ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Это приспособление тоже не гарантировало мне неуязвимости, но все же слегка расширяло границу между мгновенной смертью и серьезным ранением.

Джитт надела такой же комбинезон и убрала длинные светлые волосы под черную кепку. Она отказалась взять пистолеты и предпочла им карабин. Хотя он стрелял теми же винтовочными патронами, что и его старшая сестра М16-А2, складной приклад и укороченный ствол делали его идеальным оружием для ближнего боя.

Джитт взяла с собой достаточно запасных обойм, чтобы довести до конца небольшую войну, и я надеялся, что она не втянет нас в заварушку, для которой не хватит нашего арсенала.

Кроули предпочел армейскому комбинезону толстый черный свитер и черные джинсы. Из оружия он взял только свой любимый «Мак-10» с запасными обоймами. В футляре на правом бедре у него висела серебряная дубинка не вполне понятного назначения; на мой вопрос[ж ответил только, что это его старый добрый друг, и не стал вдаваться в подробности.

Кроули повел нас вниз по склону холма и дальше через полосу кактусов и каменных глыб, которая отделяла нас от поместья. Джитт шла за ним, я замыкал шествие. От Джитт исходили волны тревоги и беспокойства. В машине, пока мы добирались до места, она вела себя очень тихо и покорно выслушивала бесчисленные наставления, которые мы с Кроули давали ей по мере того, как припоминали всевозможные критические ситуации из своей практики. Когда мы свернули с Девяносто третьего шоссе на север, Джитт занервничала, и ни у кого из нас не осталось сомнений в правильности выбора объекта для ночной вылазки.

На полпути к цели мы остановились в тени неглубокого оврага и сделали по глотку воды. Кроули жестами призвал нас соблюдать молчание и осторожность. Я легонько сжал плечо Джитт, чтобы немного ободрить ее и успокоить. Она улыбнулась в ответ, но дрожащая нижняя губа выдавала ее волнение. Кроули растворился в темноте, и мы последовали за ним.

Попасть на вершину невысокой плоской горы можно было единственным способом – по насыпной дороге, льнувшей к склону горы, словно плющ. Хотя дорога шла по краю обрыва, ее не ограждали ни бордюры, ни посаженные вдоль обочин деревья, которые могли бы предупредить автомобильную аварию. Зато по обеим сторонам в изобилии попадались каменные глыбы, за которыми мы могли укрыться в случае, если из поместья или в поместье поедет машина. Благодаря ночной тишине и полной темноте, которая бывает только вдали от цивилизации, никому не удалось бы застигнуть нас врасплох.

Пройдя половину пути, мы обнаружили первое приспособление, обеспечивающее пассивную защиту от нежданных вторжений в поместье. Посередине дороги торчали толстые бетонные плиты, установленные таким образом, что водитель вынужден был свернуть в сторону, чтобы обогнуть препятствие. Если бы кто-нибудь попытался прорваться в поместье с разгону, ему пришлось бы либо сбросить скорость, либо в буквальном смысле слова слететь с дороги и рухнуть к подножию горы. На небольшой скорости барьеры можно было объехать, но машина оказалась бы под прицельным огнем охранников, которые, по всей видимости, несли дежурство дальше, наверху.

Кроули опустился на колено в тени первого барьера и достал из сумки на левом боку небольшой баллончик. Нажав кнопку пульверизатора, он распылил перед собой немного жидкости из баллончика. Невидимое облачко поплыло в темноту, потом вдруг на миг превратилось в ослепительное багрово-синее пятно.

Кроули раньше уже объяснял мне, что химическое вещество в баллончике флюоресцирует в ультрафиолетовом излучении. Осторожно распылив его в воздух, можно было определить, где пересекают дорогу лучи специальных ультрафиолетовых лазеров, связанных с сигнализационным устройством. Кроули засек несколько лазеров, которые могли осложнить нам путь, но остановить нас они были не в состоянии.

Осторожно миновав их, мы преодолели последний участок дороги и подошли к воротам. Здесь путь незваным гостям преграждали цепь и висячий замок. Кроули показал мне на провода, подведенные к изгороди, достал щуп с двумя зубцами и маленьким индикатором и сунул зубцы между двумя прутьями изгороди. Он дважды повторил эту операцию, явно озадаченный результатом. В последний раз он коснулся зубцами уже самого провода.

Пожав плечами, Кроули провел ребром ладони по шее, давая мне понять, что провода обесточены. Он встал, подошел к висячему замку и достал отмычки. Джитт придерживала цепь, пока он возился с замком. Наконец, он снял его и приоткрыл створки ворот ровно настолько, чтобы мы могли проскользнуть между ними. Когда мы прошли, Кроули закрыл ворота и повесил замок назад, но запирать ворота не стал.

Осмотрев поместье с близкого расстояния, мы увидели детали, неразличимые в подзорную трубу. Двор зарос длинной сухой травой, пробившейся даже между бетонными плитами, из которых была выложена подъездная дорожка к гаражу и к вертолетной площадке за крытым бассейном.

Одна из дверей в бассейн была приоткрыта, и на полу валялось несколько шариков перекати-поля.

Одним словом, поместье выглядело довольно заброшенным, но было ясно, что его покинули не очень давно. Все окна были целы, да и лазерная сигнализационная система на дороге в поместье до сих пор работала – видно, хозяин пожелал оградить покинутые владения от случайных вторжений. Я надеялся, что Пигмалион оставил это убежище только после того, как потерял Риухито. В этом случае можно было надеяться, что мы найдем здесь что-нибудь полезное.

Мы втроем осторожно двинулись в сторону главного здания, а когда подошли ближе, меня вдруг охватила тревога. Это было довольно странно, потому что я отчетливо чувствовал, что в поместье пусто, и нам ничто не угрожает. Вдобавок ощущение беспокойства нарастало и спадало, словно в мозгу включилась эмоциональная сирена. Я подошел к дому вплотную, и тревога захлестнула меня мощной волной.

Джитт привалилась к стене дома, и я опустился рядом с ней на колени. Она слабо улыбнулась мне, но я видел, что ее улыбка словно бы мигает в такт моей внутренней сирене. Я кивнул Джитт в знак того, что чувствую то же самое. Кроули возился с отмычками у входной двери. Я услышал щелчок, и он проскользнул в дом. Я хотел было последовать за ним, но моя решимость разбилась вдребезги с очередным завыванием сирены, и я не смог сдвинуться с места.

Неожиданно эмоциональная сирена умолкла.

Кроули появился на пороге и махнул нам рукой.

Я помог Джитт подняться, и мы вошли в дом.

Кроули закрыл за нами дверь и повел нас в небольшую раздевалку. Он повернул вделанный в стену крючок для пальто, и одна из панелей отошла в сторону.

На первый взгляд казалось, что перед нами обычная система сигнализации. Маленькие яркие огоньки на грубой схеме очерчивали различные участки поместья. У дома, бассейна и участка изгороди пульсировали сердитые красные точки.

Остальная территория была отмечена зелеными огоньками. Все выглядело почти нормально.

Ненормальность заключалась в том, что составные части сигнализационной панели не были механическими или электронными. Эту панель не столько собрали, сколько вырастили. Красными и зелеными огоньками мерцали создания, похожие на червей. Влажные полоски слизи обозначали коммуникации между детекторами и этой панелью. На полу под экраном я разглядел нескольких маленьких тварей, похожих на миниатюрных мечехвостов. У одной из них в панцире была дырочка, из которой сочилась вязкая зеленая жидкость.

– Все верно, – тихо прошептал Кроули. – Это поместье оборудовал Темный Властелин. Система сигнализации передает сообщение о вторжении в другое измерение. Но сигнал довольно слабый, и я готов спорить, что он не пробьется через защитную оболочку измерения Пигмалиона.

Я показал на красные огоньки вокруг бассейна и возле изгороди.

– Ты же нейтрализовал сигнализацию главного здания. Почему же здесь ничего не светится?

Кроули легонько щелкнул отмычкой по одному из мечехвостов. Его хрупкая скорлупка треснула и рассыпалась в пыль.

– Похоже, часть системы довольно давно вышла из строя, и внешние объекты, за которые она отвечает, не высвечиваются на карте.

45
{"b":"26249","o":1}