ЛитМир - Электронная Библиотека

На полпути, там, где когда-то Ив нашел череп Симона Серпенте, он вдруг остановился и, подняв руки к небу, отчаянно закричал. Бугра, около которого лежал череп, больше не существовало. Вместо него у ног Гаспара зияла довольно глубокая яма. Он понял: золото пирата было не на корабле. Оно было зарыто в землю, и пират сложил возле него свои кости.

Гаспар заглянул в яму. На дне виднелась старая, совсем почерневшая монета. Он поднял ее и надкусил. Это было золото.

Отчаянная мысль пришла ему в голову. Что если он попытается догнать «Арлезианку» на лодке? Безумие! Ему одному никогда не удастся перевести ее через буруны.

Пока он стоял, глядя на судно, черное, точно уснувшее, море вдруг глубоко вздохнуло. Высокая волна тихо, как вор, подкралась к берегу и разлилась по песку.

Гаспар отвел взгляд от барки и заметил что-то странное на восточной стороне неба. Он стал напряженно всматриваться. Неясная серая полоска прорезала небо на востоке. Она заметно двигалась. Постепенно она изменила свою форму и сделалась похожей на дымную комету, неудержимо летевшую на остров.

Это были птицы, огромная стая чаек, разрезавшая воздух своими острыми крыльями и испускавшая один общий печальный крик. Другая стая, населявшая соседний островок, поднялась навстречу и присоединила к общему хору свои тревожные голоса. В одно мгновение воздух наполнился птицами, беспорядочно носившимися над головой Гаспара.

Через несколько минут огромная стая опять разбилась на две, и точно сметенная ураганом, исчезла на юго-западе. Мгновенно водворилась полная тишина.

Гаспар вернулся к южной бухте, вошел в палатку и бросился на землю лицом вниз. Обманутый, он вспомнил теперь Мари, которой лишился в погоне за золотом.

Он потерял все, потерял и любимую. Чтобы найти ее, надо было сначала вернуться на Мартинику. Может случиться, что его заметит и спасет какое-нибудь судно, но это судно должно непременно направляться именно на этот остров. Иначе пройдут годы, прежде чем он вернется в Сен-Пьер. Можно написать Сегену, но где и когда при своей бродячей жизни он получит ответ?

Внезапно поднялся ветер. Сразу стемнело. Гаспар остановился, и ему показалось, что издалека, с моря, доносится неясный шум, глухой и мощный. Ветер крепчал, налетая порывами. Гаспар посмотрел на небо. Вся северная часть его была, точно бронзовая.

Опять он вернулся на северный берег и взглянул на судно.

«Прекрасная Арлезианка» казалась белой на темном фоне неба. Паруса ее наконец надулись. Но какие страшные волны катились по морю! Глухой, все усиливавшийся и становившийся яснее шум шел за ними. Казалось, будто легионы бурь и циклонов бешено рвались в наглухо запертую дверь, чтобы наброситься на притаившийся мир.

Прямо навстречу этой угрозе неслась «Прекрасная Арлезианка». Сажес убавил парусов, хотя недостаточно, судя по размерам надвигавшейся бури: никто лучше Пьера Сажеса не знал, что море было полно подводных скал и рифов, и он спешил уйти от них.

Ветер налетал свистящими порывами, а пенящиеся волны, разбиваясь о рифы, бросали соленые брызги в лицо Гаспару. Послышались первые раскаты грома.

В эту самую минуту заходящее солнце, бледное, как испуганный свидетель, проглянуло между туч, осветило море и надвигающиеся валы, и убегавшую барку.

Покрыв шум воды и рев ветра, на море и на остров пролился бурными потоками ливень. Он свалил Гаспа-ра с ног и чуть не смыл его в море. Оглушенный и захлебывающийся, он попытался встать. Новый порыв ветра отшвырнул его в кусты, набив рот песком.

Лежа лицом вниз, Гаспар старался подняться на ноги, но не мог, точно ему навалили на спину железную плиту. Чудовищный удар грома заставил его припасть к земле, и ему казалось, что она расступается под ним.

Наконец он с трудом приподнялся и ползком добрался до густых зарослей кустарника. Черную тьму то и дело разрезали ослепительные молнии, освещая крутящиеся смерчи и пену, которые сейчас же исчезали в ревущем мраке.

Гаспар, оглушенный, потерял сознание. Шум вокруг него казался ему гулом человеческих голосов Он не знал, сколько времени пролежал без чувств, но когда очнулся, попробовал подняться на локтях.

Первоначальная сила урагана уменьшилась. Ветер был все еще силен, но тучи поредели и сквозь них светила луна. Гаспар хотел встать на ноги, но сейчас же опять упал. Он целые сутки не ел, а снадобье, которое ему подлил Сажес, продолжало действовать.

В ту минуту, когда матрос пытался встать, он увидел ужасное зрелище.

«Прекрасная Арлезианка» мчалась к берегу, то поднимаясь на гребне волны, то исчезая в бездне. Катастрофический ураган сохранил ей только обломок фок-мачты с обрывком паруса на ней. Ветер нес судно на лагуну, окруженную рифами.

Настал час расчета. На этот раз Пьеру Сажесу уже не поможет ни хитрость, ни железная воля. Неумолимая стихия несла его навстречу смерти…

Протекли немногие томительные секунды. Гаспар различал жалобные крики негров. На одно мгновение он еще раз увидел судно, взлетевшее на высоком гребне волны. Потом луна зашла за тучу, и непроглядная тьма вновь окутала его. Через несколько минут луна появилась опять, но судна уже не было видно. Оно покоилось на дне глубокой лагуны, над которой с грохотом перекатывались волны.

XIX. Дары моря

Когда Гаспар очнулся, было уже светло, а на небе не было ни облачка. Он вспомнил все, что произошло и безоблачное небо наполнило его радостью.

Он поднялся на ноги. Одежда его заскорузла от соли, свет ослеплял его. Вид острова поразил Гаспара и наполнил его сердце тяжелой грустью. Пальм больше не было, а кустарники и песок – все было покрыто солью, блестевшей как иней. Островок имел вид пустыни.

Гаспар пошел к южной бухте в надежде, что буря пощадила его запасы еды. Так оно и было. Ящик с консервами запутался в кустах, и его не унесло волной. Гаспар открыл одну из жестянок и начал жадно утолять свой голод. Он не ел давно и насытиться было не так легко. Продолжая жевать, он отправился к северной бухте, чтобы узнать, какая судьба постигла «Арлезианку». Он прошел по коралловой косе к тому месту, где лежал коралловый корабль пирата Серпенте. Сквозь прозрачную воду лагуны он увидел рядом с его сказочно-красивым корпусом изуродованный корпус барки.

Вернувшись на берег, он заметил в нескольких шагах от воды мертвое тело. Гаспар быстро направился к нему. Это был капитан Сажес. Никакой страх не удержал Гаспара от желания подойти ближе к своему недавнему врагу. Его тянула к нему какая-то непреодолимая сила.

Неожиданно Гаспару бросился в глаза огромный бриллиант на пальце Сажеса. Он судорожно наклонился и увидел выглядывавшую из-под шейного платка капитана голову змеи с крупными рубинами вместо глаз. Со всех сторон к трупу подбирались крабы, мелкие и крупные. Гаспар понял, что надо спешить. Он опустился на колени и развязал платок, а потом осторожно снял змею с шеи капитана. Правый карман его кителя оттопыривался – Гаспар сунул в него руку и вынул узелок с драгоценными украшениями. В левом кармане оказалась записная книжка, которую он тоже переложил в свой карман. Поспешно сдернув кольцо с пальца, он убежал прочь со своей добычей, наступая на крабов, размахивая руками и оглашая пустынный остров бурными криками радости. Добежав до южной бухты, он бросился на песок, рассыпал перед собой сокровища и начал играть ими, как ребенок, приговаривая: «Это все мое, все мое!»

Теперь ничто не помешает ему вернуться к Мари… Мертвая тишина острова больше не наводила на него тоску, хотя надежды на спасение у Гаспара было немного.

Гаспар влачил на острове в течение нескольких долгих дней жалкое существование. Главным занятием его было наблюдение за горизонтом, и он предавался ему с понятным усердием и настойчивостью. И усердие увенчалось наградой. Зоркий взгляд его различил наконец едва заметное пятнышко на море.

Чтобы привлечь на себя внимание судна, Гаспар быстро разложил костер. Началось томительное ожидание. Гаспар тревожно ходил по берегу. Отчаяние сменялось надеждой.

18
{"b":"26251","o":1}