ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Операция в экстремальных условиях

[Глава_1]

Рик сидел за столиком одного из баров Чикаго и старательно выдумывал правдоподобную причину, чтобы поскорее покинуть это замечательное место, вернуться в гостиницу, а еще лучше назад, в Остин. Полумрак, шум, гам, река алкоголя, смешанного с чем-то непонятным и имеющего довольно странный цвет, привлекали его лишь в колледже. Сейчас от резких световых вспышек резало глаза, а от клубной музыки внутренности сотрясались. По глупости дав обещание брату, он присутствовал на холостяцкой вечеринке среди «малолеток».

Рассеянный взгляд его блуждал по залу, пока не наткнулся на хорошенькую блондинку в довольно откровенном красном платье. Она сидела за столом с еще несколькими женщинами и мило улыбалась, но улыбка ее была фальшивой, а поза напряженной. По нарочито приветливому выражению довольно симпатичного личика было видно, что незнакомка ищет такой же правдоподобный повод, чтобы уйти. И у Рика этот повод нашелся...

– Мартини с водкой для Леди в красном. - Сквозь невероятный шум музыки в сознание неожиданно ворвался голос официанта, а перед глазами встал бокал.

– Благодарю, но...

– Джентльмен за тем столиком желает вам приятного вечера, – произнес официант, указывая на столик в другом конце зала. Привлекательный смуглый брюнет, не отрываясь, смотрел Алексис прямо в глаза, от чего женщине стало не по себе. Пронизывающий взгляд приводил в трепет. Вдоль позвоночника поползли мурашки, а горячая кровь по венам побежала быстрее. "Это нехорошо". – Это тоже вам, – парень передал сложенную вдвое салфетку.

Женщина прочитала краткое написанное не очень разборчивым резким почерком послание – сердце забилось учащенно, тело налилось непонятной тяжестью. Незнакомец был очень привлекателен, поджарый, сильный... и очень сексуальный. В нем было что-то особенное, необъяснимое, что-то, отчего хотелось смотреть на него, не отводя взгляда. Черты лица были размыты из-за полумрака, но они словно гипнотизировали. Попав под его странное воздействие, Алекс едва не забыла про бокал с выпивкой, а записку и вовсе нервно смяла.

Она глянула на прозрачную жидкость. «Мартини с водкой для Леди в красном». Мужчина все также неотрывно смотрел на нее. «Если вы, как и я, строите планы покинуть это замечательное заведение – готов вам составить компанию».

Сидеть здесь со старыми подругами ей уже надоело: обсуждение детей и парикмахеров ее начало утомлять, хотя бы потому, что у нее не было детей, и парикмахера тоже не было. «Наверное, я не создана, чтобы обладать всем этим». Кроме того, прислушиваться к разговору было очень утомительно.

Прищурившись, женщина снова с сомнением глянула на бокал с мартини. Алкогольные напитки для Алексис Грэй, можно сказать, были под запретом, тем более крепкие, вроде водки или виски: работа не позволяла. Правда, она никогда и не прельщалась выпивкой: затуманенный ум - это не для нее. Разве только в последнее время...

Алекс покрутила тонкую стеклянную ножку, подняла бокал, неотрывно смотря незнакомцу прямо в глаза, пригубила, так и не сделав глотка, поставила на столик и, бросив подружкам краткое «пока», нарочито медленно поднялась и все так же медленно пошла к выходу.

С Риком никогда еще такого не было, даже когда он был озабоченным юнцом. Сердце громко ухало внутри, в ушах шумело, как на буровой, и даже громкая музыка осталась где-то далеко. Частое прерывистое дыхание кружило голову, оставляя действительность где-то далеко. Все тело напряглось от возбуждения. «Секс на одну ночь. Наверное, я все-таки набрался вместе с этими малолетками». Только махнув на прощание брату, он двинулся вслед за сексуальной блондинкой, понимая, что лучшего продолжения вечера и желать невозможно.

Алексис вышла на улицу, вдохнула свежий вечерний воздух, пытаясь унять внутреннюю дрожь: «Что же я делаю? Может, просто уехать домой?» Она даже было двинулась к своей машине, когда теплая ладонь легла на ее талию. Сердце забилось еще быстрее. Голова закружилась.

– Зови меня Рик.

Женщина медленно, как во сне, повернулась к незнакомцу. По телу побежали мурашки. «Какой же он красивый!» В сумерках летнего вечера выражение его лица казалось невероятно суровым. Блестящие черные, как смоль, волосы в небольшом беспорядке падали на лоб, черные бездонные глаза проникновенно смотрели на Алексис, вызывая небывалое беспокойство. Это и пугало, и возбуждало. Он был так высок, что ей пришлось запрокинуть голову. В горле застрял комок, она медленно сглотнула.

– Алекс, – только и успела сказать она.

Его губы были горячие и мягкие, прикосновения рук осторожные и нежные. Внутри разгорался огонь. Ее охватило пламя горячее и масштабнее, чем Великий чикагский пожар. Она забыла, где находится, мир все быстрее отдалялся, оставляя о себе лишь туманные воспоминания, все перестало иметь значение. Алексис наслаждалась. Впервые за долгое время она наслаждалась, полностью отдавшись страстным чувствам и природным инстинктам.

Он целовал ее так, словно в жизни не было ничего важнее этого поцелуя, страсть сыпала искрами, как оголенные высоковольтные электрические провода. Алекс взъерошила в его волосы, ощущая кончиками пальцев приятное будоражащее кровь покалывание. «Что же я делаю?» – Снова мелькнула мысль на дальних, очень дальних, задворках ее сознания, а потом Рик крепко прижал ее к себе, и она забыла обо всем, отзываясь только на его дыхание, на его тепло, на его прикосновения.

Все оборвалось неожиданно и настолько быстро, что они сами не поняли как. Женщина потерянно оглядывалась по сторонам, пытаясь сосредоточиться на мыслях, которые с трудом рождались в ее голове. Мужчина стоял, глубоко и не ровно дыша. Он долго, не отрываясь, смотрел Алекс прямо в глаза, а потом взял ее за руку и повел к машине.

Они молча доехали до его отеля, также молча прошли в комнату... Она с силой прижала его к себе, как только закрылась дверь номера. Он целовал ее самозабвенно, вдыхая нежный лавандовый аромат, который пьянил не хуже виски. Не прерывая поцелуя, Рик стал ее раздевать. Шелковое платье плавно скользнуло по нежной загорелой коже, как речная вода.

Контраст между разгоряченным телом и прохладным кондиционированным воздухом только усиливал ощущения, которые накрывали с головой, оставляя действительность где-то далеко, в другой галактике, в другой вселенной.

Его поцелуи спускались ниже и ниже, неровное дыхание щекотало ямку над ключицей, вызывая неуместную, но очень счастливую улыбку. По венам тек жидкий огонь. Теплые руки легко коснулись чувствительной груди. Судорожный вздох прозвучал необыкновенно громко, но никто этого не заметил. Большие пальцы дразнили и без того твердые соски.

Стоять становилось все сложнее. Мышцы ног судорожно напрягались и резко расслаблялись. Комната раскачивалась, как садовые качели. Все чувства были обострены до предела. Каждое прикосновение, каждое движение... Каждый вдох кружил голову, одурманивая, завлекая, призывая подчиняться инстинктам.

Мужчина медленно и осторожно провел языком по ложбинке между грудями, коснулся соска. Ее спина непроизвольно выгнулась, по нежной коже побежали мурашки. Прижиматься к нему было до безумия приятно.

Алекс расстегивала его рубашку дрожащими непослушными руками. Мелкие пуговицы не поддавались. И она злилась, злилась от нетерпения, злилась от неудовлетворенного желания... Женщина резко и сильно рванула ткань – послышался глухой треск и пуговицы разлетелись в разные стороны, как брызги.

Все теснее прижимаясь к нему, она гладила ладонями его горячую тяжело вздымающуюся грудь, широкую спину. Погружаясь в пучину страсти, она цеплялась за него, словно утопающий за соломинку. Ощущение его возбуждения вызывало слабость и дарило неведомую силу одновременно.

1
{"b":"264752","o":1}