ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Роберт Сальваторе

Вступительный взнос (ЛП) - cover.jpg

ВСТУПИТЕЛЬНЫЙ ВЗНОС

— Ты уверена, что это то самое здание? — спросил Дзирт До'Урден.

Он отвел взгляд от глухого, почти без окон, фасада и посмотрел на свою спутницу Кэтти-бри. И снова ее облик заставил сильнее биться его сердце. Густые золотисто-каштановые волосы до плеч, огромные голубые глаза, тонкие черты лица и нежные губы делали ее необыкновенно привлекательной, а для Дзирта она была самой красивой женщиной в мире. Но ее нынешний наряд служанки из портовой таверны — слишком вызывающий наряд — вызывал небезосновательные опасения у темного эльфа. Как еще сюда не сбежались все распутники и головорезы из трущоб Глубоководья?

— Ты уверена? — переспросил он.

— Я наблюдала за ними целых три дня, — напомнила девушка.

— И каждый день одно и то же?

— Каждый из них рано или поздно приходил сюда, — подтвердила Кэтти-бри. Говорила она с характерным дворфским акцентом в голосе.

Прошло почти два месяца с тех пор, как они оставили Мифрил Халл и отправились в путешествие по бескрайним диким просторам запада, миновав Пустошь Троллей и несколько негостеприимных городов, чьи обитатели отказались терпеть присутствие темного эльфа. Покидая Мифрил Халл, друзья решили следовать за заходящим солнцем, и дорога привела их на Побережье Мечей, в самый большой город Фаэруна, Глубоководье.

Дзирту позволили войти в город, хотя горожане явно не обрадовались его появлению. Зато здесь путники могли обосноваться надолго и дожидаться прибытия единственного человека, который мог принять этого особенного эльфа. Дзирт и Кэтти-бри продали лошадей и сняли две небольшие комнаты неподалеку от доков, а затем стали изучать достопримечательности, запахи и, что самое важное, взаимоотношения между местными разбойниками, контролирующими отдельные районы этой не самой безопасной части города.

Дзирт обратил внимание на небольшое здание напротив интересующего их дома и на заколоченное досками окно на уровне второго этажа.

— Там пусто, — сказала Кэтти-бри.

— Ты и это успела выяснить?

Кэтти-бри придвинулась к Дзирту и посоветовала ему еще раз посмотреть на окно: по цвету дерева нетрудно было догадаться, что одна из досок, загораживающих проем, недавно была заменена.

— Хороший вид на комнату для приемов.

— Не сомневаюсь, что оттуда прекрасно видно кресло главаря, — сухо произнес темный эльф, и по слабой улыбке своей спутницы понял, что попал в самую точку.

Теперь они стояли лицом к лицу, на расстоянии нескольких дюймов друг от друга. Оба — женщина человеческой расы и темный эльф-дроу — были примерно одного роста, но тренированные мускулы Дзирта, несмотря на более легкий скелет, давали ему преимущество в весе на пару фунтов. Дзирта и Кэтти-Бри давно и сильно тянуло друг к другу, но это почти магнетическое притяжение никогда не переходило рамок дружбы. Не так давно Кэтти-бри потеряла своего возлюбленного, гиганта-варвара Вульфгара, который пожертвовал своей жизнью ради спасения девушки и ее приемного отца, короля дворфов Бренора Боевого Топора из лап демона Эррту.

Боль этой утраты до сих пор не утихла в их сердцах. Когда угроза со стороны темных сил миновала, Дзирт и Кэтти-бри решили покинуть Мифрил Халл, оставив королевство дворфов. Но для чувств расстояние не помеха, унять боль может только время.

Годы, прошедшие со дня их знакомства, ничуть не уменьшили искреннего восхищения Дзирта этой женщиной, но исчезновение Вульфгара не подтолкнуло его к более решительным шагам из опасения разрушить их дружбу.

План нынешней авантюры возник в голове Кэтти-бри на следующий день после появления в гавани Глубоководья «Морской феи», корабля, принадлежавшего их другу, охотнику за пиратами капитану Дюдермонту. Сначала Дзирт и Кэтти-Бри собирались просто явиться на борт, где капитан встретил бы их с широкой улыбкой и распростертыми объятиями. Но Кэтти-бри искала приключения и уговорила Дзирта поднять ставки. Она устроилась служанкой в таверну и каждую ночь покидала ее, чтобы разведать окрестности. Кэтти-бри продумала все до мелочей, и Дзирту ничего не оставалось, как следовать ее указаниям.

— Возвращайся в гостиницу, отдохни хоть немного, — предложил Дзирт.

Эльф вытащил две сабли с узкими лезвиями: одна была добыта им в логове белого дракона и обладала магической силой, а вторую, тоже заговоренную, ему подарил архимаг. Дзирт сложил обе сабли вместе, завернул в кусок ткани, аккуратно перевязал и повесил сверток себе на плечо.

— Через три часа после заката? — спросила Кэтти-бри.

Дзирт кивнул и задумался. Потом, просчитав возможные варианты, вытащил из кошелька на поясе небольшую ониксовую статуэтку, изображающую черную пантеру. Эльф улыбнулся, подмигнул Кэтти-бри и протянул ей магический талисман.

Кэтти-бри некоторое время подержала в руках драгоценную вещицу, потом спрятала в карман и молча кивнула Дзирту. Она без колебаний приняла на себя большую ответственность: Дзирт только что вручил ей свою судьбу.

Буквально через минуту темный эльф прогнал ее отдыхать. Оставшись один, он внимательно осмотрел пустынный переулок, потом отыскал едва заметный след, ведущий прямо под окно второго этажа интересующего его здания, и стал карабкаться наверх. Вид из окна соответствовал описанию Кэтти-бри, и эльф одобрительно кивнул. Окошко, у которого он задержался, тоже было заколочено досками, но Дзирт не стал их трогать из опасения насторожить предполагаемую жертву.

Очень скоро он спустился в переулок, но уже без оружия.

Темнокожий эльф вошел в общую залу таверны со всей самоуверенностью, на которую был способен. Он знал, что глаза всех присутствующих будут обращены на него, а руки большинства рефлекторно тянутся к мечам или кинжалам, даже воздух как будто стал гуще от страха и ненависти. Такую реакцию обеспечивала недобрая слава его народа, и Дзирт не мог не признать, что мнение это было вполне заслуженным, а потому старался принимать неприязнь и ненависть как нечто должное. Но еще ему было известно, что его личная слава могла достичь этого заброшенного уголка приморского города, а потому постарался скрыть самую примечательную черту внешности — глаза цвета лаванды. Длинные белые волосы Дзирта прикрывали левый глаз, а на правом он носил черную повязку из тонкой сетки, которая позволяла наблюдать за окружающим миром, хотя и сквозь темную пелену.

Довольно поношенная и пропыленная одежда, явно с чужого плеча, свободно болталась на нем. На плечи был наброшен еще и старый плед, заменявший плащ. Поясом служил шарф из грубой шерсти, за который был заткнут ничем не примечательный кинжал. С таким скудным арсеналом Дзирту совершенно не хотелось ввязываться в драку, так что он напустил на себя самоуверенный вид, надеясь, что его оградят страхи и предубеждения, присущие всем обитателям поверхности по отношению к темным эльфам.

Дзирт направился прямо к стойке бара и тут же отметил недовольную мину хозяина.

— Страха нет, — произнес он, коверкая язык, словно наречие жителей Глубоководья было ему незнакомо. — Я не прошу выпивку, клоун. Я пришел поговорить с Тургодом из Ворот Балдура, и до тебя нет никакого дела.

Хозяин таверны нахмурился еще сильнее.

— Ты умрешь прежде, чем решишь меня оскорбить, — предупредил его Дзирт.

Эти слова заставили трактирщика прикусить язык. С другой стороны к стойке подошла молодая темноволосая служанка и прошептала хозяину: «Не будь дураком!», а потом обернулась к Дзирту.

— Тургод сидит вон там, — сказала она, указывая на столик в дальнем углу зала. — Вон тот громила с бородой.

Последнее обстоятельство уже было известно Дзирту от Кэтти-бри.

— Знаешь, тебе лучше поставить ему выпивку, — продолжала женщина. — Он требует бутылку с каждого, кто хочет отправиться с ним в плавание.

Дзирт посмотрел в указанном направлении, потом вновь обернулся к хозяину, как и прежде хранящему дерзкое молчание.

1
{"b":"265279","o":1}