ЛитМир - Электронная Библиотека

Я почти падаю на пол. — Четвертая стадия, но это ведь значит, что….

— Это означает, что у него впереди трудная, короткая дорога, — откровенно говорит она. — Ты Элла Дэниелс, верно? И твоего отца зовут Раймонд Дэниелс?

Мои пальцы хватаются за ткань кресла, словно это спасательный круг. — Да, а что?

— Нет, ничего, — отвечает она, пожимая плечами. — Просто Грейди иногда говорит о тебе.

— Но ты знаешь моего отца, — настороженно заявляю я.

Она застегнула молнию своей сумки и пошла на кухонной раковине вместе с лекарством. — Я была дежурной медсестрой в ту ночь, когда его сбили.

Потому что он был чертовски пьян, из-за чего решил ехать на своем велосипеде посреди дороги. — Так ты заботишься о Грейди здесь, в его доме?

Она поворачивает кран и наполняет водой стакан. — Я стала его домашней медсестрой после того, как он решил, что не хочет провести последние месяцы жизни на больничной койке.

Ему осталось всего лишь несколько месяцев? Мне нужно восстановить контроль над все более усложняющейся ситуацией. Я бегу к двери. — Скажите Грейди, что я навещу его завтра.

Я сбегаю вниз по лестнице и почти утыкаюсь носом в землю. К счастью, у подножья стоит Миша, который роняет свой телефон, чтобы поймать меня.

Он ставит меня на ноги. Его пальцы впиваются в мои бедра, и он смотрит на меня с беспокойством:

— Итак, что произошло?

— Он умирает, — шепчу я, разглядывая сухую траву. — Действительно умирает.

— Я знаю. — Миша с силой удерживает меня, касаясь кончиками пальцев моей обнаженной кожи. — Я сказал тебе это прежде, чем мы сюда приехали.

Моим легким не хватает кислорода.

— Когда ты сказал это, я подумала… хорошо, не знаю, что я подумала, но точно не это. — Я указываю рукой на дверь, не смотря на него. — Не о медсестре. Не о том, что у него осталось всего лишь несколько месяцев.

Его руки смещаются на мою спину, и он прижимает меня к своей груди. Я кладу голову ему на плечо, вдыхая его умиротворяющий аромат. Хочу спросить, что произошло той ночью, но страх перед правдой не позволяет мне это сделать. Вдруг это нечто плохое? Что если это подтолкнет меня к краю?

— Чем ты хочешь заняться сегодня? — шепчет он. — Только назови, и мы сделаем это.

Я вырываюсь, смахивая слезы. Мой взгляд находит Лилу, сидящую на заднем сиденье и в очередной раз красящую губы блеском в зеркало заднего вида. — Мне нужно доставить её в магазин, а затем отправить домой.

Противясь моей выходке, Миша кладет руку мне на затылок, и привлекает ближе к себе. — Ты можешь просто прибить её.

Я ударяю его по руке. — С каких это пор ты так относишься к девушкам?

— С тех самых пор, как они постоянно жалуются на унылость города, — насмешливо говорит он, — и жуков. Это смешно. Десять минут здесь с ней, а мне уже хочется затащить её в шикарный дом, закрыть там и убежать.

— Здесь нет шикарных домов, и ты знаешь это. — Я трясу головой, пытаясь снова улыбнуться. — И я знаю, ты лучше, чем кажешься. Уверена, ты хочешь залезть к ней в трусики.

Он молчит, а затем его рука плавно спускается по моей спине и подкрадывается к моей заднице. Схватив меня за ягодицу, он прижимает мое тело ближе к своему, заставляя тепло разлиться по всему телу. С моих губ слетел стон. На секунду я забываю, где нахожусь.

— Единственная, к кому в трусики я хочу залезть — ты, — шепчет он мне в волосы.

Я восстанавливаю контроль и отхожу назад. — Серьезно? Ты собираешься начать прямо здесь?

Он машет рукой в сторону трейлера. — Почему нет? Из-за Грейди? Он был бы счастлив, наконец, увидеть нас вместе. Он говорил в течение многих лет, что ты и я, в конце концов, будем вместе.

Я закрываю свои уши руками. — Не могу это слышать.

Сделав три больших шага, он встал прямо передо мной, почти наступая мне на пальцы. — Ты думаешь, что из-за того, что ты уехала, мои чувства к тебе изменятся? Отлично, но знаешь что? Ты ошибаешься. Я не могу оказать тебе помощь и перестать чувствовать. Я все еще люб…..

— Не говори этого, — я указываю на него пальцем. — Не смей, Миша Скотт.

Он поднимает руки вверх, иронично закатив глаза. — Оу, вот теперь я в беде. Ты назвала меня по фамилии.

Я бросаю взгляд на машину, проверяя, не подслушивает ли нас Лила, после чего поворачиваюсь назад, шипя:

— Ты в беде. Не прошло и дня, как я вернулась, а все, над чем я так усердно работала, рушиться из-за тебя.

Его глаза цвета морской волны стали насыщенно синими. — Господи, ты в конец спятила, если считаешь, что можешь сбежать и изменить свою личность, превратившись в эту бесчувственную, опрятную девицу, — он движением руки указывает на мой топик, белую вычурную юбку и вьющиеся волосы, — только все это дерьмо. Ты не можешь взять и изменить внешность в надежде, что изменится и твое внутренне мировосприятие.

Гнев бьёт ключом через меня, и я пихаю его. — Ты не прав.

Он балансирует с ноги на ногу, счищая грязь с сапог, и медленно улыбается. — Я? Особенно потому, что огонь, который я в тебе так люблю, разгорается сейчас довольно ярко. — Он тянется к моей щеке, чтобы прикоснуться, соблазняя меня.

— Миша, я должна быть такой, иначе просто не смогу дышать. Пожалуйста, оставь все как есть. Этот проклятый огонь мог бы существовать, но я хочу, чтобы он исчез. — Я поворачиваюсь к нему спиной, надеясь, что на этот раз он меня послушает, ведь, если он продолжит, то рано или поздно я просто не смогу сопротивляться.

Но Миша никогда не отступал из-за проблем, возникающих в его жизни.

ГЛАВА 6

Миша

Боль в её глазах почти убивает меня. Если бы это было возможно, я вернулся бы в прошлое и помешал ей спуститься по тому дереву в ту ужасную ночь. Возможно, тогда у меня все еще была бы моя лучшая подруга.

Решив сделать случайную остановку, чтобы попытаться вытянуть Эллу из ее собственной головы, я припарковал автомобиль на парковке перед небольшим кафе, расположенным в центре города между «Stop n’ Shop» и «Bubba’s Sports Barn». Заглушив двигатель, я терпеливо ожидаю, когда же она отругает меня.

Ее лицо краснеет, когда она понимает, где мы находимся.

— Миша, я сейчас, правда, не в настроении для этого. У меня есть, чем заняться так же, как и Лиле.

— Ну, давай же, ты не видела, как я играю уже целую вечность, — уговариваю я, используя свой самый лучший обольстительный голос. — Я всего лишь сыграю одну песню в начале или в конце, а затем мы уйдем.

— Звучит здорово, — говорит Лила с заднего сиденья, наконец, немного расслабившаяся, стоило нам удалиться от трейлера Грейди. — Я люблю слушать группы, вокалисты которых всегда такие сексуальные.

— Миша играет на гитаре и поет соло, — говорит Элла со вспышками собственничества в глазах. — Он не вокалист. Он — соло исполнитель.

— Мне все равно. — Лила треплет голову Эллы, и, мне кажется, что она подтрунивает над ней. — Группа или нет, парень, который может петь и играть, неимоверно горяч.

Я харизматично усмехаюсь и склоняюсь над консолью. — Давай, милашка. — Я обматываю прядь ее волос вокруг пальца. — Ты знаешь, что хочешь прийти и посмотреть на меня, такого горячего, сексуального и поющего на сцене. Ты знаешь, что тебе недоставало этого.

Ее глаза сужаются на мне, когда она перебарывает улыбку. — Ты знаешь, что этот голос не действует на меня. Я видела, как ты постоянно используешь его на куче своих девчонок.

— Я не использовал его на девчонках с тех самых пор, как ты ушла, — позволил я правде просочиться наружу. Я использовал его, чтобы появиться и исчезнуть, когда мне самому этого хотелось, но как только ситуация с нашей дружбой начала меняться, во мне образовалась пустота, которую я пытался заполнить, но безуспешно, ведь это могла сделать только она. — И я не хочу использовать его на любой …

Она прижимает свою руку к моему рту. — Я пойду с тобой, но только если ты перестанешь говорить о вещах, которые заставляют меня чувствовать себя не комфортно.

14
{"b":"264850","o":1}