ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 9

Существо, известное соратникам Койота под именем Скрипичник, простерло сознание во внешнее пространство и уловило слабые сигналы, посланные ему Бетой. Он выяснил через нее значение слова «Скрипичник» и испытал удовольствие от образа создания, наводящего страх и предпочитающего держаться в тени. Имя, данное ему людьми, означало, что его боятся, и сознание этого само по себе пьянило его.

Правда, поймав себя на этом, он слегка огорчился, потому что он никогда не позволял себе испытывать радость. Самодовольство – да, гордость – да, но радость – никогда. Чувство радости означало слабость, оно подрывало его могущество и, что еще хуже, делало его беспечным.

"А беспечность, – размышлял он в пустоте, где нет ни пространства, ни времени, – это смерть".

Его питомец. Койот-Джеггер-Кейн, знал, какую опасность таит в себе беспечность. И все же, несмотря на годы, щедро потраченные Скрипичником на его обучение, едва не погиб, оказавшись слишком беспечным. Койот – Скрипичник больше не мог называть его про себя Джеггером – покинул свое убежище невооруженным и во всеуслышание объявил о своем местонахождении.

Эти две ошибки поставили под угрозу весь так тщательно разработанный план.

Скрипичник снова и снова проворачивал в уме впечатление, которое сложилось у Веты от Кроули. Мысль о нем билась в сознании, словно муха в паутине. Кроули – или Эль Эспектро, или Призрак, или любое на выбор имя из легиона других имен – постоянно вызывал у Скрипичника чувство досады. Хотя Кроули не обладал могуществом Темного Властелина, зато владел искусством, которое не позволяло его обнаружить, и не раз доставлял Скрипичнику крупные неприятности. Впрочем, сейчас Скрипичник был доволен его намерением восстановить Койота.

Темный Властелин знал, что Койот, как и он сам, умеет извлекать уроки из своих ошибок. Создавая Пигмалиона, Скрипичник не ограничил его способность наращивать свое могущество и тем самым допустил серьезный промах. Сотворив Койота, он создал оружие, с помощью которого собирался исправить положение. На этот раз он принял меры, гарантирующие, что новая забава не сможет восстать против создателя. Пусть Койот – несомненно, благодаря вредному влиянию Кроули – мешает Скрипичнику захватить Землю, но в конце концов он проиграет.

Для разума Скрипичника, разума, поглотившего воспоминания, мечты и мыслительные способности населения целого измерения, самые сообразительные агенты из людей казались до смешного примитивными. Даже одна миранджейка обладает лучшими аналитическими способностями, чем все нобелевские лауреаты вместе взятые. А когда тысячи подобных умов работают сообща, а тысячи других проверяют результаты, просчитать возможные варианты человеческого поведения – дело нехитрое.

Одинокий голос – а он-то надеялся, что избавился от него, когда отторг Вету, – ударил Скрипичника в самое уязвимое место. Да, признался он себе, Пигмалион был всего лишь человеком, и поэтому его бунт явился для Скрипичника полной неожиданностью. Впрочем, все объяснимо. В то время Скрипичник полностью сосредоточился на поисках последней представительницы племени джесда на Земле. Он намеревался подчинить ее себе, и тем самым усилить свое могущество.

Это была сложная задача, и ему потребовалась помощь Пигмалиона. Пигмалион ненавидел джесда такой лютой ненавистью, что Скрипичник не сумел различить скрытую за ней жажду власти.

Эта ошибка вдохновила его на создание Джеггера-Кейна. Скрипичник не упускал из виду ни одной стороны жизни юноши, начиная от его мировоззрения и кончая физическим развитием. Он кропотливо трудился над созданием своего охотника, ограждал его от нежелательного постороннего влияния и мешал возникновению у него каких бы то ни было нездоровых пристрастий. В итоге получилось уникальное творение, которое обладало личностью и даже аспектом, но было лишено главного недостатка любой личности – стремления возвыситься.

Теперь Скрипичник сознавал, что он создал личность, идеально подходящую на роль Койота.

Недаром предшественник Кейна выбрал его забаву себе на замену. В результате полученного воспитания Джеггер видел в себе защитника – защитника Скрипичника, – и такое восприятие себя подготовило благодатную почву, на которой великолепно взошли семена, брошенные предыдущим Койотом. Темного Властелина весьма забавляли потуги его питомца противоборствовать собственному создателю. Он знал Джеггера лучше самого Джеггера и поэтому не сомневался, что в конце концов победа останется за ним.

Хотя при этом Скрипичник хорошо понимал, что все его попытки вернуть Койота себе обречены на неудачу. Его забава потеряна для него навсегда. Конечно, Койот еще может принести пользу, но теперь он не заслуживает доверия. Отступник способен пойти на предательство, это следовало учесть при просчете вариантов.

Скрипичник гордился безупречностью своего первоначального плана завоевания Земли. Поскольку он не мог проникнуть сквозь сферический пространственный барьер, окружающий планету, ему оставалось одно – телепортировать себя через межпространственные врата – устройство, предназначенное для перемещения из одного измерения в другое. Когда Скрипичник задумал захватить Землю, там не было ни одного такого устройства подходящего для него размера. Скрипичник тайно подменил дочь Неро Лоринга, Нерис, своим созданием и через него заставил Неро создать требуемое сооружение.

Койот понял назначение сооружения и сорвал планы Темного Властелина. Мало того, он сделал! так, чтобы Скриличник никогда больше не смог воспользоваться вратами. Скрипичнику пришлось обратиться к запасному варианту. Он решил заманить к себе Риухито, внука императора крупнейшей технической державы Земли – Японии.

Скрипичник не сомневался: чтобы вернуть внука, император прикажет создать межпространственный тоннель таких размеров, чтобы он вместил большое войско. Знакомство императора с Кроули, располагающим необходимыми знаниями и техникой, служило гарантией, что такое устройство будет создано.

Темный Властелин лениво вытянул переднюю" конечность и коснулся кольца валунов, отмечающих вход в бездействующие межпространственные врата в протоизмерении, где он залег. Это устройство, единственное из всех ему известных, было достаточно большим, чтобы перебросить его через пространство. Если бы все пошло так, как он задумал, императорский тоннель соединил бы эти врата с другими, через которые император отправил бы войско за своим внуком. Этой лазейкой Скрипичник собирался воспользоваться, чтобы проскользнуть на Землю и усилить, свое могущество.

Когда Пигмалион украл Риухито, Скрипичник лишь немного подправил своя план. Он заручился поддержкой Койота у и тот согласился построить для него межпространственньве, врата, которые должны привести Скрипичника в убежище Пигмалиона. Если врата будут созданы, то потом ими можно будет воспользоваться, чтобы прорваться на Землю. Поход Скрипичника ненадолго откладывался, но возможность поквитаться с бывшим учеником стоила этой задержки.

Правда, Кроули и Койот весьма осторожны. Они могут догадаться о его замыслах. И хотя многочисленные разумы внутри Скрипичника подсчитали, что вероятность этого не превышает восьми процентов, Скрипичник не особенно доверял этой цифре. Джеггер слишком часто опрокидывал все прогнозы. Значит, придется его уничтожить.

Темный Властелин вытянул передние руки в пустоту. В его сознаниях замелькали миллионы разных планов уничтожения. Сонмы разумов анализировали их, отбрасывая абсурдные и неизящные. Каждый план опирался на какой-нибудь изъян в личности Джеггера. Скрипичник отмел все, кроме тех, которые основывались на самоуверенности Койота.

Скрипичник направлял воспитание Койота-Джеггера-Кейна, и, естественно, его воспитанник полагал, что достигнет успеха в любых начинаниях, выйдет победителем из любой ситуации. Он знал, что хорош, необыкновенно хорош, он знал, что не может проиграть. Это сознание собственного превосходства сочеталось с уверенностью, что он сумеет найти выход из любого положения, если у него будет время подумать. Единственный способ переиграть Джеггера – захватить его врасплох.

17
{"b":"26249","o":1}