ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Наконец Гаспар заснул, но и во сне грезил о золоте. Незадолго до восхода солнца он проснулся с пересохшим горлом и пылающим лицом.

Гаспар вышел на палубу. Сажесс сменил Жюля и стоял рядом с рулевым. Море было озарено светом луны, уже клонившейся к горизонту. Ветер едва надувал паруса, которые трепетали, подобно крыльям огромной птицы.

Гаспар перекинулся несколькими словами с Сажессом, затем прошел немного вперед и облокотился на штирборт. Его раздражало, что судно двигается так медленно.

Некоторое время провансалец курил, уйдя в свои мысли.

«Пятнадцать процентов! — думал он. — Пятнадцать долларов от каждой сотни! Вот негодяй! Ни за что на свете! Он думал, что держит меня в руках из-за Ивеса. Раз он шантажирует меня Ивесом, я напомню ему о Педро. Команда может засвидетельствовать совершенное преступление. Тридцать процентов, и не меньше. Но пока еще рано с ним об этом говорить».

Небо на востоке разгоралось. Первые лучи солнца походили на веерообразную дымку.

— Земля! — раздался голос матроса с верхушки фок-мачты.

Гаспар вскочил на перила и, держась одной рукой за оснастку грот-мачты, всмотрелся в даль. На горизонте слабо угадывались верхушки пальм на острове. С мачты, должно быть, можно было различить и берег, но с того места, где стоял Гаспар, видны были пока лишь одни деревья.

Провансалец слышал, как Сажесс отдавал приказания, как скрипела цепь руля, и вот пальмы медленно стали исчезать из виду: судно изменило курс. Он соскочил на палубу.

— Ну как? — довольно спросил Сажесс, подходя к своему компаньону. — «Красавица из Арля» явилась к месту свидания. Она знает свое дело, моя красотка. Через час мы бросим якорь у западного берега острова, и тогда начнется настоящая работа, мой дорогой, и для меня, и для вас. А пока пойдемте завтракать.

Они прошли в каюту капитана, где кок уже накрывал на стол. Во время еды Сажесс болтал и смеялся. Он посвятил Гаспара в свой план действий, и тот не мог не изумиться предусмотрительности этого человека: ничего не было забыто, все обдумано до мельчайших деталей. Капитан намеревался перетащить через остров к лагуне лодку, поместить в лодке насос со всеми водолазными приспособлениями и поставить там палатку, в которой могли бы храниться водолазные костюмы в то время, когда они не будут использоваться. Перетащить лодку через островок было нелегким делом, но из-за множества рифов с севера к лагуне подойти было нельзя.

— Все приготовления могут занять неделю, а то и больше. Поэтому мы должны свезти на берег достаточное количество съестных припасов для команды. Вода на острове есть?

— Да, там имеется источник.

— Вы мне говорили также, что там осталась палатка?

— Всего лишь парус от лодки, из которого мы соорудили палатку.

— Достаточно и этого.

— Слушайте! — воскликнул Гаспар, поворачивая голову и приподнимаясь со стула.

Сквозь открытую дверь доносился жалобный крик, похожий то ли на плач, то ли на стон. Это кричали чайки.

Глава 27

КОРАЛЛОВЫЙ КОРАБЛЬ

Остров был теперь совсем близко. Кроны пальм раскачивал легкий бриз, у белоснежной пены прибоя мелькали чайки, тонкие голоса которых доносились до «Красавицы из Арля».

Внимание Гаспара привлекло какое-то движение под пальмами. Он взял у Сажесса бинокль. Оказалось, что это шевелились на ветру обрывки парусины. Словно руки скелета, они тянулись ему навстречу.

Якорная цепь с лязгом упала в воду. «Красавица из Арля» встала на якорь немного менее чем в четверти мили от берега.

Лишь только якорь был спущен, палуба огласилась криками. Голос Жюля выделялся среди других. Слышались его приказания держать лодки наготове, всю кладь вынести из грузового отсека. Сажесс молча стоял около Гаспара и наблюдал за приготовлениями к высадке.

Лодки были спущены. На них погрузили припасы, водолазное снаряжение и отвезли на берег. На это ушло около часа. Наконец капитан и провансалец, спустившись по веревочному трапу в лодку, отчалили от судна и направились к берегу.

— Чтобы перетащить лодку к лагуне, придется попотеть, — сказал Сажесс. — Но я думаю, что восемь матросов справятся с этим. Черт возьми, ну и пустынное же место этот ваш остров! Кто бы мог подумать, что здесь, на таком мелководье, затонул корабль.

— Да, довольно уединенное местечко, — произнес Гаспар, пристально вглядываясь в берег.

Возбуждение прошло, уступив место неясной тревоге. Эти пальмы, эти обрывки паруса, шевелящиеся на ветру, возродили в душе Гаспара уже забытое было чувство одиночества. О смерти, только о смерти говорило все вокруг, навевало страх, будто тень Симона Серпенте бродила по пляжу, залитому солнечными лучами. Гаспару в криках чаек слышались голоса пиратов, чьи души осуждены на вечные скитания.

Но лишь только нос лодки зашуршал о песок, все эти мрачные мысли исчезли. Гаспар спрыгнул в воду и вместе с матросами подтащил лодку как можно ближе к берегу. Через минуту причалила и другая лодка. Началась выгрузка.

Не дожидаясь ее окончания, Сажесс взял Гаспара под руку.

— Пойдемте, — сказал он, — я хочу хоть одним глазком взглянуть на эту шхуну. Отлив уже начался, и она, должно быть, хорошо видна.

Гаспар повел своего спутника через кустарник, обходя место, где он закопал труп Ивеса. Он даже не решался взглянуть в том направлении и вздохнул свободнее, когда кустарники оказались позади.

Они вышли на берег в двадцати ярдах западнее лагуны, неподалеку от которой Ивес нашел перевязь с сумкой и скелет.

Вода уже спала. Гаспар вдоль рифа дошел до камня, где они с Ивесом, стоя на коленях, рассматривали фок-мачту затонувшего корабля, обросшую водорослями.

— Смотрите, — сказал он капитану.

Тот, не произнося ни слова, пристально всматривался в прозрачную воду.

— Что же вы молчите? — нетерпеливо спросил Гаспар.

Сажесс как будто не слышал его, занятый собственными мыслями. Наконец он повернулся и пошел к берегу. Гаспар двинулся следом.

— Что вы по этому поводу думаете? — снова спросил он.

— Что я думаю? Клянусь честью, я думаю, что корабль затонул, уже отшвартовавшись здесь.

— Значит, он вовсе не потерпел крушения?

— Судно лежит на киле так, будто специально затоплено.

— Но если оно бросило якорь в лагуне, прежде оно должно было как-то туда попасть. Между тем в рифах нет прохода, доступного для корабля.

— Сейчас нет, а много лет назад, может, и был. Эта лагуна очень напоминает гавань.

— Но тогда зачем Серпенте понадобилось топить свой корабль? — не понимал Гаспар.

— Кто знает? За ним была погоня, он вез невольников… Каждый из команды мог быть свидетелем всех совершенных им преступлений. Весьма возможно, что Серпенте держал наготове лодку. Однажды ночью с помощью сообщника он открыл кингстоны, затопил корабль и в лодке направился к берегам Америки.

— Откуда тогда взялся скелет на берегу?

— Быть может, Серпенте был убит и ограблен своим сообщником. Но если корабль был затоплен, ставлю сто против одного, что это было проделано уже после того, как золото с него увезли.

— Значит, у нас сто шансов против одного не найти решительно ничего.

— Я сказал: сто против одного, что золота нет на борту, если судно было затоплено. Но я не знаю, затоплено оно или нет, я только высказал предположение. Нет, наши шансы совсем не так малы, как вы сейчас сказали, но и не столь хороши, как я полагал, и все же…

— Все же? — повторил Гаспар.

— Здесь не пахнет золотом. Может, это выглядит глупо, но я всегда чувствую, пахнет ли в том или ином случае золотом или нет… Так вот, на этом корабле нет золота.

В полном молчании они вернулись к месту высадки, но не через кусты, а вдоль восточного берега. Насос и водолазные костюмы уже лежали на песке, прикрытые от солнца парусом, натянутым между двумя пальмами. Белый песок был усеян свертками и ящиками. Два матроса ставили палатку, а еще двое тесаками рубили кусты, чтобы облегчить задачу тем, кто потащит лодку к лагуне.

20
{"b":"26250","o":1}