ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Страдания юного Вертера
Время инвестировать! Руководство по эффективному управлению капиталом
Зубы. Как у вас дела?
Жесткий лидер. Правила менеджмента от генерала Афганской войны
О чем мы молчим с моей матерью
Призрак
Светлик Тучкин и украденные каникулы
Postscript
Неправильная
Содержание  
A
A

Все было прекрасно. Сильва и Эдвин обрели счастье и любовь. Нина аплодировала вместе со всеми и кричала «Браво!».

После спектакля Игорь проводил девчонок до электрички, извинился, что не может довезти их до дома, увольнительная кончалась. Условились созвониться и пойти еще куда-нибудь. Игорь поблагодарил их за прекрасный вечер. Девчонки тоже в долгу не остались. Расстались в самом прекрасном расположении духа. Всю дорогу Вика буквально грезила вслух. Она бесконечно рассказывала Нине о том, как и что говорил Игорь, как он смотрел, как улыбался, как пожимал ей руку.

— Как ты думаешь, я ему понравилась? — приставала Вика.

— Конечно, понравилась, — убеждала ее Нина.

— А он еще позвонит? — не унималась Вика.

— Не волнуйся, позвонит, обязательно!

Вика была совершенно не похожа на себя. Нина вдруг поняла: подруга влюбилась не на шутку. Выходит, это любовь с первого взгляда? Если не считать фотографии, конечно. Как там Эдвин пел: «Можно часто увлекаться, но всего лишь раз любить…» Интересно, Вика так же сильно полюбила Игоря, как Нина любила Ваню? Любила? Нина испугалась. Она подумала о Ване в прошедшем времени. Выходит, она его больше не любит? Неужели ее сердце так легко избавилось от этого чувства? Нина прислушалась к себе. Нет, там, глубоко внутри ее, все еще тлел огонек боли. Он затих, подернулся пеплом, но никуда не исчез.

Она понуро поднялась на свой этаж, позвонила. Открыла мама, постучала пальцем по циферблату часов:

— Поздновато!

— Мам, ну ты же знаешь, когда заканчиваются спектакли, — устало отозвалась Нина.

— Все равно! — Родители строго следили за Ниной.

Нина вошла в прихожую. Мама немного смягчилась:

— Как спектакль?

— Чудесно! — Нина улыбнулась.

— Вике понравился?

— О да! — ответила Нина и усмехнулась.

Глава 7

Ваня

Ваня заявился к ней перед школой. Нина открыла дверь. Он стоял и смотрел укоризненно.

— Привет, — поздоровалась она, стараясь не смотреть ему в глаза и одновременно отодвигая ногой вездесущую Моньку.

Он, казалось, не расслышал:

— Ты куда пропадаешь все время? — спросил он, насупившись. Нижняя губа капризно выпятилась, делая его лицо совсем детским.

Нина вспомнила, как они познакомились. Сейчас Ваня был удивительно похож на себя тогдашнего. Только в глазах нет прежней боли, просто обида.

— Да так, мы с Викой в Москву ездили, — она слегка запнулась, — по ее делам.

— А-а, — Ваня понимающе качнул головой. — Ну что, идем в школу?

— Идем, конечно.

Нина взяла сумку, Ваня посторонился, пропуская ее. Она закрыла дверь перед носом обиженной кошки.

— Нинон, ты совсем меня забыла, — упрекнул ее Ваня, — иногда мне кажется, что ты меня просто избегаешь. Может, обиделась? — Он пытливо взглянул ей в глаза. Нина не выдержала его взгляда, отвернулась и побежала вниз по лестнице.

Он догнал ее у выхода. Пошел рядом.

— Ты не ответила.

— Ваня, мне нечего тебе сказать, — тихо произнесла Нина.

— Так в чем дело? — Он совершенно искренне не понимал, что с ней происходит. Девчонки, они такие странные. Дружили, дружили, и вдруг — бац! Ни с того ни с сего Нина стала прятаться от него. Не объяснив ничего. Ваня прикидывал и так и эдак. Раньше-то он всегда спрашивал у той же Нины, а теперь у кого спросить? У друзей? Засмеют! Да еще пошлостей наговорят.

Ваня посмотрел на Нину, молчаливо идущую рядом.

— Нинон, а я со Светкой расстался, — сообщил он.

— Правда? — Нина слегка вздрогнула и впервые посмотрела на него. — Что так? Поссорились?

От волнения она задержала дыхание. Ванечка бросил Светку! Может быть, теперь он поймет, что Нина — та самая единственная девушка…

— Да ну, надоела она мне, — раздраженно бросил Ваня, — тупая как пробка, а гонору и претензий, как у королевы.

Нина промолчала. Что говорить, она всегда об этом знала. Ее сейчас больше всего интересовало, что ответит Ваня, если вдруг она сама ему признается в любви? Нине стало страшно. А Ваня вдруг встрепенулся:

— Слушай, — он приостановился, — до меня дошло! Ведь тебе Светка с самого начала не нравилась? Так?

— Ну, в общем, да. — Нина автоматически кивнула. Ей было сложно сосредоточиться.

— Нинон, так что же ты мне раньше не сказала? — Он снова попытался обидеться, но Нина вовремя нашлась с ответом:

— Ваня, в такие дела нельзя вмешиваться, — мягко сказала она, — к тому же ты бы видел свое лицо, когда говорил о ней! Ты же весь светился от счастья!

Ваня задумался. Честно говоря, он не мог взять в толк, с чего он «светился». Светка потеряла для него свое очарование, оставив чувство легкой досады.

— Нинон, ты, пожалуйста, в следующий раз говори мне все, ага?

Нина тяжело вздохнула. Вот как, выходит, будет и следующий раз. Новая девчонка, новая влюбленность, а она, Нина, будет сидеть на кухне, выслушивать восторженные восклицания и молча страдать от неразделенной любви? Или признается ему в своих чувствах — и услышит, что она для него просто друг? Нет, нет, ни за что!

— Знаешь, Ваня, — Нина старательно подбирала слова, — боюсь, тебе самому придется разбираться. Здесь я тебе не помощница.

У Вани вытянулось лицо:

— Нинон, ты чего?

— Извини. — Нина ускорила шаг.

Но Ваня не отстал:

— Нинон! Так никто не делает! Если ты не хочешь со мной общаться, скажи прямо! — Он разозлился, глаза потемнели.

— Ваня, пожалуйста, мы можем поговорить в другой раз? — Нина едва сдерживала слезы.

И тогда он растерялся. Развел руками.

— Как скажешь, — только и смог ответить он.

До школы дошли молча.

На первой же перемене Нина подошла к Вике:

— Ты не хочешь сесть со мной? — спросила она.

Вика удивленно уставилась на нее.

— Ты чего, с Ванечкой поссорилась?

— Нет, то есть да, то есть… просто я… не могу больше с ним сидеть.

— С ума сойти! Чем же это наша детка провинилась? — удивилась Вика.

«Наша детка» добила Нину окончательно. Вот именно! Ваня был их общим любимцем, их баловнем. Единственным мальчишкой в компании. Он привык. Ему было уютно и спокойно. Ему, сироте, лишившемуся родителей, Нина и ее подруги как могли заменили родных. Они стали его сестрами. Он и любил Нину, как сестру. Она пришла в ужас от своих мыслей. Что же делать? Ваня ни в чем не был виноват перед ней. Так получилось с самого начала. Она взяла его под свое покровительство. Он принял ее помощь.

— Вик, я не знаю, что мне делать, — призналась она, — так все запуталось!

— О! Подруга! Да ты влюблена в него, что ли? — сочувственно спросила Вика. — Да, не завидую. По-моему, это бесполезняк. Слушай, давай я тебе лучше курсантика подберу, а?

— Да ну тебя! — рассердилась Нина.

Прозвенел звонок на урок. Девчонки вошли в кабинет и расселись на свои старые места. Нине пришлось терпеть Ванино соседство и мучиться от неразделенной любви. Хорошо, что он надулся и не приставал с разговорами. Ну и пусть обижается!

Глава 8

Бегство Моники

Вика чувствовала себя именинницей и вела себя так же. Еще бы! У нее теперь был парень. И не какой-нибудь школьный сопляк, а курсант военного института, будущий офицер, можно сказать, взрослый мужчина! Вика и сама старалась казаться взрослее, серьезнее, значительнее. Она посматривала на одноклассников свысока. Парней вообще в упор не видела. С девчонками говорила покровительственно.

В понедельник Игорь не позвонил ей. Вика немного беспокоилась, но сама звонить не стала.

Он позвонил во вторник. Вика первым дело сообщила об этом Нине.

— Думаю, он в меня влюбился, — уверенно заявила она, — предлагал встретиться в выходные. Ты как?

— А я тут при чем? — удивилась Нина. — Нет, теперь ты сама.

— Нин, ну ты же знаешь его, он весь такой вежливый, сил нет. Говорит, давай встретимся, сходим куда-нибудь, и Нину пригласим… Между прочим, предлагал покататься на «Ракете» по Москве-реке.

64
{"b":"266158","o":1}