ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— А как же Оксана? Я думала, вы говорили про Оксану!

— Нет, — Саша поморщился, — сколько себя помню, мы всегда говорили только о тебе.

— Ненормальные!

Он дернул плечом.

— Немножко.

— А Вадик? — встрепенулась я. — Что Ромка должен был мне рассказать?

— Ничего особенного, просто Вадик часто меняет девчонок. Не знаю, утешит это или нет, но тебя он менять не собирался, ты ему действительно нравилась. Он говорил об этом пацанам. Вообще постоянно только о тебе болтал и хвастался: какая ты умная, какая клёвая, как с тобой интересно, как ты великолепно целуешься…

— Правда? Бо-о-оже! Я должна ему позвонить, должна объяснить, как бессовестно нас разлучили! У нас ведь было столько планов, да чтоб ты знал, я распланировала нашу с жизнь Вадиком на сто лет вперед! Если он все еще любит меня, то…

— Да не любит он тебя! — Саша откинулся на спинку скамейки и уставился в небо. — Никто и никогда не полюбит тебя так же сильно, как я.

За мыслями о предстоящем разговоре со смайликом до меня не сразу дошел смысл этих слов, поэтому я переспросила:

— Ты?

— Да — я. Сколько тебя знает Вадик… месяц, какой-то ничтожный месяц, за который он так и не понял, что тебе нужно.

— Что же мне нужно?

— Тебе нужна красивая история любви.

— Думаешь?

— Знаю!

Разве? Почему он так подумал? Нет же, мне нужен…

— Тебе нужен герой, который любил бы тебя до одурения, как в твоих обожаемых романах. Только тебя и никого больше, никогда и ни за что.

— Ну и что в этом плохого?!

— Ничего, — он повернул голову. — Просто больше не ищи, я люблю тебя сильнее всех. У нас есть красивая история, длиною почти в целую жизнь. Помнишь, как в детском саду я дернул тебя за косичку на пении, а ты повернулась и сказала: «Дурак!»

Мне смешно и не хочется сдерживаться. Конечно, я все это помню!

— Не смейся! — шутливо возмутился Саша. — Это ведь только начало, дальше — лучше. — Он вручил мне батон. — Ты поешь, а я пока расскажу.

Я взглянула в его синие глаза и…

Как я сказала полтора месяца назад? «Кажется, лето обещает быть интересным?» Нет, неправильно! Нужно по-другому: «Кажется — жизнь удалась!»

Ирина Щеглова

Лестница поцелуев

Глава 1

Девчонка из Подмосковья

Здорово жить в Подмосковье — так считала Нина. Сплошные преимущества. Еще бы: живешь себе в тихом поселке, почти деревне, можно сказать, где все неспешно, размеренно, зелено. Все друг друга знают. Даже кошки и собаки здороваются при встрече, не говоря о людях. При этом столица — вот она, под боком. Сорок минут на электричке или маршрутке. Нет, на маршрутке, пожалуй, не стоит, а то сорок минут превращаются в часы из-за длинных пробок в часы пик, да и не только.

В Москву хорошо выбираться компанией. И не просто для того, чтоб пошататься по улицам и поглазеть на витрины. Нет! Совсем другое дело, когда в сумочке лежит заветный билет в один из московских театров, музеев или на одну из выставок. Предвкушение праздника, подготовка, сама поездка — все это превращается в одно общее действо, ничуть не менее важное, чем спектакль или концерт.

Раньше Нина ездила с родителями. Но теперь она совсем взрослая девушка, поэтому предпочитает общество подруг. И в первую очередь Вики, конечно.

Вика — Нинина одноклассница. Звезда школьной величины. Весьма продвинутая девочка. Хотя семья у нее совсем простая, родители денег на дочь не жалеют. У Вики есть все, чего душа пожелает: новый компьютер, телефон последней модели, модная одежда и много чего еще.

У Нины же только кошка Моника. Общая любимица, красавица с черным пятнышком на подбородке, пушистая неженка и кокетка. Родители подарили Нине котенка год назад. Причем все были уверены, что это котик, и назвать решили Тимошей, но довольно скоро выяснилось, что котенок никакой не Тимоша, а вовсе даже Моника. Или попросту — Монечка-Монька. Милейшее, добрейшее, благороднейшее и умнейшее существо.

Так что Нина никогда не завидовала подруге Вике.

Обычно она довольствовалась тем, что было. У ее родителей зарплаты не настолько большие, чтоб угнаться за всеми модными новинками. Да и не в вещах счастье, как любила повторять Нинина мама. Нинины родители внушали дочери: «Ценно не то, что на тебе, а то, что внутри тебя». И хотя Нина прекрасно знала поговорку «Встречают по одежке…», она все-таки соглашалась с родителями и помалкивала, потому что «провожают по уму». Родители экономили на всем, зато летом непременно выезжали на море, где и проводили весь отпуск. Они водили дочь в театры, собрали приличную библиотеку, а мама к тому же посещала различные курсы по психологии. По утрам вся семья выходила на улицу в сопровождении Моники, естественно, и делала зарядку в ближайшей рощице. Мама называла эти выходы медитативными практиками, дыхательной гимнастикой и прочими мудреными терминами. Семья, таким образом, заряжалась положительными энергиями, насыщалась здоровьем духовным и физическим, а значит, жизнь становилась все лучше, все здоровее, все насыщеннее. В общем, маме нравилось. Папа всегда молча соглашался с мамой. А Нина…

Нина считала маму, как бы это помягче сказать, немного не от мира сего. Медитация по утрам? При хорошей погоде, летом, еще куда ни шло. Но подниматься ни свет ни заря и брести по холодным сырым или промерзшим улицам в тусклом свете фонарей в облезлую рощу! Нет, кто бы что ни говорил, радости в этом Нина не находила. А теперь с появлением Моники приходится и ее таскать с собой, засунув под куртку, откуда она всеми силами выдирается, царапается, дерет когтями одежду и кожу и орет. Очень боится улицы. Поездки на море Нина воспринимала как некую обязаловку. И за много лет так и не научилась плавать. Ей казалось, что вода непременно затянет ее, поглотит, убьет. Подруги слегка посмеивались над трусихой Ниной. А она ничего не могла с собой поделать. Летом девчонки много времени проводили на пляже у лесного озера, неподалеку от дома, резвились, плавали, играли в мяч. И только Нина бултыхалась на мелководье с малышней и быстро выходила.

Она была не в силах преодолеть свой страх. Маленькую Нину отец пытался учить плавать, он забредал в море по грудь и держал дочь за руки. Нина отчаянно била ногами, барахталась, но стоило отцу отпустить ее, паниковала, захлебываясь, кидалась на него. Однажды он не удержался на ногах, они погрузились в море, наглотались воды. Отец вытащил дочь на берег, отругал. С тех пор она категорически отказалась учиться плавать, да и отец не настаивал. Честно говоря, он и сам плавал не ахти, так что вряд ли он смог бы научить Нину.

Как бы там ни было, Нина росла, росла и выросла. В свои пятнадцать лет она была высокой, стройной девушкой, с длинными каштановыми волосами и карими глазами. Училась она всегда ровно и хорошо. Но в школе особенно не выделялась. Нет, она не старалась специально держаться в тени. Общалась со всеми, участвовала в мероприятиях, ходила на школьные дискотеки, гуляла с подругами. Подруги считали ее тихоней и скромницей. Парни ею не интересовались, да и она как-то не воспринимала их всерьез.

Разве только…

Ваня!

Когда Нина училась в пятом классе, в квартиру, где жила знакомая старушка, переехал ее внук. Бабушка плакала, рассказывая, как родители ее внука погибли в автокатастрофе. Нина тогда так испугалась, так ей стало жаль этого незнакомого мальчика. Она и сама заплакала. А потом решила, что непременно подружится с ним и станет во всем помогать.

Сдружились они очень легко. Жили-то в одном доме. Однажды Нина вышла на улицу и увидела незнакомого мальчика. Нина почему-то сразу поняла — это новый сосед, тот самый, у кого погибли родители. Он сидел один на скамейке и смотрел прямо перед собой, никого не замечая вокруг. Нина решительно подошла и сказала:

— Привет.

Мальчик посмотрел на нее. Глаза у него оказались темно-голубыми, почти синими. В глазах плескалась боль. У Нины гулко стукнуло сердце. На мгновение она онемела, утонув в синих омутах.

58
{"b":"266158","o":1}