ЛитМир - Электронная Библиотека

19

Хелен стояла на пороге огромной роскошной гостиной, выполненной в белых и золотых тонах, и взирала на разворачивающееся перед ней зрелище. Это была типичная голливудская вечеринка — шумная и беспорядочная, заряженная изрядным количеством выпивки и кокаина. Но она не чувствовала себя потерянной среди этого сверкания и блеска, ей казалось, что она плывет по воздуху. Воротилы студии «Империал» собрались в особняке продюсера Хауи Родмана, чтобы отпраздновать потрясающее событие: номинацию на Оскара Хелен Гэллоуэй за главную роль в фильме «Жизнь во мраке».

Хелен одарила сияющей улыбкой проходящего мимо официанта и взяла у него бокал шампанского. Она редко пила в последнее время, но это была магическая ночь, она не хотела ничего пропустить. Невзирая на мрачные предсказания, ей удалось не только удержаться в Голливуде, но и взлететь на недосягаемую высоту.

Она пила маленькими глотками шампанское и вспоминала свою долгую борьбу с маленькими белыми таблетками, дни и ночи, проведенные в безумном угаре. Сейчас все это казалось нереальным, но тогда она медленно опускалась в бездонную яму отчаяния. Однако Сет и Ретта любили ее достаточно для того, чтобы остановить ее стремление уничтожить себя.

Сегодня она чувствовала себя настоящей звездой и ощущала, что в душе у нее проклюнулся нежный росток надежды. Даже если кошмары всегда будут с ней, сейчас у нее хватало сил, чтобы с ними бороться.

Хелен заставила себя выбросить из головы все мысли о прошлом и улыбнулась, заметив Ретту, пробирающуюся к ней сквозь толпу. Она по-прежнему скалывала свои тусклые седеющие волосы в пучок на затылке, но черное платье и красивый жемчуг на шее были стильными и дорогими, что свидетельствовало о ее успехе.

— А вот и ты, — сказала она, обнимая Хелен. — Я всюду тебя ищу. Как тебе в роли звезды?

Хелен улыбнулась, ее темные глаза сияли.

— Здорово, Ретт! Вот только иногда мне кажется, что я все это вижу во сне.

Ретт рассмеялась, достала из сумки сигарету и щелкнула дорогой зажигалкой от Картье.

— Едва ли. Джек Голден только что поймал меня и заявил, что хочет снимать тебя в «Смертельной одержимости».

Хелен припомнила свой последний ужасный фильм с Джеком и поморщилась. Большая часть этих душных недель в Мексике стерлась из ее памяти, но она все еще живо помнила таблетки, алкоголь и бесконечные ночи разгула.

— Что ты ему сказала? — спросила она, начиная нервничать.

— Я сказала, чтобы он убирался ко всем чертям. Хелен рассмеялась:

— Я хочу работать, но не думаю, что выдержу еще один фильм с Джеком.

— Значит, я поступила правильно. У нас масса предложений. Не торопись, подумай и скажи мне, чем ты хочешь заняться дальше.

Хелен снова кивнула и разгладила складки своего белого платья. Всего несколько минут назад она чувствовала себя прекрасно, а сейчас вдруг начала нервничать.

— Эй, ты в порядке? — встревоженно спросила Ретта.

— Да вот почему-то задергалась. Ретта взяла ее за руку.

— Будет тебе, расслабься. У тебя все идет прекрасно. Не говоря уже о том, что в этом платье ты выглядишь потрясающе.

Хелен улыбнулась ей, чувствуя, что уверенность в себе быстро возвращается. Она все еще была слишком худой, но знала, что это сверкающее платье снова сделало ее прекрасной.

— Не беспокойся за меня, Ретт, — тихо сказала она. — Яне развалюсь на части, не подведу тебя. Все это в прошлом.

— Совершенно верно, черт возьми! А теперь почему бы нам не поинтересоваться угощением? Я слышала, вечеринку обслуживает сам Эрл Мосс.

Уже почти рассвело, когда Хелен сбросила с ног белые сандалии и свернулась клубочком около Сета на переднем сиденье. Она все еще переживала свой сегодняшний триумф. Профиль Сета был виден ей в таинственном свете приборной доски.

— Мне так хорошо! — вздохнула она. — Жаль, что вечер кончился…

Сет взглянул на нее, его синие глаза были серьезны.

— Мы этого добились, Хелен. Теперь-то все и начнется.

Хелен чувствовала, как его любовь и понимание окатывают ее нежными волнами. Они вместе прошли сквозь ад, и теперь их связывало нечто большее, чем любовь, — они сумели выжить.

— Я тебя люблю, — пробормотала она. Он погладил ей руку.

— Может, сейчас и не вовремя, но я тут подумал… Ты не хочешь выйти за меня замуж?

— Но ведь ты…

— Да. я всегда считал брак ловушкой, но не сейчас. Не с тобой.

Хелен прекрасно понимала, что он чувствует. Ей и самой брак вдруг показался единственно правильным и разумным решением. Они должны были быть вместе.

— Когда? — спросила она.

Сет откинул голову и рассмеялся.

— Как можно скорее.

Хелен наклонилась, чтобы поцеловать его в щеку, но ее вдруг ослепил свет фар. Через секунду она смогла разглядеть летящую им навстречу машину.

— Сет, осторожнее! — крикнула она.

Но ее крик заглушил скрежет металла, рвущего металл.

Хелен застонала, снова увидев тот же сон, который повторялся, подобно старому фильму. Она в стерильно белой комнате, окруженная странными звуками и неприятными запахами. И боль — резкая, безжалостная боль…

— Хелен, открой глаза! Взгляни на меня. Хрипловатый голос казался знакомым. Хелен попыталась открыть глаза, но яркий свет слишком слепил.

— Уже лучше, Хелен. Попробуй еще раз.

Хелен заставила себя посмотреть в ту сторону, откуда звучал голос. Увидев смутные очертания женщины, наклонившейся над ней, она моргнула, и очертания стали четче.

— Ретта, — прошептала она.

— Слава богу! — воскликнула Ретта.

— Где я?..

— В больнице. Ты не помнишь аварию?

Хелен снова закрыла глаза. Голова казалась легкой, как перышко; она все еще пребывала в тумане, словно не Совсем проснулась.

— Какую аварию?

Ретта ласково коснулась се плеча.

— Это сейчас не важно. Как ты себя чувствуешь?

— Голова кружится. И почему-то все болит…

— Я позову врача. Ты отдыхай, я скоро вернусь. Ретта выскочила за дверь, а Хелен попыталась сесть, но голову пронзила такая дикая боль, что она снова упала на подушки. Ясно, с ней произошло что-то ужасное. Но почему она ничего не помнит?..

Хелен лежала совершенно неподвижно, когда вернулась Ретта вместе с незнакомым мужчиной в идеально чистом белом халате. Нижняя часть его лица была закрыта густой черной бородой, но карие глаза казались добрыми. Он улыбнулся и подошел к кровати.

— Здравствуйте, Хелен. Я — доктор Перез, Как вы себя чувствуете?

— Ужасно. Что со мной случилось?

— Вы получили травмы при автокатастрофе. У вас небольшое сотрясение мозга и много некрасивых синяков и кровоподтеков, но через несколько дней вы поправитесь.

— Доктор, почему я ничего не помню?

Он снова улыбнулся тепло и обнадеживающе.

— Вспомните. Временная потеря памяти часто сопутствует сотрясениям. Надо немного подождать. — Он приложил стетоскоп к ее груди. — Мне бы хотелось вас осмотреть. Если все нормально, я могу прописать вам что-нибудь болеутоляющее.

Хелен внезапно забеспокоилась.

— Нет… никаких таблеток.

Он посмотрел на нее с пониманием и сочувствием.

— Разумеется вам решать. Дайте мне знать, если передумаете.

Хотя осмотр длился всего несколько минут, Хелен совсем обессилела. Голова болела все сильнее, ей очень хотелось спать, но в ее мозгу, как пылинки, уже начали мелькать частички воспоминаний. Она закрыла глаза, чтобы сосредоточиться и собрать все эти разрозненные части вместе. Внезапно она увидела машину, мчащуюся прямо на нее из темноты, и закричала. Ретта бросилась к ней.

— Хелен, что с тобой? Позвать врача?

— Авария… Я вспомнила аварию! — Она облизнула пересохшие губы. — Что с Сетом?

Ретта быстро отвернулась, но Хелен успела заметить жалость в ее глазах, и сердце ее замерло.

— Где он? Я хочу его видеть!

— Не сейчас. Тебе надо отдохнуть.

— Говори! — взвизгнула Хелен. Ретта долго молчала.

— Сет погиб в автокатастрофе, — наконец сказала она. Хелен задрожала и затрясла головой.

51
{"b":"26253","o":1}