ЛитМир - Электронная Библиотека

- Оуэн делает много того, чего Оуэн делать не должен.

Он протирает столешницу бара между нами и отбрасывает тряпку в сторону. Я надеюсь, он остановится на этом комментарии.

- Так что будете пить, миссис Рид? Снова Джек Дениелс с колой?

Я сразу качаю головой.

- Нет, спасибо. Что-то менее крепкое.

- Маргарита?

Я киваю.

Он разворачивается, чтобы сделать мой первый легально заказанный алкогольный напиток. Я надеюсь, он вставит в него один из тех крошечных зонтиков.

- Где Оуэн? - спрашивает он.

Я закатываю глаза.

- Разве я похожа на сторожа Оуэна? Он, наверное, внутри Ханны.

Харрисон поворачивается с широко раскрытыми глазами.

Я пожимаю плечами, и он смеется, прежде чем вернуться к приготовлению моего напитка. Наконец он заканчивает и ставит его на стол передо мной. Я начинаю хмуриться, но он протягивает руку направо от себя, выдергивает зонтик из кувшина и помещает его мне в напиток.

- Посмотрим, понравится ли тебе этот.

Я подношу Маргариту к губам, сначала слизываю соль, а затем делаю глоток. Мои глаза начинают светиться, потому что это гораздо лучше, чем то дерьмо, что заказал мне Оуэн. Я киваю и показываю ему, чтоб сделал мне еще один коктейль.

- Может, тебе сначала покончить с первым? - беспокоится он.

- Еще один, - отрезаю я, вытирая рот. - Сегодня день моего рождения, и я с со всей ответственностью заявляю, что хочу два напитка.

Его плечи поднимаются со вздохом, он качает головой, но делает то, что я прошу. И это хорошо, потому что, как только он заканчивает делать мой второй коктейль, я заказываю третий.

Потому что могу.

Потому что это - мой день рождения.

Потому что я в полном одиночестве.

Ведь Портленд на самом верху страны, а я здесь, внизу, по сути, на дне.

И Оуэн Мейсон Джентри - безграничный мудак!

А Лидия - сука.

Глава 8

Оуэн

- У меня тут кое-что твое.

У меня занимает несколько секунд, чтобы собраться, отвечая на полуночный телефонный звонок. Сажусь в кровати и протираю глаза.

- Харрисон?

- Ты спишь? - звучит шокировано его голос. - Сейчас даже не час ночи.

Я свешиваю ноги с края кровати и прижимаю ладонь ко лбу.

- Была трудная неделя. Я практически не спал.

Встаю и ищу свои джинсы.

- Почему ты звонишь?

Пауза. Слышу грохот с другого конца разговора.

- Нет! Нельзя это трогать! Сядь!

Я оттягиваю телефон от уха, стараясь спасти барабанную перепонку.

- Оуэн, тебе лучше притащить свою задницу сюда. Я закрываюсь через пятнадцать минут, а она не в состоянии звонить.

- О чем ты говоришь? О ком ты говоришь?

И тогда меня осеняет.

Оберн.

- Черт. Скоро буду.

Харрисон вешает трубку, не попрощавшись, я натягиваю футболку через голову и бегу вниз.

Почему ты там, Оберн? И почему одна?

Открываю входную дверью, разбрасывая некоторые из признаний, скопившихся перед ней. В будни их обычно около десятка, но их количество возрастает втрое по субботам. Я обычно сбрасываю их все в кучу и не читаю, прежде чем не приходит желание писать новую картину, но одна из исповедей на полу бросается мне в глаза. Я заметил ее, потому что на ней стоит мое имя.

Подбираю ее.

Я встретила этого действительно отличного парня, три недели назад. Он научил меня танцевать, напомнил мне как ощущается флирт, проводил меня домой, заставил меня улыбаться. А теперь, ТЫ - МУДАК, ОУЭН!

PS: Твои инициалы ужасно дурацкие.

Признания должны быть анонимными, Оберн. А это - не анонимно. И несмотря на то, что мне хочется смеяться, я вспоминаю, как сильно ее обидел и подвел.

Вероятно, я - последний человек, чью помощь она захочет принять или захочет видеть в этом баре.

Но я все равно пересекаю улицу и, открыв дверь, сразу же приступаю к ее поискам.

Заметив, как я иду к нему, Харрисон кивает головой в сторону уборной.

- Она прячется от тебя.

Я хватаюсь за затылок и смотрю в сторону туалетов.

- Что она здесь делает?

Харрисон пожимает плечами.

- Празднует свой день рождения, думаю.

Он, должно быть, шутит! Разве можно почувствовать себя более дерьмово?

- Сегодня ее день рождения? - начинаю пробираться в сторону уборных. - Почему ты не позвонил мне раньше?

- Она заставила меня поклясться, что я не стану этого делать.

Стучу в дверь туалета, но не получаю ответа. Медленно толкаю ее, открываю и, сразу же, замечаю ее ноги на полу, выглядывающие из последней кабинки.

Черт, Оберн.

Я устремляюсь туда, но быстро останавливаюсь, увидев, что она не потеряла сознание. На самом деле, она только проснулась.

Кажется, ей очень комфортно, особенно для того, кто растянулся в туалете бара. Она прислонила голову к стене кабинки и смотрит на меня.

Я не удивлен, когда вижу гнев в глазах. Я, вероятно, сам бы не захотел разговаривать со мной прямо сейчас. На самом деле, я даже не собираюсь заставлять ее говорить со мной.

Просто сажусь рядом с ней на полу.

Она наблюдает, как я захожу в кабинку и занимаю место прямо напротив нее. Я притягиваю колени, обхватываю их руками, затем склоняю голову к стене.

Она не отворачивается от меня, но и не говорит ничего, и не улыбается. Она просто медленно вдыхает и разочарованно делает головой еле заметное движение.

- Дерьмово выглядишь, Оуэн.

Я улыбаюсь, потому что она не настолько пьяна, насколько я опасался. Но она, вероятно, права.

Я не смотрелся в зеркало в течение трех дней. Так происходит, когда я погружаюсь в свою работу. Я не брился, так что у меня, скорее всего, приличная щетина.

Сама она не выглядит дерьмово, возможно, мне следует произнести это вслух.

Она выглядит грустной и немного пьяной, но для девушки, растянувшейся на полу туалета, выглядит чертовски привлекательно.

Я знаю, что должен извиниться перед ней за то, что сделал. Знаю, это единственное, что должно сейчас прозвучать, но я боюсь, если я попрошу прощения, то она начнет задавать вопросы, а я не готов говорить ей правду.

Лучше пусть она будет разочарована мной от того, что я бросил ее, чем узнает истинную причину того, что произошло.

- Ты в порядке?

Она закатывает глаза и смотрит в потолок, и я вижу ее попытки сморгнуть слезы. Она подносит руки к лицу и трет ими вверх-вниз, пытаясь отрезвить себя, или, может быть, потому что разочарована тем, что я здесь.

Наверное, и то и другое.

- Меня сегодня продинамили.

Она продолжает смотреть в потолок.

Не знаю, что должен бы чувствовать от ее признания, потому что моя первая реакция - ревность, и я уверен, что это не справедливо. Мне просто не нравится мысль, что она расстроилась из-за кого-то, кроме меня, хотя по сути, это - не мое дело.

- Тебя бросил парень и поэтому ты провела полночи в баре, напиваясь? Не похоже на тебя.

Ее подбородок сразу опускается к груди, она смотрит на меня сквозь ресницы.

- Меня не бросал парень, Оуэн. Слишком самонадеянно с твоей стороны. И к твоему сведению, как оказалось, мне нравится выпивка. Просто не та, что ты мне предлагал в прошлый раз.

Я не должен концентрироваться на том единственном в ее предложении, но…

- Тебя бросила девушка?

Я ничего не имею против лесбиянок, но, пожалуйста, только не это. Не так я себе представлял окончание наших отношений

- И не девушка, - рычит она. - Меня кинула сука. Большая, хренова, эгоистичная сука.

Не могу остановить улыбку, не из-за сказанных слов, нет. В этой ситуации нет ничего смешного, но то, как она морщит нос, во время оскорблений - очень мило.

Выпрямляю ноги, расположив их по обе стороны от нее. Она выглядит такой же разбитой, каким я себя чувствую.

Мы - идеальная пара.

Мне так хочется сказать ей правду, но я знаю, что истина не улучшит наше положение по сравнению с тем, что есть сейчас. В правде меньше смысла, чем во лжи.

19
{"b":"263139","o":1}