ЛитМир - Электронная Библиотека

Удовлетворение полового инстинкта является здесь обязанностью по отношению к божеству, заповедью божьей. Так, в древнеиндийском эпосе Магабгарата король Иаиати говорит по этому поводу: «Мужчину, к которому обращается с просьбой зрелая женщина, если он не исполняет ее просьбы, знатоки Веды называют убийцей зарождающегося существа. Кто не пойдет к вожделеющей зрелой женщине, обратившейся к нему тайно с просьбой, тот теряет добродетель и называется у белых убийцей зарождающегося существа». Вилюцкий[161] справедливо замечает, что свободная любовь считается здесь не правом, а священной обязанностью. Еще и теперь в низших классах Индии девушка должна в известном возрасте выбирать между браком и свободной любовью, и если она выбрала последнюю, ее неоднократно венчают фиктивным браком с изображением божества.[162] Свободная половая любовь посвящается здесь, следовательно, богу, как защитнику древних обычаев.

В связи с этим, Оплодотворение рассматривается, как священный акт, которому приписывается божественное действие. Это доказывает вера в чары оплодотворения, путем совершения полового акта на открытом месте, на полях, для возбуждения роста растений. Так поступают, например, на Яве, на Молуккских островах,[163] у Кая-Кая на Новой Гвинее,[164] где половой акт совершается только на открытом месте (большей частью среди растений), у южных славян.[165] Ту же цель преследует вырезание изображения женских половых органов на плодовых деревьях, встречающееся на Амбонне и на Улиаских островах.[166]

Сюда же относится и почитание половых органов, как боже ственного символа, в так называемом культеФаллоса,[167] который распространен, как повсеместное явление, по всему земному шару и привел к удивительнейшим обычаям, из которых многие сохранились до настоящего времени. Тот факт, что искусственные половые органы представляют собой божество и что ими пользуются, например, для дефлорирования девушек, всего яснее доказывает религиозный взгляд на половую жизнь. О лишении невинности посредством божественного символа, искусственного фаллоса, нам сообщают, например, из Остиндии. У римлян такую же роль играл «fascinum», мужской член; то же у моавитян. Имена «дефлорирующих богов» (Ваал, Пеор, Dea Perfica, Pertunda, Mutunus Tutunus, Priapus) указывают на тот же обычай.[168] Бахофен первый высказал мнение, что связь между гетеризмом, промискуитетом и религиозными моментами должна рассматриваться, как сопротивление индивидуализации любви, вытекающее из примитивных инстинктов. У народов, у которых уже развились урегулированные половые отношения, все же бывают случаи, когда свободная половая жизнь до известной степени снова пролагает себе дорогу, или же когда она предшествует урегулированным формам, символически только, или же действительно являясь по отношению к ним «замещением или искуплением». Так, мы находим временный промискуитет во время религиозных празднеств, причем здесь, впрочем, и искусство также является причинным моментом для половой необузданности, как мы еще будем говорить об этом ниже. Сюда относятся, например, ночные оргии, устраиваемые кавказским племенем Пшавов в честь Лаши, сказочного сына царицы Тамары, о которых сообщает Даринский[169] и которые Вилюцкий приводит в связь с оргиями скифского племени Саков в честь богини любви Анаитис (Страбон XI, глава 512).[170] Аналогичные празднества мы находим у индейских племен Северной Африки, у эскимосов,[171] на Мадагаскаре,[172] у австралийских негров, у обитателей островов Фиджи (см. выше); таковы же античные празднества в честь Изиды и др.

Об идее промискуитета, в противоположность индивидуальной любви, напоминают далее: обычай половых сношений невесты в брачную ночь с другими мужчинами у назамонов (Геродот IV, 172), на Болеарских островах (Диодор V, 18) и у австралийских курнаи;[173] много оспариваемое, но этнологически вполне доказанное «jus primae noctis», относительно которого существует громадный материал из всех стран земного шара;[174] лишение невинности во имя божества представителями его на земле (короли, духовные лица, кровные родственники, не живущие в данном месте чужестранцы).[175]

Но этническая элементарная мысль, что божеству угодно господство ничем неограниченного полового инстинкта, находит себе наиболее полное выражение в так называемой «религиозной проституции». Мы видим здесь служение необузданному естественному началу, которому противны стеснительные оковы брака и которое находит себе полное осуществление только в неограниченной никакими правилами свободной половой жизни. Отдача себя является «сладострастной жертвой», приносимой этому естественному началу, половым отправлением, которое совершается в форме проституции, в форме неограниченных половых сношений со всяким желающим, без всякой индивидуальной любви, только как акт грубой чувственности и за вознаграждение. Здесь имеются, следовательно, все те признаки, совокупность которых мы называем теперь «проституцией», хотя моральная оценка их совсем другая, и в этом смысле, собственно, нельзя было бы говорить о проституции. За внутреннюю связь между этими двумя явлениями говорит, однако, ясное повсюду происхождение религиозной проституции из первобытного промискуитета и частый переход ее в светскую проституцию. Подобно тому, как служащие религиозной проституции храмы часто непосредственно происходят[176] из долгов для мужчин и еще долгое время сохраняют некоторые его особенности, точно так же они сами всюду, несомненно, были прообразами позднейших борделей и даже неоднократно функционировали в качестве таковых.

Религиозную проституцию можно разделить на две категории: 1) однократную проституцию в честь божествам и 2) постоянную религиозную проституцию.[177] При первой – дело идет в большинстве случаев о принесении в жертву целомудрия девушки или об однократной отдаче себя уже дефлорированной женщины. В обоих случаях, если роль мужчины не исполняет какой-нибудь божественный символ (искусственный фаллос и т. п.), то женщина отдается одному или нескольким мужчинам, которых нужно рассматривать, как заместителей божества. Такая временная религиозная проституция, безусловно, является своего рода «замещением» или «искуплением» за ограничение первоначальной половой разнузданности, которую из религиозного страха перед старым обычаем не осмеливаются совершенно устранить, но по возможности временно ограничивают. Постоянная проституция есть дальнейший шаг в этом направлении, так как отныне все другие девушки исключаются, и проститутки одни только поддерживают принцип ничем неограниченных половых отношений. Тем самым «они исполняют большую задачу, которая в глазах их земляков не только не заслуживает презрения, но даже скорее заслуживает благодарности и легко приобретает ореол святости» (Шурц). Этим объясняются религиозные и народные празднества при посвящении публичных девушек, практикуемые у первобытных народов.

Наряду с этими очевидными социальными причинами религиозной проституции, неоднократно могут также играть роль индивидуальные моменты в отношении божества к половой жизни. Признавая значение социального момента при замещении промискуитета проституцией первично действующим фактором, я думаю, однако, что свое основание имеет и высказанный мною в другом месте[178] нижеследующий взгляд:

вернуться

161

Wilutzky, a. a. O., S. 27.

вернуться

162

Josef Kohler, in: Zeitschrift fur vergleichende Rechtswissenschaft. Bd. X, S. 120ff.

вернуться

163

Ploss-Bartels, Bd. I, S. 544.

вернуться

164

R. Poch, Reisen in Neu-Guinea, in: Zeitchrift fur Ethnologie, 1907, Bd. 39, S. 392.

вернуться

165

Fr. S. Krauss, Beischlafausubung als Kulthandlung, in: Anthropophyteia, 1906, Bd. Ill, S. 28–30.

вернуться

166

Ploss-Bartels, Bd. I, S. 190.

вернуться

167

См. J. A. Dulaure, Les divinites generatrices ou du culte du Phallus chez les anciens et chez les modernes. Paris, 1805, 1825, 1885 и 1905, а также немецкое расширенное издание, «Die Zeugung in Glauben, Sitten und Brauchen der Vdl– ker», von Friedrich S. Krauss und Karl Rieiskel, Leipzig, 1909 (с более новой литературой).

вернуться

168

См. «Половая жизнь нашего времени» И. Блоха, стр. 86–87.

вернуться

169

Zeitschrift fur vergleichende Rechtswissenschaft, Bd. XIV, S. 153–154.

вернуться

170

a. a. O., S. 25.

вернуться

171

J. Kohler, in: Zeitschrift fur vergleichende Rechtswissenschaft, Bd. XII, S. 315–316.

вернуться

172

Kohler, ebend., Bd. V, S. 345.

вернуться

173

Wilutzky, a. a. O., S. 36.

вернуться

174

Vgl. Wilutzky, a. a. O., S. 34–37.

вернуться

175

См. И. Блоха «Половая жизнь наш. врем.», стр. 86, 88–89.

вернуться

176

Vgl. Schurtz, Altersklassen und Mannerbunde, S. 198.

вернуться

177

Vgl. Iwап Bloch, Beitrage zur Aetiologie der Psychopathia sexualis, Dresden 1902, Bd. I, S. 79 ff.

вернуться

178

Iwan Bloch, Beitrage usw., 1902, Bd. I, S. 88–89.

20
{"b":"264369","o":1}