ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Благодарный позвоночник. Как навсегда избавить его от боли. Домашняя кинезиология
Сценарист
Мечник
Черный вдовец
Пепел и сталь
Пустошь. Возвращение
Доктор, который научился лечить все. Беседы о сверхновой медицине
Человек-Муравей. Настоящий враг
Сам себе MBA. Самообразование на 100 %

Гасси решила уйти из галереи как можно скорее и незаметнее. Но когда она проходила через зал, то невольно подняла глаза, и их взгляды встретились. Она заметила удивление, потом вспышку желания — примитивную реакцию, которая длилась какую-то секунду. Но этого было достаточно, чтобы она забеспокоилась. Умом Гасси понимала, что следует поскорее уйти, но продолжала стоять, как парализованная. И смотрела, как он медленно идет к ней.

— Рад тебя видеть, Гасси, — сказал он.

Когда он взял ее руку в свою, у Гасси закружилась голова. Она пыталась что-то сказать, но не могла выговорить ни слова. После долгого молчания ей наконец удалось произнести:

— И я рада, Тони. Сколько времени прошло…

Она чувствовала его взгляд на своем лице, но боялась встретиться с ним глазами, боясь, что он сможет заглянуть ей в душу и понять, что она никогда не переставала его любить. Она казалась себе прозрачной, поэтому попыталась убрать всякое выражение с лица, когда наконец подняла на него глаза.

— Ты все еще живешь в Джорджтауне?

— Когда не разъезжаю по делам компании. Отец в прошлом году умер, так что я унаследовал дополнительные обязанности.

— Мне очень жаль. В смысле, что твой отец…

Он какое-то время изучал ее, потом слегка сжал руку.

— Тебе не надо меня бояться, Гасси.

Она невольно вспомнила их последние часы вместе. Вспомнила, как они любили друг друга, его ласковые слова и нежные прикосновения. И еще она вспомнила его гнев… И все же Гасси знала, что ей действительно не надо его бояться. Ей надо бояться саму себя — и тех чувств, которые грозили вырваться наружу.

— Ты говоришь странные вещи. Я тебя не боюсь. Тони улыбнулся:

— Вот и прекрасно. Тогда выпей со мной.

— Нет, извини. Мне пора домой.

— Здесь рядом есть бар. Это займет несколько минут. Гасси почувствовала, что слабеет, поддается страстному желанию побыть с ним подольше.

— Хорошо, только ненадолго.

Тони взял ее под руку и вывел из шумной галереи на улицу. Гасси остро ощущала его близость, экзотический запах его одеколона, тепло его тела сквозь мягкую ткань его шерстяного пиджака. Она знала, что совершает ошибку, но они уже вошли в бар, и отступать было поздно.

Тони молчал, пока официант не принес им минеральной воды, потом пристально взглянул на нее. Его темные глаза сверкали в полумраке.

— Я читал о твоей свадьбе. Ты счастлива с Ричардом Чандлером, Гасси?

Она прерывисто вздохнула, удивленная его прямотой.

— Ну, разумеется! У нас с Ричардом много общего…

— Ты его любишь?

Его пристальный взгляд обезоруживал ее.

— Пожалуйста, Тони, не надо… Ты меня расстраиваешь. Он медленно протянул руку через стол и коснулся ее пальцев, разбудив в ней воспоминания о других, более интимных прикосновениях.

— Почему, сага? Почему ты прячешься от правды?

— Ты это о чем?

Он тихо рассмеялся:

— О том, что нас тянет друг к другу. Ты ведь тоже это чувствуешь. Я знаю.

Гасси слабо покачала головой:

— Ты ошибаешься. Я замужем…

— За человеком, которого не любишь. Я ведь знаю: ты вышла замуж за Ричарда Чандлера, только чтобы угодить своим родителям.

— Ничего подобного! Все, Тони, мне пора идти: оставь меня в покое, пожалуйста.

— Я хочу увидеть тебя снова, Гасси.

Гасси вдруг охватила такая тоска, что, казалось, ее можно увидеть невооруженным глазом. Она отчаянно пыталась сопротивляться, призвав на помощь остатки своей воли, страшась снова встретиться с ним глазами. Наконец, не в силах больше выдержать эту муку, она вскочила и, как слепая, ринулась из бара, понимая, что только что была на волосок от ужасной ошибки.

Мик Тревис пронаблюдал, как Гасси выскочила из бара и побежала к своей машине, и лениво прикинул, не завела ли примерная вашингтонская матрона любовную интрижку. Разумеется, это не имело никакого отношения к Рику Конти, но Тревис, наловчившись писать свои грязные книжонки, теперь уже невольно обращал внимание на такие веши.

Как только Гасси отъехала, Тревис завел свой «Корветт» и двинулся за ней, соблюдая приличное расстояние, хотя был уверен, что она его не замечает. Было что-то извращенно приятное в слежке за убийцей. Но как ни нравилась Мику эта игра, пора было объявиться и обвинить Гасси в соучастии. Он не сомневайся, что она расколется, как только увидит золотой медальон.

Густое облако табачного дыма висело над огромным залом гостиницы «Мейфлауер». Ужин был съеден, речи произнесены, но Ричард продолжал общаться со своими сторонниками, пожимать руки и искусственно улыбаться. Гасси смотрела на него со стороны, и он напоминал ей клоуна, выступающего перед зрителями, который раскланивался, пряча лицо за нарисованной улыбкой.

Гасси вздрогнула от отвращения и отпила глоток теплого вина. Ричард наверняка будет упрекать ее в недостаточной светскости, но она была слишком занята своими мыслями, чтобы притворяться, будто ее интересует эта кампания. Воспоминание о встрече с Тони все еще жгло ее душу.

Гасси покраснела, припомнив, как его пальцы медленно гладили ее руку. Внезапно все ее фантазии перестали быть пустыми мечтами женщины, испортившей себе жизнь. Она безумно хотела снова его увидеть, но ей мешало чувство долга, воспитанное с детства. О романе с Тони и думать было нельзя.

Но каждый раз. когда Гасси пыталась выбросить Тони из головы, она обнаруживала, что упорно цепляется за воспоминания о нем. Наверное, это судьба, что он снова возник в ее жизни именно сейчас, когда она так несчастлива и разочарована. В другое время у нее нашлось бы больше сил, чтобы сопротивляться. Но сейчас она чувствовала себя слабой и уязвимой, истерзанной перспективой жизни без детей. Ричард ее предал, и это делало мысли о неверности не такими пугающими.

Гасси поразило, что она всерьез думает о романе с Тони. Она судорожно оглянулась, боясь, что ее мысли можно прочесть по лицу, и вдруг услышала знакомый скрипучий голос, от которого у нее душа ушла в пятки.

— Давненько не виделись. Гасси! Но ведь я обещал, что мы снова встретимся. — Мик Тревис сел на свободный стул рядом и ехидно ухмыльнулся.

— Что вы здесь делаете?! — прошептала она. — Это частный прием!

Мик порылся в кармане смокинга, выудил оттуда смятый пропуск для прессы и помахал им перед ее лицом.

— Ты забыла, что я репортер, лапочка?

— Вы не репортер! Убирайтесь отсюда, или я позову охрану!

Он засмеялся, затем лениво откинулся на спинку стула и закурил сигарету.

— Не думаю, что ты это сделаешь, Гасси. У нас с тобой еще есть незаконченные дела.

— У меня нет никаких дел с вами! — Она вызывающе уставилась на него, стараясь скрыть свой дикий страх, но Тревис, казалось, видел ее насквозь.

— Тогда тебе придется поговорить с копами.

Гасси вздрогнула и быстро оглядела зал. Ричард будет вне себя от ярости, если заметит, что она разговаривает с таким типом, как Мик Тревис. Но она была так напугана, что боялась просто прогнать его.

— Ладно, — согласилась Гасси. — Только не здесь. Я встречусь с вами на улице через несколько минут.

Он ухмыльнулся, встал и ногой отпихнул стул.

— Всего пару минут, Гасси. Я не из терпеливых.

Гасси проследила, как он исчез в толпе, борясь с охватившей ее паникой. Почему именно сейчас? Что ему надо? Ведь прошло столько времени! А что, если он собрался ее шантажировать?..

Не в состоянии сдержать дрожь, Гасси вскочила и начала проталкиваться сквозь толпу. Взяв в гардеробе свое соболье манто, она прошла через холл гостиницы, опустив голову, чтобы не привлекать к себе внимания. Меньше всего ей был нужен сейчас пронырливый репортер, который бы последовал за ней на улицу.

Она вышла в темную январскую ночь, и холодный порыв ветра ударил ей в лицо. Мик прятался в тени, подобно зловещему призраку. Гасси постаралась взять себя в руки и медленно подошла к нему.

— Так что вам нужно? — спросила она.

Мик, взглянув на любопытного швейцара и взяв ее под руку, увел подальше в темноту.

49
{"b":"26253","o":1}