей Тени.

– Мне очень жаль, мистер Гаррет. Я должен был это предотвратить, но не смог. – Син повернулся к Вату и добавил:

– А если тебе нужен кусок моего папаши, можешь взять мое пальто и делать с ним что угодно, когда я уйду.

Хэл улыбнулся, и Бат вернулся в свой угол.

– Это Нэтч Ферал и Джитт Рэйвел. С Хвалибогом Кабатом вы уже встречались.

Син кивнул Нэтч – той девушке, что сидела на кровати. Джитт потупилась, а Бат скрестил руки на груди и стал сверлить Сина взглядом.

– Меня прислал Койот, чтобы я отдал вам досье.

При упоминании о Койоте лица Хэла и Нэтч осветились. Даже Джитт подняла глаза и улыбнулась. Открывая чемодан, Син обратил внимание, что Бат продолжает смотреть на него с неприязнью. Мак-Нил быстро достал папку и протянул ее Нэтч.

Она открыла папку и стала держать ее так, чтобы Хэлу было удобно читать.

Тот быстро пробежал глазами пару страниц, а потом откинулся на спину и закрыл глаза.

– Джитт, прочти, пожалуйста, и скажи им.

Джитт взяла папку и быстро пролистала.

– Койот ненадолго покинул Феникс. Говорит, чтобы мы были начеку и держали с ним связь через мистера Мак-Нила, который будет находиться в Токио.

– Почему ты, Мак-Нил?

И правда, почему я?

Но прежде чем он успел ответить, Хэл поднял руку:

– Потому что мы должны остаться здесь и не допустить войны банд, Нэтч.

– А кроме того, – вмешался Мак-Нил, – я какое-то время жил в Японии и знаю, как там оставаться незаметным.

– Не горячись, Мак-Нил, – сказал Ват. – Тебя послали туда совсем не поэтому.

– А почему? – удивился Син.

– Ты не связан с Койотом.

– И?

Бат улыбнулся, Как каннибал в морге:

– И стало быть, ты – расходный материал.

Глава 3

Она почувствовала змею задолго до того, как увидела ее или услышала ее шорох. В пустыне Невады, где нет ни души, это было нетрудно. На серебре лунной дорожки змея казалась темным камнем. В ней было не меньше четырех футов. Свернутые в тугой пучок кольца застыли неподвижно. Шевелилась лишь голова.

Раджани протянула к ней руку, и змея зашипела громче, словно предупреждала: "Только двинься – и я укушу". Раджани опустилась на колени, на всякий случай убрав голые руки в карманы кожаной пилотской куртки. Она сосредоточилась и, пронзая примитивные инстинкты силой своего разума, остановила волны страха змеи и повернула их обратно, к источнику.

Не бойся меня, сестра, твой яд не вреден мне. Она улыбнулась, услышав, что шипение стало стихать. Я твой союзник, сестра, я – маленькое солнце, которое согреет тебя. Если ты поведешь меня, я буду тебя защищать.

Слова помогали ей передать чувство покоя и безопасности. Примитивный мозг змеи уловил их и откликнулся на них. Змея развернула кольца и перетекла ближе к Раджани. Раджани вынула руку из кармана и протянула ее перед собой.

Меня зовут Раджани. Я не причиню тебе вреда.

Раздвоенный язычок змеи ткнулся ей в ладонь.

Да, у меня странный вкус, но я ведь не похожа на твою добычу? Мы, будем друзьями.

Раджани расстегнула куртку, затем – рубашку. Змея скользнула вперед и угнездилась между рубашкой и теплым телом Раджани. Обернувшись вокруг девушки дважды, она успокоилась.

Раджани медленно встала на ноги. Она ждала, что змея снова начнет беспокоиться, но этого не случилось.

Раджани была почти уверена, что змеиный яд не причинит ей вреда, однако проверять не хотела. Во-первых, в детстве она питалась едой, которую привозили с Земли, а во-вторых, мать не раз говорила, что существа ее природы и люди очень легко скрещиваются. Из уроков по биологии Раджани помнила, что змеи питаются мелкими грызунами, и сделала вывод, что если змея проголодается, то небольшой кусочек человеческой, например, руки вполне подойдет ей для завтрака.

С базы "Зона 51" Раджани выбиралась два дня. Это было трудно, хотя и легче, чем ожидалось, так как охранные системы были запрограммированы на предотвращение попытки войти на базу, а не выйти оттуда.

Пришлось украсть куртку: под горой было довольно холодно. С одеждой ей вообще повезло. Она даже смогла выбрать из большого ящика то, что больше подходит для девушки. На складе было столько пыли, будто никто не заглядывал туда уже месяца три, и Раджани не могла взять в толк, почему такие ценные вещи так небрежно хранятся: ведь они замечательно защищают от холода.

Итак, она стащила пару ботинок и убрала волосы под бейсболку. Взглянув в зеркало, которое стояло там же, она попыталась увидеть себя глазами обычного человека и решила, что вполне сойдет за бедную девочку, которая вынуждена из-за нехватки денег донашивать папины шмотки. В этом было даже свое преимущество, так как одежда скрадывала диспропорцию между головой и туловищем: у соплеменников Раджани относительные размеры головы были больше, чем у людей.

Самым трудным было выйти из ворот базы. Но тут ей пришла на помощь удача: неожиданно в воздухе пронеслись, заходя на посадку, два черных самолета, и солдаты, которые охраняли ворота, повернулись взглянуть.

– Похоже, F-42 завершили ночные маневры.

Второй охранник сдвинул фуражку и почесал затылок:

– А правда, что они могут обнаруживать "стелсы"?

Его напарник рассмеялся:

– Еще бы! Я сам летал на таком – видит их запросто. А эти яйцеголовые говорят, что скоро будет радар, который покажет в «стелсе» все до молекулы.

– Я думаю.

Раджани убежала в пустыню. Слово «яйцеголовый» ассоциировалось у нее со страхом и отвращением. Так иногда доктор Чандра называл одного из своих помощников, Никласа Ханта. Когда этот низенький человек смотрел на Раджани, она чувствовала волны того же самого отвращения, основанного на страхе, и они лишь слегка утихали, если Никлас заговаривал с Чандрой.

6
{"b":"26248","o":1}