ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Ну вот, теперь ты все знаешь, — понурившись, пробормотала Лена. — И как они твой почерк тогда, в анкете, подделали, и как заставили меня на дискотеке тебя первой на танец пригласить…

— А ты жалеешь? — Голос Пети звучал напряженно.

— Нет, что ты! — покачала головой Лена. — Мне очень хотелось, ужасно! Но я бы ни за что не осмелилась, если бы Маринка меня не подтолкнула. Ну, ты же знаешь, что это Пашка подстроил тогда, чтобы Быстров поставил первым медленный танец. Они хотели, чтобы я тебя с самого начала оттолкнула, и добились своего.

— Нет, не добились! — Петин рот растянулся в счастливой улыбке.

— А разве ты сам не говорил Пашке, что не любишь, когда девчонки тебе на шею вешаются? Я у Маринки в дневнике вычитала.

— Говорил! Ну и что? Когда ты ко мне тогда на дискотеке подошла, я еще подумал: «Надо же, какая смелая! На глазах у всех парня приглашает. Я бы сам так ни за что не смог!» К тому же ты была такая красивая… От тебя просто глаз невозможно было оторвать!

— Красивая? — Брови Лены удивленно поползли вверх. — Да я же накрашена была, как никогда! Меня Маринка перед этим намазала!

— Правда? А было совершенно незаметно! — покачал головой пораженный Петя. — Может, и мне попробовать тональным карандашом прыщи замазывать?

— Попробуй… Маринка говорила, парням тоже годится. Но получается, если бы не они, ты бы действительно не обратил на меня внимания?

— Получается, так, — не мог не признать Петя.

Они молча стояли рядом и смотрели на подъезжающие к лагерю автобусы.

— Знаешь, по большому счету, Пашка действительно выиграл спор, — сказал Петя. — Если бы не он, я бы так и не узнал, что в лагере действительно есть мой идеал.

— И кто же это? — Широко раскрытые глаза Лены были полны ожидания.

— Ты, — просто ответил Петя. Он взял Лену за руку и крепко сжал ее пальцы. — Джульетта по сравнению с тобой — полный ноль!

— Ромео тоже может отдыхать! — улыбнулась Лена.

На глазах у всего лагеря, позабыв о правилах и приличиях, парень обнял девчонку за талию, а она положила ему руки на плечи.

— Совсем как тогда, на дискотеке, — прошептала она, глядя ему в глаза.

— Не совсем. — Он покачал головой и поцеловал ее. И получилось у него гораздо лучше, чем на сцене.

— Еще одни нарываются на скандал с родителями! — кивнул на парочку Паша. Они с Мариной были среди многочисленных зрителей, наблюдавших эту сцену. — Ты, я вижу, ревнуешь?

— Ох, ужасно! — скривилась Марина в притворном гневе. Голос ее все еще был немного охрипшим. — Ни за что не прощу ему! Вечером в поезде придушу, как Дездемону.

— Это было бы хорошим спектаклем, — кивнул Паша. — А может, и поставим когда-нибудь в будущем году. У старика Шекспира есть идеи на все случаи жизни.

— Ну, теперь меня вряд ли куда отпустят, — грустно покачала головой Марина. — С моей подмоченной репутацией…

— Ты жалеешь? — Паша изо всех сил старался придать голосу безразличие. — Честно, ты жалеешь о том, что было тогда в избушке?

Марина ответила не сразу. Она задумчиво пригладила ладонями волосы и посмотрела Паше прямо в глаза.

— Это был лучший день за всю смену. — И, помолчав, добавила: — И во всей моей жизни.

Глава 23

Возвращение долгов

В вагоне было шумно и весело — вечеринка удалась на славу, хотя и была окрашена в чуть-чуть печальные тона скорого расставания. В центре внимания были герои недавних событий и в первую очередь Паша — все понимали, что без его «дедуктивных» способностей никто не получил бы назад пропавшие вещи, да и праздник в вагоне не смог бы состояться.

— А как ты догадался про девчонку, про Катю? — спросила Надя. — Как ты узнал, что дневник побывал у нее?

— По запаху, — объяснил Паша. В тесноте его крепко прижали к Марине, которая сидела рядом.

— Как это?

— От дневника пахло ландышами, — пояснил Петя. — Которые, как известно, в конце августа не цветут. Значит, это были духи. Духи с похожим запахом были только у Марины, но они пропали в самом начале смены. Если бы даже тогда духи успели попасть на блокнот, то за три недели запах выветрился бы. Значит, блокнот побывал у руках у кого-то, кто пользовался духами совсем недавно. Осталось только «вынюхать» у кого. Это оказалось довольно просто — Катька благоухала, как ландышевый букет. Ну а остальное — дело техники. Как вы сами видели, выяснить, куда и как пропала косметика и деньги, не составило особого труда.

— Да ты просто гений! — Марина обняла его и чмокнула в щеку. — Шерлок Холмс и Эраст Фандорин могут отдыхать!

— Лох я, а не гений. — Смущенный Паша покачал головой. — Мог бы и раньше обо всем догадаться. По колоде карт, например. Дежурные, которые оставались в корпусе, когда всех обокрали, никого не видели, так как весь день дулись в карты. Но у нас в отряде не было ни одной колоды — это выяснилось еще в поезде, когда наши ходили играть в преф к соседям. Если бы я сообразил разузнать, откуда они взяли колоду, то сразу бы обо всем догадался! Ведь карты им дал тот самый мелкий, Севка Мымриков.

— Точно, — кивнули Мысин и Кравченко — именно они дежурили в корпусе в тот злосчастный день. — Он сам нам эту колоду предложил. Теперь-то ясно — хотел отвлечь наше внимание! Надо сказать, у него это здорово получилось. Мы — в дурачка, а он все тумбочки обчистил! Шустрый пацаненок. И главное — мы о нем и не помнили совсем. О том, что он в корпусе был. Не придали этому никакого значения!

— Вот-вот! Он-то шустрый, а вот я — не очень. Облажался по полной программе! Когда малолетки подходили ко мне за автографами, я все время этот запах чувствовал. Но мне казалось — глюки. Или в лесу, например. От Катьки ведь уже тогда ландышами пахло! Или когда Марина рассказала о первой репетиции группы поддержки — вы тогда еще увидели накрашенных малолеток из десятого отряда. Или когда Маринкину косметичку нашел на стадионе — у нее ведь тоже был этот запах! Если бы мозги хоть чуть-чуть соображали, я бы уже тогда догадался «вынюхать» похитителя! Она же ведь все время рядом вертелась, эта мелкая Катька Дозорова. Это она и оставила на стадионе косметичку и блокнот.

— Нет, все-таки ты гений! — сидящая напротив Лена прижалась к Пете и обняла его. — Мы с Петей объявляем тебе благодарность от нас лично. Придумать такие комбинации с «идеалом» и «кошмаром» — это почище Остапа Бендера!

— Но все мои расчеты оказались ошибочными… — Паша снова уныло вздохнул. — А результат хитроумных построений — нулевой.

— Ты так думаешь? — Марина пристально посмотрела на него, а потом шепнула: — Пойдем выйдем!

Темный тамбур освещали только мелькающие за окном огни.

— Паш, я все знаю, — тихо сказала Марина. — Про Петьку и все такое. Как ты заставил его гулять со мной.

— Знаешь?! Я же для тебя старался, — тихо пробормотал Паша. — Не сердись.

— А я и не сержусь! — сказала Марина. — Кстати, ты не забыл, что я тебе кое-что должна?

— За тобой долгов не осталось, — покачал головой Паша. — Я их все аннулировал. Ведь у вас с Петькой ничего не вышло… Значит, у меня не получилось.

— А я так не считаю! Так что за мной десять поцелуев.

— Не надо. Когда человек целуется без любви, получается плохо.

— А когда по любви? Как тогда получается? Давай проверим?

— Ну, если ты так настаиваешь… — И они поцеловались.

— Хорошо, и даже очень! — вздохнул через минуту Паша.

— Ага, — кивнула Марина. — И я точно знаю почему.

— Ну, и почему же?

— Потому, что по любви, — ответила девочка.

— Ты прикалываешься! — Паша вздрогнул, как от удара. — Разве можно так шутить?

— А я не шучу! — В голосе Марины и вправду не было ни капли усмешки. — Ты мне не веришь? А как же ясновидение и все такое? Ты же должен знать, вру я или нет.

Паша в упор посмотрел в ее поблескивающие в темноте глаза.

— Этого просто не может быть. Что ты во мне нашла? Я же самый обыкновенный. А ты — самая красивая в лагере.

29
{"b":"266158","o":1}