ЛитМир - Электронная Библиотека

Она заканчивает разговор и улыбается.

- Эмори. Она слегка странная.

Я киваю, соглашаясь частью о странности. Она указывает в ванную.

- Можно я сначала переоденусь?

Я согласился, радуясь, что она вернется в ту одежду, в которой я обнаружил ее. Когда она исчезает в ванной, я достаю свой телефон, чтобы написать Харрисону.

Я: Иду выпить. Вы подаете сырные палочки?

Харрисон: Нет.

Я: Сделай одолжение. Когда я закажу сырные палочки, не говори, что не подаете их. Просто скажи, что кончились.

Харрисон: Хорошо. Странная просьба, но как скажешь.

Глава 3

Оберн

Жизнь странная штука

Даже не представляю, как мне удалось пережить этот день, начав с работы в галерее с утра, назначенной на полдень, встречи с адвокатом, отработав вечер в художественной студии, я закончила тем, что впервые в жизни оказалась в баре.

Стыдно признаться, но раньше мне не удавалось посещать такого рода заведения, и по моему замешательству у входа, Оуэн все понял. Я не знала, что представляют из себя подобные места, так как до совершеннолетия еще не дотягивала. Пришлось напомнить об этом Оуэну, но он в ответ покачал головой и попросил не упоминать сей факт при Харрисоне. А если тот вдруг попросит документы:

- Просто скажи, что оставила их в студии, и я за тебя поручусь.

Выглядел бар совсем не так, как я ожидала. Мне представлялись диско-шары и огромный танцпол в стиле «Лихорадки субботнего вечера». Но на самом деле, все оказалось гораздо прозаичнее. Внутри было довольно тихо, посетителей можно пересчитать по пальцам. Вместо танцевальной зоны большую часть площади занимали столики. И ни одного диско-шара. К моему большому разочарованию.

Оуэну пришлось обойти несколько столиков прежде, чем подойти к плохо освещенной части бара. Он отодвинул стул, помог мне сесть, а потом присел на соседний.

С другого конца барной стойки за нами наблюдал парень, готова поспорить, это и есть тот самый Харрисон. С головой покрытой рыжими кудряшками, ему не дашь и тридцати лет. А повсюду напичканная символика четырехлистного клевера в сочетании с его светлой кожей наталкивала на мысль о том, что он либо ирландец, либо хочет казаться им.

Я знаю, что не должна удивляться, как настолько молодой парень может управлять собственным баром, но если все местные ребята хотя бы наполовину так же талантливы, как и Оуэн, этот город должен кишмя кишеть молодыми предпринимателями.

Просто великолепно.

Теперь я еще сильнее почувствовала себя не в своей тарелке.

Харрисон кивнул Оуэну и коротко взглянул в мою сторону. Он недолго разглядывал меня, после чего его недоуменный взгляд снова вернулся к моему спутнику. Не знаю, отчего этот парень выглядел настолько сбитым с толку, но Оуэн, не обращая на него никакого внимания, повернулся ко мне.

- Сегодня ты была великолепна, - произнес он.

Положив подбородок на руку, Оуэн улыбнулся. Его комплимент заставил и меня улыбнуться, хотя может все дело в нем самом. И в его невинной, привлекательной ауре. Морщинки около глаз, делали его улыбку более искренней, чем у других людей.

- Также как и ты.

Мы оба просто продолжали улыбаться друг другу, когда на меня снизошло осознание того, что я наслаждаюсь этим моментам, несмотря на то, что бары не моя стихия. Я не занималась подобными вещами уже очень давно, и, если честно, просто не понимала, почему Оуэн так решительно настроился высвободить другую часть меня, но мне очень понравилось.

Я также понимала, что должна сфокусироваться на более важных аспектах своей жизни, но это всего лишь одна ночь. И один напиток. Как он может повредить?

Положив руку на стойку, он полностью развернулся ко мне. Я сделала то же самое, но стулья стояли слишком близко, и теперь наши ноги задевали друг друга. Он сделал так, чтобы одно мое колено оказалось межу двумя его, а его между моими. Мы сидели не слишком близко и не терлись друг о друга ногами, но наши колени определенно соприкасались, и сидеть в таком положении рядом с малознакомым парнем оказалось очень интимным занятием.

Оуэн посмотрел на наши ноги.

- Мы, что, флиртуем?

Не спуская глаз друг с друга, мы так и не перестали ухмыляться, тогда я поняла, что с тех самых пор, как мы покинули его студию, улыбка не покидала наших лиц.

Я покачала головой.

- Я не умею флиртовать.

Он вновь взглянул на наши ноги и уже собрался прокомментировать мои слова, когда в поле зрения попал Харрисон. Он наклонился вперед и небрежно уперся руками в барную стойку, концентрируя внимание на Оуэне.

- Как все прошло?

Харрисон определенно был ирландцем. Его акцент оказался настолько сильным, что я с трудом смогла разобрать его слова.

Оуэн улыбнулся мне.

- Просто замечательно.

Харрисон кивнул, переключаясь на меня.

- Ты, должно быть, Ханна, - и протянул руку. - Я Харрисон.

Не глядя на Оуэна, я лишь услышала, как он прочистил горло. И взяв Харрисона за руку, пожала ее.

- Очень приятно, Харрисон, но вообще-то меня зовут Оберн.

Глаза Харрисона начали увеличиваться, и он посмотрел на Оуэна.

- Черт, мужик, - произнес он, виновато засмеявшись. - Я за тобой не успеваю.

Оуэн отмахнулся от него.

- Все нормально, - успокоил он. - Оберн знает о Ханне.

На самом деле все совсем не так. Осмелюсь предположить, что Ханна - это та девушка, которая бросила его. Единственное, что я знала со слов Оуэна, так это то, что посещение бара после шоу было своего рада традицией. Так что, мне стало любопытно, почему Харрисон ни разу не встречал Ханну, если она прежде работала в студии. Оуэн прочитал замешательство на моем лице.

- Я никогда не приглашал ее сюда.

- Оуэн никого не приглашал сюда, - добавил Харрисон.

И посмотрел на Оуэна.

- Что случилось с Ханной?

Оуэн покачал головой, словно не хотел говорить об этом.

- Как всегда.

Харрисон не уточнял, что означает «как всегда», и стало понятно, он в курсе произошедшего с Ханной.

Хотелось бы и мне узнать, что скрывалось за этим «как всегда».

- Что тебе подать из напитков, Оберн? - поинтересовался Харрисон.

Я немного испуганно посмотрела на Оуэна, не зная, что заказать. Я никогда раньше не заказывала напитки в баре, учитывая, что еще слишком мала для этого. Он понял мое выражение лица, потому быстро развернулся к Харрисону.

- Принеси нам два Джека с колой, - заказывает он. - И порцию сырных палочек.

Харрисон легко стукнул кулаком по барной стойке.

- Сейчас все будет, - и начал отходить, но потом резко повернулся к Оуэну. - Ох, у нас же нет сырных палочек. Только подобие. Сырное фри подойдет?

Я попыталась не нахмуриться, потому что надеялась на сырные палочки. Оуэн посмотрел на меня, и мне пришлось кивнуть.

- Звучит здорово, - соглашаюсь я.

Харрисон улыбнулся и снова начал отходить, но потом снова повернулся, только на этот раз уже ко мне.

- Тебе же есть двадцать один?

Я быстро кивнула, и заметила, как на мгновение на его лице вспыхнуло сомнение, но он не стал придавать этому значения и ушел, так и не спросив документы.

- Ты безнадежная врунья, - засмеялся Оуэн.

Я выдохнула.

- Обычно я не лгу.

- Понимаю, почему, - подтрунивает надо мной он.

Он вернулся в исходное положение, и наши ноги снова сплелись. Улыбнулся.

- Расскажешь о себе, Оберн?

Приехали. Этот момент я обычно называю началом конца.

- Ого, - хмыкнул он. - Что это за взгляд?

Я поняла, что, скорее всего, хмурилась, когда он задавал вопрос.

- Моя история такова: живу тихой жизнью, о которой стараюсь не распространяться.

Он улыбнулся, чего я совсем не ожидала.

- Звучит, точь-в-точь, как моя история.

Харрисон вернулся с нашими напитками, спасая от несостоявшегося разговора. Мы оба одновременно сделали глоток, только Оуэну он дался гораздо легче. Несмотря на то, что я была несовершеннолетней, в прошлом, когда жила в Портленде, у нас с друзьями имелась некоторая практика с алкоголем, но этот напиток оказался очень крепким. Прикрыв рот, я закашлялась, и Оуэн, разумеется, снова заулыбался.

10
{"b":"263139","o":1}