ЛитМир - Электронная Библиотека

Я фыркнула, смеясь. — Ну, это уж точно меня не касается, — сказала я, когда перестала смеяться. — Нам нужно вытащить его из машины и отвести в дом, и, кажется, придется попросить Мишу помочь с этим.

Мы с Лилой повернулись и посмотрели на заднее сидение, пытаясь понять, как вытащить отца отсюда.

— Может, нам лучше попросить помощи у твоего брата? — предложила Лила.

Мои глаза блуждали по «Порше», припаркованному перед нами. — Не уверена, что он поможет, даже если я попрошу его.

— Попытка — не пытка.

— Пожалуй, ты права, — вздохнула я и написала Дину, чтобы он пришел и помог. Он ничего не ответил, но через несколько минут задняя дверь распахнулась, и Дин вышел наружу, босиком, с капюшоном, натянутым на голову. Ничего не сказав, он распахнул дверь машины. Лила убралась с его пути, а он наклонился внутрь машины и вытащил нашего отца. Я выбралась из машины и придержала для него открытой заднюю дверь дома. Он позволил отцу перенести на него свой вес, после чего потащил его к дивану в гостиной.

— Где ты его нашла? — спросил меня Дин, переворачивая папу на свою сторону в случае, если тот упадет.

— В баре. — Я сняла пуховое одеяло со спинки дивана и положила его на отца. Он прижался к нему, словно ребенок. — Денни помог мне затащить его в машину.

Дин сжал губы и кивнул головой. — Я думал, что он там, но не хотел идти и искать его.

— Ты же знаешь, что я недостаточно взрослая для того, чтобы находиться в баре, верно?

— А я достаточно взрослый, чтобы понимать, что не хочу больше иметь дело с этим дерьмом.

Я открыла рот, чтобы накричать на него, но сжав зубы, покачала головой, пытаясь сдержать себя в руках.

Он пошел обратно к лестнице. — С меня достаточно. Я двигаюсь дальше своей жизнью, и ты должна делать тоже самое. — Он оставил меня одну в комнате с неприятным чувством на сердце.

Я бы очень хотела двигаться дальше, но я не знаю как. Убегая в Вегас на 8 месяцев, я была чертовски уверена, что это поможет, но не сработало, потому что я почти вернулась туда, откуда начала.

* * *

Мы с Лилой решили поехать в «Larry’s Diner» — местный фаст-фуд на колесах, чтобы пообедать. Этот ресторанчик оформлен в стиле семидесятых, и там официантки на роликовых конках подъезжают к вашей машине, чтобы принять заказ. После того, как они возвращаются с подносом с едой, вы можете есть, сидя в машине и слушая музыку.

Дождь все еще лил, но уже тише, стекая с мягкой крыши на капот. Мы разговаривали о группе парней, сидящих за столами под навесом, когда Лила перевела разговор на тему, которую я не очень хотела обсуждать.

— Итак, куда вы с Мишей бегали сегодня утром? — спросила она, потягивая содовую и невинно хлопая глазами.

Я окунула жаркое в чашечку с соусом, стоящую на консоли. — Никуда. Он просто преследовал меня вниз по улице.

Она добавила немного кетчупа в свой куринный сэндвич. — Тогда почему вы оба вернулись мокрыми?

Мое тело трепетало от воспоминаний обо мне и Мише, катающимися по траве. — Соседский разбрызгиватель включился, когда мы пробегали через участок.

— Вы выглядели слишком мокро для тех, кто пробегал под разбрызгивателем всего лишь несколько секунд. — Она вытерла губы салфеткой. — И ты выглядишь по-настоящему счастливой прямо сейчас.

Я подавила улыбку и молча вытащила маринованные огурцы из своего гамбургера.

— Если ты не хочешь мне ничего рассказывать, — говорит она, — то ты и не должна.

— Мне просто неловко говорить о Мише, — объясняю я, — когда я даже не знаю, как отношусь к нему.

— Хорошо, ведь ты можешь поговорить со мной именно об этом. Друзья помогают друг другу разбираться в таких вещах. — Она замолчала, вытирая немного соуса, упавшего на ее футболку. — У тебя когда-нибудь был друг, с которым ты могла говорить обо всем?

Я пожимаю плечами и откусываю свой гамбургер. — Наверное, Миша, но я не могу поговорить с ним о нем же.

Она смотрит на меня с грустью. — Тогда попробуй поговорить со мной.

Я жую фри, стараясь не подавиться. Как только что-нибудь будет произнесено, оно станет реальным. — Не уверена, что могу.

— Просто попробуй, — настаивала она. — Попытка — не пытка, верно?

Я окунаю фри в соус. — Миша поцеловал меня на лужайке перед домом. Вот поэтому мы вернулись мокрыми. Мы лежали на траве, промокая от разбрызгивателя.

— Тебе понравилось?

— Понравилось что?

Она закатывает глаза. — Поцелуй.

— Мне нравится каждый раз, когда он целует меня, — небрежно говорю я. — Но, в то же время, не нравится. Мои чувства такие противоречивые.

— Потому что ты сама не знаешь, чего хочешь? — спрашивает она.

— Нет, мне кажется, я знаю, чего хочу, — пробормотала я, потрясенная своим собственным ответом. — Я просто не хочу этого признавать.

— Мне кажется, ты только что это сделала, — говорит она.

Я продолжаю размышлять вслух. — Думаю, я поняла это еще в ту ночь на мосту… — Мой разум начал перемещаться в ту самую ночь, пока я смотрела на капли дождя, разбивающиеся об лобовое стекло.

Она отпила немного содовой. — Что произошло той ночью на мосту?

— Я поцеловала Мишу, — закрыв глаза, я возвращаюсь к воспоминаниям, но не на мосту, а где-то в другом месте, где мы провели эту ночь, разговаривая в его машине. Он выглядел счастливым, как и я.

Она хихикает. — Я знала это! Знала, что он не был просто другом. Расскажи обо всех деталях. Например, о том, что случилось после поцелуя.

Я сфокусировалась на лобовом стекле, и картинка исчезла из моей памяти. — Ничего. Я уехала в университет.

Она скомкала обертку от сэндвича и бросила её в сумку. — Ты просто ушла? Боже, не удивительно, что вы двое взглядом раздеваете друг друга. Сексуальное напряжение между вами нарастает с такой силой, что уже готово взорваться.

Я начала отрицать это, но поняла, что она права. Я так сильно хотела Мишу, что порой сдерживать это становилось физически больно, однако, если мне так больно от желания, то какого тогда будет потерять его?

— Кстати, говоря о дьяволе, — она опускает стекло, когда Мишин «Chevelle» встает рядом с нами. — Вы нас преследуете что ли?

Итан наклоняется с пассажирского сидения и кричит, — И как ты вообще догадалась?

Миша, не проронив ни слова, читал меню на стенде. Официантка, подъехав, засунула голову в салон машины, выпячивая свой зад. Капли дождя стекали по ее спине, пока она записывала их заказ, а потом хихикала над чем-то, сказанным то ли Мишей или Итаном. В любом случае, это раздражает. Сложив весь мусор на поднос, я завожу машину и увеличиваю обороты двигателя, напугав официантку и всех остальных.

Лила изумленно смотрит на меня. — Элла, что ты делаешь?

— Прости, — извинилась я, почувствовав себя немного не по себе, и положила чаевые на поднос. Официантка натянуто улыбнулась и, забрав поднос, уехала к окну заказов.

Миша выпрыгнул из машины, приземлившись прямо в лужу. Размяв свои длинные ноги и руки, он обходит заднюю часть моей машины и подходит к водительской дверце. Подняв кулак, Миша стучит по стеклу. Вздыхая, я опускаю его.

Он приседает, чтобы наши глаза оказались на одном уровне, и опирается руками на виднеющуюся часть стекла. — Ты не хочешь объяснить, что только что произошло?

— Нога случайно соскользнула, — ответила я, зная, что он способен прочитает правду прямо сквозь мою дерьмовую ложь. — Иногда такое случается.

— Но только не с тобой. — Его глаза мерцали, словно сапфиры, и капли дождя скатывались по его лицу. — Если ты хочешь моего внимания, просто скажи.

— Я хочу твоего внимания. — Правда срывается с моих губ, шокируя нас обоих.

Он целует меня в лоб своими влажными губами. — Видишь, это было не так уж и сложно.

— Да, было, — сдаюсь я, побеждено — но я старалась.

— Быть тем, кем не являешься?

— И это в том числе.

Он выпускает слабый вздох и понижает голос, наклоняясь ближе к моему уху. — Ты готова поговорить об этом?

31
{"b":"264850","o":1}