ЛитМир - Электронная Библиотека

— Иногда все получается совсем не так, как мечталось.

Гасси соскользнула с кровати и подошла к окну, выходящему в маленький дворик.

— Странно. Я всегда была такой осторожной, а теперь рискую всем, что у меня есть. Но остановиться не могу. Меня терзает мысль, что, если я потеряю Тони, у меня уже никогда не будет шанса стать счастливой.

— Тогда, может, стоит рискнуть? — сказала Диана.

— Не знаю. Я так запуталась, не знаю, что делать. — Гасси отвернулась от окна и прижала платок к глазам. — Это ужасно! Мне совсем не хочется портить тебе свадьбу, Диана. Но вы мои самые близкие подруги. Я должна была вам сказать.

Диана почувствовала такой прилив любви и сочувствия, что стало больно дышать. После стольких лет они все еще были нужны друг другу. Диана поняла: что бы ни случилось, эти женщины всегда будут частью ее жизни.

— Ничего ты не испортила, — сказала она, поднимаясь и обнимая Гасси. — Я рада, что вы здесь.

Рейчел тоже подошла к ним и обняла их за плечи.

— Жаль, что нет Хелен. Диана тяжело вздохнула.

— Я ей трижды звонила, — сказала она, — но не смогла уговорить приехать. Очевидно, мысль о свадьбе сейчас для нее невыносима.

Рейчел отодвинулась и взглянула на Диану.

— Хватит ныть! А то опоздаем на собственную свадьбу.

Диана представила себе Майкла, ожидающего ее в гостиной, и невольно улыбнулась. Это был, наверное, самый счастливый день в ее жизни.

Нарциссы и гиацинты в больших корзинах наполняли воздух тонким ароматом. Диана стояла рядом с Майклом у высокого окна, чувствуя себя робкой и неуверенной в прозрачном голубом платье. Но тут Майкл улыбнулся, и ее сердце забилось от радости.

Судья начал церемонию, и Диана старалась запомнить каждую деталь. Ее бракосочетание с Джоуэлом было организовано на скорую руку и проходило в невзрачной комнате в зале суда. Но сегодня все, кого она любила, были рядом, чтобы разделить с ней радость. Кэрри стояла возле нее — настоящая маленькая леди в белом платье, вышитом вручную по подолу маленькими фиалками. Справа стояли Рейчел и Гасси, а Энджи сидела у камина с друзьями Майкла. Жаль только, что отец не дожил до этого дня и не смог порадоваться за дочь. Он бы наверняка одобрил такого зятя.

Когда церемония закончилась, вспыхнули блицы, все кинулись к ним с поздравлениями, а Майкл наклонился, чтобы поцеловать ее, и любовь светилась в его глазах, подобно яркой свече. Диана смотрела на него и не могла поверить, что она замужем. Она вышла замуж за этого замечательного человека…

Ровно через неделю после свадьбы, ранним солнечным утром Диана поспешила на кухню, чтобы налить себе кружку кофе. Утро всегда было для нее трудным временем суток, сейчас же все стало еще сложнее. Майкл имел пристрастие к долгим горячим душам, а у Кэрри вдруг возник неожиданный интерес к своей наружности. Она могла подолгу возиться с волосами и часами разглядывать свою веснушчатую физиономию в зеркале. Когда они наконец уходили из дома, Диана чувствовала себя вымотанной. Ей очень нравилось быть замужем за Майклом, но кое-какие усовершенствования в их дневной режим внести было необходимо.

Глубоко вздохнув, она включила телевизор и села за стол, чтобы немного успокоиться перед отъездом в студию. Ее репортаж о наркотиках вчера вышел в эфир, и она ощущала глубокое удовлетворение. На этот раз Эд Блейк вынужден»будет признать ее заслуги. После стольких лет работы по мелочам она наконец сделала что-то существенное!

Внезапно на экране появилось знакомое лицо. Она наклонилась, чтобы лучше слышать, и ее затошнило от предчувствия беды. Не может такого быть! Она видит это все во сне! Диана слушала, как по национальному каналу Вик Лумис отказывается от своих показаний, и ощущала, что ее карьера рушится.

Эд Блейк нетерпеливо нажал кнопку интеркома и заорал секретарше:

— Куда, черт побери, подевалась эта Эллиот?! Я же сказал, чтобы была здесь, как только появится!

— Извините, мистер Блейк. Диана еще не приходила. Я звонила ей домой, но ее там тоже не было.

Эд едва не подавился яростью, потом сказал более спокойным тоном:

— Свяжитесь с Энджи. Может быть, она знает.

— Слушаюсь, мистер Блейк.

Эд выключил интерком, откинулся в кресле и сделал несколько глубоких вдохов. Теперь, когда ему наконец удалось достать эту Диану Эллиот, он не мог дождаться их встречи. Но эта стерва где-то пряталась. Типично женское поведение — поднять волну и спрятаться от последствий.

«Ну что же, эта неудача дорого ей обойдется», — с удовольствием подумал он. Забавно, что все это просто свалилось ему в руки. Он долгие годы пытался от нее избавиться, а теперь сама судьба преподнесла ему подарок — прекрасную возможность опорочить ее, даже уволить, если начальство прислушается к его рекомендациям.

Эд внезапно почувствовал себя прекрасно и любовно погладил гладкую поверхность стола. Ничего, он может подождать этого удовольствия еще несколько часов. Все получится замечательно. Если даже ей удастся удержаться на работе, дальнейшее продвижение для нее будет исключено. Она окажется в тупике, а уж он постарается, чтобы она поняла, во что обходятся амбиции. Пусть ему не удалось в свое время достать Джордана Карра, зато Диана Эллиот теперь настоящая подсадная утка.

Проболтавшись несколько часов без всякой цели, Диана вышла из лифта и направилась в свой кабинет, замечая, что люди невольно шарахаются от нее, как будто ее позор может и их запачкать. Чувствуя себя парией, она постаралась поскорее укрыться в кабинете, но у дверей ее перехватила секретарша Эда.

— Диана, Эд ждет вас все утро, — смущенно сказала она. — Он мне голову откусит, если я вас упущу.

Как ни хотелось Диане немного побыть одной перед встречей с Эдом, она кивнула и последовала за секретаршей к роскошным владениям Блейка. Ожидая приглашения войти в святилище, она ощущала тяжесть в груди, предчувствие катастрофы.

— Входите, — сказала наконец секретарша. Готовая к самому худшему, Диана вошла в кабинет Эда, прикидывая, не последняя ли это битва между ними. Эд сидел за столом, положив перед собой ухоженные руки. Взглянув на него, Диана внезапно заметила, как мало он изменился за эти годы. Правда, густые темные волосы слегка поредели, а вокруг глаз появились морщинки, но лицо все еще было розовым, как у младенца, а серый костюм и галстук словно сошли с картинки модного журнала. Она с отвращением представила себе, как долго Эд по утрам крутится перед зеркалом.

— Где ты шляешься, черт побери? — резко спросил он.

— Мне нужно было побыть одной, — объяснила Диана, изо всех сил стараясь избавиться от жалобных ноток в голосе.

— Как я понимаю, это значит, что ты утром видела своего драгоценного Вика Лумиса по телевизору?

Диана кивнула. Как же она ненавидела его за этот радостный блеск в глазах!

— А ведь я тебя насчет него предупреждал, Диана! Но ты заупрямилась и не желала ничего слушать. Теперь разразится скандал, который может стоить каналу нескольких миллионов долларов. Мне уже звонили мэр и комиссар полиции. Против нас подадут десяток исков за клевету, не говоря уже о том, что мы станем посмешищем для всех остальных каналов. Прекрасная работа, Эллиот! Уж вляпалась так вляпалась!

— Господи, ты так говоришь, будто это я нарочно. История была надежная, у меня есть записи для подтверждения всех наших предположений…

Эд грохнул кулаком по столу и заорал дурным голосом:

— Все эти пленки ни шиша не стоят без Лемиса, и ты это знаешь.

— Наверное, кто-то ему угрожал. Если я с ним поговорю…

— Забудь, — перебил он. — Нам сейчас остается только подсчитывать убытки. На следующей неделе мы публично извинимся, и молись, чтобы мэр решил спустить это дело на тормозах.

— А как же я? — тихо спросила Диана. — Что будет со мной?

Некоторое время Эд молча рассматривал ее, как какой-то редкий экземпляр в лаборатории. Во всяком случае, ей так казалось. Она понимала, что он знает, как ей неловко, и наслаждается ее дискомфортом. Эд так долго таращился на нее, что она почувствовала, как на щеках появляются красные пятна, а верхняя губа покрывается мелкими капельками пота. Наконец он заявил:

56
{"b":"26253","o":1}