ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тогда, меня вместе с группой Хиверов отвезли в другую пространственную яму и поселили в неком подобии общежития. Больше это напоминает тюрьму. Моя комната пропитана вонью от куриного помёта и коровьего навоза, или испражнений других тварей Артелианского скота, раньше здесь было что-то типа фермы. Два раза в день нас выводят подышать воздухом, держа каждого под дулом автомата. Они говорят это для того, чтобы мы не надумали напасть друг на друга. Нас кормят три раза в день из железных мисок и всегда одной и той же вонючей кашей. А когда у кого-нибудь наступает время очередной дуэли, его уводят, подключают к каким-то приборам и датчикам и исследуют, как подопытную крысу. Скоро придут и за мной.

Надо было бежать, когда она говорила. Надо было уносить ноги подальше от чокнутых военных и ещё более чокнутого генерал-майора Сайке. Вот кто помешался на Хиверах и игре окончательно, он просто спятил исследуя таких как я. Надо было уносить ноги.

Я даже не помню, когда спал последний раз. Я не могу спать, потому что мысли о ней мешают уснуть. Я вспоминаю её лицо, её улыбку, вспоминаю, как она постоянно пререкалась со мной и как смешно мне было это слушать. С ней мне было по-настоящему весело. Я не притворялся. С ней я вообще не притворялся.

И я знаю, как сильно она была влюблена в Артелианского придурка, я видел, как она смотрела на него, за это я ненавидел его ещё больше, от этого мне на самом деле хотелось пустить ему пулю в лоб. Но этот ублюдок спас мне жизнь и видя, как она умывается слезами потеряв его, как она сходит с ума от того, что его больше нет рядом, мне больше ничего не оставалось, как обещать ей его найти. Вытащить из этой чёрной дыры.

Долги? У меня не может быть никаких долгов перед выродком, имя которого не было занесено ни в одну базу данных и который в итоге оказался из того уродского мира, даже если этот выродок соизволил спасти мне жизнь. Просто я больше не мог видеть её слёзы.

Я был боксёром. Я испытал за всю свою жизнь столько боли, что и не снилось ни одному беззаботному человеку. У меня было всё: дом, крутая тачка, куча денег, девушки носились за мной табунами. Но за всю свою карьеру боксёра и даже тога, когда я в один миг лишился всей роскоши, что у меня была, я не испытывал такой боли. Она раздирает меня изнутри. Я превращаюсь в жалкий кусок дерьма. И всё потому что эта ненормальная пустила себе пулю в висок, и я больше никогда не смогу назвать её «деткой», или «крошкой», мне нравилось, как её это бесит…

Надо было поцеловать её, когда была возможность, теперь я жалею, что этого не сделал. Знаю, он бы оттолкнула меня, или даже съездила по морде, но по крайне мере сейчас я бы не упрекал себя в том, что этого не сделал.

Её глаза цвета сочной травы, её непослушные волосы, безумно упрямый характер, то как она заламывала пальцы рук, когда нервничала, то как от неловкости прятала глаза при нашей первой встречи, то как смутилась увидев меня без майки, то как она постоянно пыталась защитить слабых, понятия не имея, как это сделать. Её наивность, её доверчивость, её упорство. Мне будет так не хватать всего этого… Я просто не понимаю… Как она могла убить себя?! Как могла?!

Как же сильно я её ненавижу!

Как же сильно мне её не хватает…

Она горит, как солнце,

И я не могу оторвать от неё взгляда.

Она спалит наши горизонты,

Не сомневайтесь.

И я спрячусь от мира

За сломанной рамкой.

И буду гореть вечно,

Я не могу принять позор.

Muse «Sunburn»

Конец первой книги.

98
{"b":"265571","o":1}