ЛитМир - Электронная Библиотека

- Ну ладно, раз никто из нас не хочет говорить о себе, может, ты хотя бы потанцуешь со мной?

Он заглянул мне за спину на маленький танцпол в другой части зала.

Я немедленно покачала головой.

- И почему я не удивлен твоим ответом? - он встал. - Пошли.

Я практически не прекращала отрицательно трясти головой, настроение сразу же изменилось. Ни за что не стану с ним танцевать, тем более медленный танец, который только что начал играть. Он схватил меня за руку, пытаясь поднять с места, но я двумя руками ухватилась за сиденье стула, готовая к борьбе, если того потребует ситуация.

- Ты, правда, не хочешь танцевать? - огорчился он.

- Я, правда, не хочу танцевать.

Некоторое время он просто смотрел на меня, потом опустился на свой стул. Наклонившись немного вперед, он жестом попросил придвинуться ближе. Он до сих пор держал меня за руку, и его большой палец, поглаживающий мою руку, слегка отвлекал. Оуэн продолжил наклоняться до тех пор, пока его губы не оказались около моего уха.

- Десять секунд, - прошептал он. - Дай мне всего десять секунд, и если ты не захочешь со мной танцевать, то сможешь уйти.

По рукам, ногам и шее заструились мурашки от его нежного и убедительного тона, я почувствовала, как киваю, не осознавая во что себя втягиваю.

Но десять секунд - это такая малость. С десятью секундами я справлюсь. За это время я не успею сгореть со стыда. И по истечении, смогу вернуться на свое место, спокойно сесть, освобожденная от надоеданий с танцами.

Он снова встал, подталкивая меня к танцполу. Слава Богу, в зале было немноголюдно. Несмотря на то, что мы единственные, кто собирался танцевать, нам не грозило оказаться в центре внимания, так как в баре практически никого не было.

Мы дошли до танцпола, и Оуэн положил руку мне на поясницу.

- Один, - прошептала я.

Он улыбнулся, когда понял, что я на самом деле собираюсь считать. Используя вторую руку, он закинул мои руки себе на шею. Я видела несколько танцев, так что хотя бы представляла, как нужно стоять.

- Два.

Он покачал головой, засмеявшись, и положил свободную руку чуть выше той, прижимая меня к себе.

- Три.

Он начал покачиваться, и именно в этот момент, я обычно начинала путаться. Мне не удавалось понять, какое последует движение. Я взглянула на наши ноги, пытаясь разобраться, что с ними делать. Он прислонился своим лбом к моему.

- Просто повторяй за мной, - подбодрил он и опустил свои руки мне на талию, аккуратно покачивая мои бедра так, как ему было нужно.

- Четыре, - считала я, двигаясь вместе с ним.

Он немного расслабился, когда увидел, что я поняла принцип. Его руки снова скользнули мне за спину, прижимая еще сильнее. Неосознанно, я ослабила хватку на его шее и прижалась к его груди.

От него исходил опьяняющий запах, и прежде чем я поняла, что вообще делаю, мои глаза закрылись, а нос втянул в себя его запах. От Оуэна до сих пор исходил аромат геля для душа, хотя он мылся несколько часов назад.

Думаю, мне нравится танцевать.

Это было естественно, словно танцы - неотъемлемая часть человеческого существования.

Они очень походили на секс. Хотя в этом плане мне удалось разобраться не больше, чем в танцах, но я до сих пор прекрасно помнила каждый миг, проведенный с Адамом в мельчайших подробностях. Когда два тела (обнаженных человека), оказавшись вместе, точно знают, что нужно делать и как подстроиться друг под друга. Очень интимное времяпровождение.

Я почувствовала, как ускорился пульс, и меня окатило теплой волной, долгое время мне не удавалось ощущать ничего подобного. Я задалась вопросом, что стало тому причиной танцы или Оуэн. Раньше мне не приходилось танцевать медленный танец, поэтому и сравнивать было не с чем.

Единственное, в чем я могла признаться так это в том, что только Адам заставлял меня чувствовать себя таким образом. Прошло очень много времени с тех пор, как я хотела, чтобы меня поцеловали.

Может быть, прошло много времени с тех пор, как я просто позволяла себе это почувствовать.

Оуэн убрал руку с моей спины и положил ее на затылок, приближаясь губами к моему уху.

- Десять секунд истекли, - прошептал он. - Хочешь уйти?

Я легко покачала головой.

Мне не видно его лица, но я знала, он улыбается. Крепче прижав меня к себе, он положил подбородок на макушку. Закрыв глаза, я снова вдохнула его запах.

Мы протанцевали до конца песни, и я не знала, стоит мне отойти или инициатива должна исходить от него, но никто из нас не пошевелился. Началась другая песня, и к нашему облегчению, она тоже оказалась медленной, так что мы просто продолжили двигаться, словно не было никакого перерыва. Не помню, в какой момент Оуэн убрал руку с моей головы и начал опускать ее вдоль спины, но от этого мои руки и ноги превратились в желе. Я поймала себя на желании оказаться на его руках, а потом и в его постели.

Инициалы его имени полностью соответствуют моим чувствам в данный момент. Мне хотелось шептать «О, Боже мой!» снова и снова и снова.

Я оторвалась от его груди и посмотрела на лицо парня. Он не улыбался. Он буравил меня взглядом, и его глаза были гораздо темнее, чем во время нашего прихода. Расцепив руки, провела одной из них по его шее. Мне было комфортно, и я очень удивилась его реакции на мое прикосновение. Он тихонько вздохнул, кожа на его шее покрылась мурашками, глаза закрылись, а сам он прижался своим лбом к моему.

- По-моему, я только что влюбился в эту песню, - поделился он. - А я ненавижу эту песню.

Я усмехнулась, и он снова прижал меня, положив мою голову себе на грудь. Мы не разговаривали и не прекращали танцевать, пока и эта песня не подошла к концу. Когда началась следующая, я пришла к выводу, что танцевать под нее не смогу, та оказалась слишком быстрой. Мы поняли, что танцы закончились, сделали вдох и начали отходить друг от друга.

Его лицо выдавало полную сосредоточенность, и несмотря на то, насколько мне нравилась его улыбка, это выражение лица впечатлило не меньше. Я убрала руки с его шеи, а он с моей талии, мы остались стоять посреди танцпола, и неловко смотрели друг на друга, не понимая, как дальше себя вести.

- Факт о танцах, - начал он, скрестив руки на груди. - Неважно, насколько ты наслаждался им, после чувствуешь себе очень неловко.

Меня затопило чувство облегчение от того, что я не единственная, кого одолевали эти сомнения. Он прикоснулся к моему плечу и повел обратно к бару.

- У нас еще остались недопитые коктейли.

- И недоеденное фри, - добавила я.

Он больше не приглашал меня танцевать. На самом деле, после того как мы вернулись к бару, складывалось такое ощущение, что он хотел поскорее убраться отсюда. Я съела большую часть фри, пока он болтал с Харрисоном. Оуэн понял, что я не в восторге от своего напитка, так что допил его за меня. И теперь, когда мы вышли на улицу, чувство неловкости только усилилось.

К концу подходила целая ночь, и я ненавидела себя за то, что оказалась не готова попрощаться с ним. Но в одном я точно уверена, ни при каких обстоятельствах не стану предлагать ему вернуться в студию.

- Где ты живешь? - поинтересовался он.

Я взглянула в его глаза, которые просто источали самоуверенность.

- Ты не останешься у меня, - сразу же отрезала я.

- Оберн, - засмеялся он. - Уже поздно. И я просто предлагаю проводить тебя до дома, а не остаться на ночь.

Я вздохнула, смущенная своим предположением.

- Ох, - и указала вправо. - Пятнадцать кварталов в эту сторону.

Он улыбнулся и махнул рукой туда же, после чего мы двинулись в путь.

- А если бы я попросил о том, чтобы остаться с тобой… Я засмеялась и игриво пихнула его в бок.

- То получил бы отворот- поворот.

Глава 4

Оуэн

Если бы мне снова было одиннадцать лет, то сейчас, я бы потряс свой магический шар и задал ему глупый вопрос, что-то вроде: «Нравлюсь ли я Оберн Рид? И считает ли она меня милым?».

11
{"b":"263139","o":1}