ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

По выражению лица Сажесса Гаспар догадался, что что-то стряслось.

Капитан прикрыл дверь.

— Хорошенькое дело, — сказал он. — Все погублено! Это вы обо всем разболтали?

— Разболтал? О чем?

— Бог мой, о чем же еще, как не об экспедиции?

— Никому ни одним словом я не обмолвился.

— Это правда?

— Я сказал только одному человеку, что отправляюсь в путешествие вместе с вами, но с какой целью — об этом я умолчал.

— Кому вы сказали?

— Господину Сегену.

— Дьявол! — воскликнул Сажесс.—Так значит, это он…

Не договорив, он присел на матрац, смял между ладонями свою панаму, которую стащил с головы, и подозрительно уставился на Гаспара.

— Объясните же, наконец, что произошло? — спросил тот.

Оказалось, что накануне вечером Жюль донес Сажессу о слухах, распространившихся в городе. Говорили, что капитан «Красавицы из Арля» нашел затонувший корабль, нагруженный слитками золота, и отправляется за сокровищами, но, по всей вероятности, вернется ни с чем, так как снаряжается другая экспедиция, финансируемая человеком гораздо более богатым и влиятельным, чем капитан. Правда, Жюль не сказал, что виной всех этих слухов был он сам, так как однажды, будучи в приличном подпитии, разболтал своей подруге о какой-то тайне, на которую Сажесс ему намекал.

Конечно, ничего страшного в этом не было, но Сажесс вообразил, будто Гаспар его обманывает. Смущало его только то, что провансалец не был знаком ни с одним из богатых людей, способных перейти дорогу капитану. Но теперь Гаспар признался, что говорил на эту тему с Сегеном, самым богатым человеком на острове и злейшим врагом Сажесса.

Теперь все было ясно. Другой на его месте дал бы волю своему раздражению, но капитан был человеком предусмотрительным и осторожным. Гаспар был ему нужен. Если они найдут сокровища, в одиночку Сажессу не справиться с экипажем «Красавицы из Арля». Подыскивать же кого-то другого вместо Гаспара нет времени. Нет, сейчас нельзя ссориться с этим кочегаром. Потом… да, да, потом, когда золото будет погружено на борт судна, Гаспар поплатится за свой длинный язык.

— В конце концов, — как можно дружелюбнее сказал Сажесс, — все это неважно. Вы утверждаете, что не говорили о сокровищах Сегену. Я верю вам. Но все же он догадался, в чем дело, и снаряжает собственную экспедицию.

— Но ведь господин Сеген не знает координат острова, — возразил Гаспар.

— Довольно и того, что он знает о наших намерениях. Поэтому надо торопиться. Я отправляюсь через три дня.

— Через три дня? — удивился Гаспар.

— Да, разгрузку «Красавицы из Арля» закончат послезавтра к вечеру.

— А время на оснащение экспедиции?

— Неужели вы думаете, что я могу взяться за дело, не составив плана действий? — усмехнулся капитан. — Давайте лучше не будем терять времени.

Через пятнадцать минут они уже были на базарной площади. Сажесс привел своего спутника к складам, тянувшимся вдоль берега. У одной из построек он остановился, заглянул в дверь и вошел, сделав знак Гаспару следовать за ним.

Воздух в помещении, где они оказались, был пропитан запахом смолы, парусины и отсыревших канатов. Пол завален ржавыми якорными цепями, отжившими свой век якорями, кабестанами, всякого рода балками и блоками, над головой свисали остатки снастей. Можно подумать, что находишься в пещере, которая была местом гибели кораблей.

Посреди всего этого хлама восседал его собственник, которого судовладельцы от Пуэрто-д'Эспанья до Порт-Ройяля называли просто Жаком. Он наблюдал за работой трех человек, сшивавших парус на свободном пространстве пола.

Это был плотный человек, мало похожий на процветающего дельца, уже немолодой, с поседевшей головой, чисто выбритый. Он неизменно улыбался, неизменно был спокоен, неизменно вежлив, неизменно готов пойти вам навстречу, но становился тверд, как кремень, когда приходилось торговаться. Его бизнес заключался в скупке за бесценок старых кораблей, порвавшихся цепей, сломанных мачт. Все это после починки он продавал с барышом. Жак всегда был в состоянии снабдить вас якорем, парусом или мачтой. Он покупал даже затонувшие корабли, если, само собой разумеется, они затонули неглубоко, причем, как правило, лично руководил спасательными операциями. И уж конечно, Жак собственной персоной появлялся в тех местах, где работа сулила хорошую прибыль.

Сажесс отвел Жака в сторону, чтобы изложить цель своего посещения. Гаспар тем временем присел на бревно и наблюдал за тем, как сшивают парус.

— Мне предстоят подводные работы, — сказал Сажесс. — Требуется два водолазных комплекта и воздушный насос. Располагаете ли вы всем этим и сколько хотите за их прокат в течение двух месяцев?

— Две тысячи долларов залог и пятьсот за прокат, — быстро ответил Жак.

— Триста, и ни цента больше.

— Моя цена — пятьсот. Если она вам не подходит, ничего не поделаешь. Со мной уже говорил один господин по тому же вопросу. Я ожидаю его с минуты на минуту с окончательным ответом. Если он согласится на мои условия, то где еще вы достанете водолазные комплекты? На Мартинике их больше нет.

Господин, конечно, был плодом фантазии коммерсанта, но Сажесс, подозрительность которого разыгралась, увидел в этих словах подтверждение слухов о другой снаряжавшейся экспедиции. Жак заметил, какой эффект произвели на капитана его слова.

— Кто же этот господин? — спросил Сажесс.

— Я храню в тайне имена своих клиентов, капитан, но так как вы были до сих пор моим заказчиком…

— Да не тяните же, черт возьми!

— Так вот, — продолжал Жак, — я полагаю, что этот господин тоже отправится в экспедицию.

— Дьявол! — воскликнул Сажесс, но взял себя в руки и рассмеялся. — Если это так, то он не извлечет из этого пользы! Ну ладно, я не могу терять времени. Покажите мне костюмы и насос.

Жак провел капитана в кладовку. Водолазные костюмы, насос, трубки для воздуха — все было почти новое и в полном порядке. Конструкция насоса позволяла поместить его как на лодке, так и на палубе корабля. На борту «Красавицы из Арля» имелась лодка, ее можно перетащить через остров и спустить в лагуну. Сажесс подумал об этом, пока осматривал костюмы.

Он повернулся к Жаку:

— Триста долларов за прокат, и ни цента больше.

— Пятьсот, капитан. Почему я должен вам уступать, раз имеется желающий заплатить пятьсот? Это было бы не по-коммерчески.

— Ну, хорошо, четыреста наличными, — продолжал торговаться Сажесс.

— Пятьсот, я сказал!

— Четыреста пятьдесят.

— Почему я должен терять пятьдесят долларов?

— Ну хорошо, пусть будет пятьсот, — сдался Сажесс.

— И само собой разумеется, капитан, вы отвечаете за сохранность имущества.

— Не беспокойтесь. А теперь я назову вам имя того господина, который хотел стать мне поперек дороги.

Жак в ответ улыбнулся. Он был доволен, что ему удалось заключить выгодную сделку благодаря своей уловке, тем более что жертвой его хитрости стал этот пройдоха капитан Сажесс.

— Сказать вам? — продолжал тот.

— Пожалуйста, сделайте одолжение.

— Это Поль Сеген, так?

— Не могу сказать, я никогда не выдаю деловых секретов.

— Послушайте, Жак, мы много лет знаем друг друга. Я подозреваю, что меня обманывают в одном деле, которое я затеял. И вот что я вам предложу: шепните мне на ухо имя того человека, который приходил к вам. Я вас не выдам и заплачу пять долларов за информацию.

С этими словами он достал из кармана деньги.

— Вы никому не скажете? Все это останется между нами? — спросил Жак.

— Даю вам слово.

Жак придвинулся к своему собеседнику и прошептал:

— Это был Поль Сеген.

— Спасибо, — поблагодарил Сажесс, вручая Жаку деньги.

Тому никогда еще не случалось заключать такой выгодной сделки: пять долларов за четыре слова лжи.

Когда Сажесс вернулся, Гаспар все еще сидел на бревне. Капитан приблизился к нему с любезной улыбкой, хотя готов был задушить его.

— А теперь, когда сделка состоялась, — сказал Жак, подходя к ним, — не хотите ли вы вместе с вашим приятелем немного подкрепиться?

14
{"b":"26250","o":1}