ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Как теперь быть? Ответить, не ответить? И что отвечать-то?

«Игорь, спасибо за чудесное письмо…» Какое, к черту, чудесное! Да век бы не видела ни письма, ни Игоря!

«Игорь, я прочитала твое письмо и…» Что — и? Что дальше-то? Ну, прочитала, не хотела, но прочитала, а теперь Нина не знала, что делать с письмом, как не знала и до прочтения. То есть прочтение не внесло ясности.

— Мам, — она очнулась от своих мыслей, — а что бы ты сделала, если бы тебе написали такое письмо?

— В первую очередь поблагодарила бы человека, написавшего его.

— Любого?

— Да, любого.

— А если он тебе совсем не нравится?

— Тогда я постаралась бы объяснить ему это, в мягкой форме.

— Мам! А давай ты напишешь эту самую мягкую форму, а? — попросила Нина.

— Но это как-то нечестно, — стала отнекиваться мама.

— Почему? — удивилась Нина. — Значит, Игорю встречаться с Викой было честно, подкарауливать меня в темном подъезде было честно, обманывать тоже честно, а написать письмо вместо дочери нечестно? Хорошо, давай напишем вместе. Я прошу, пожалуйста! Я же никогда не писала таких писем!

— Ну, хорошо, давай попробуем, — не очень уверенно согласилась мама.

Нина сбросила ноги с постели, схватила со стола первую попавшуюся тетрадь, ручку, сунула маме в руки.

— Нет, пиши ты! — отстранилась мама. — Почерк должен быть твой.

— Но он же не знает моего почерка! — На самом деле Нине было просто страшно прикоснуться к бумаге, страшно написать хоть слово. Как будто это слово могло связать ее с Игорем навеки.

Мама поудобнее устроилась в кресле:

— Ну, давай, пиши, — велела она. — Значит, так: Игорь, спасибо за искреннее письмо.

Нина схватила ручку и застрочила.

— Так, — продолжила мама, — теперь надо объяснить, что он тебе не нравится?

— Вот именно! — подтвердила Нина.

— Ладно. Значит, так: «к сожалению, я не могу ответить на твое чувство. Потому что…» Почему?

— Потому что я его не люблю, и все! — отрезала Нина.

— Напишем корректно: «потому что твое признание было слишком поспешным и несвоевременным. Ты старше меня, и, думаю, ты должен это понять». — Мама удовлетворенно кивнула.

Нина оторвалась от письма и взглянула на нее с сомнением:

— Этого достаточно?

— Думаю, да. Видишь ли, если ты напишешь ему так же подробно, как он тебе, то дашь повод к дальнейшей переписке. А так коротко и ясно. Условности соблюдены.

Нине хотелось верить маминым словам. Она должна разбираться в таких вопросах. Жизненный опыт и все такое… Значит, теперь Нина может взять свое письмо в школу и показать его Вике. Вика поймет, что Нина не отбивала у нее Игоря, и простит подругу, хотя прощать-то нечего. Ну да ладно. Ради подруги она готова потерпеть. А вот показывать ли Вике письмо Игоря? С одной стороны, Вика давала читать подругам все письма от парней. С другой, письмо Игоря слишком личное. Чего доброго, Вика обидится еще сильнее. Нет, сначала Нина просто поговорит с подругой, а потом уже поступит по обстоятельствам. Если Вика не слишком расстроится, Нина покажет ей письма.

После разговора с Викой можно будет отправить Игорю письмо.

Нина немного приободрилась.

Мама пожелала ей спокойной ночи и посоветовала поспать. Второй час ночи, а завтра, то есть уже сегодня — в школу.

Нина покрутилась так и сяк, взбила подушку, завернулась в одеяло, даже посчитала про себя баранов (кто не знает, лучшее снотворное: один баран, два барана, три…). В конце концов сон все-таки сморил ее.

Глава 13

Примирение

Утром явился Ваня. Улыбка во все лицо. Но Нине было не до него. Погруженная в свои мысли, Нина почти не замечала идущего рядом парня. Она думала о себе. О том, какая она на самом деле. Утром она долго рассматривала свое отражение в зеркале и никак не могла понять, что изменилось. Но ведь изменилось же! Такое письмо не могли написать невзрачной тихоне. Она попыталась взглянуть на себя глазами Игоря. Не получилось. Откуда ей знать, что там у этого Игоря в голове? И вообще, что у мальчишек в головах творится? Вот бы понять!

— Нинон! — раздраженно окликнул Ваня.

— Что? — переспросила Нина.

— Ничего! Ты меня не слушаешь!

— Почему, слушаю, — смутилась она.

— Ага, поддакиваешь из вежливости, — надулся Ваня. — Знаешь, трудно общаться с человеком, если он относится к тебе как к пустому месту.

— Да, наверное, — рассеянно согласилась Нина. Видимо, зря. У раздевалки Ваня развернулся и ушел.

Нина проводила взглядом его спину. О чем он говорил? А, ладно. С этим — потом. Она ждала Вику. Наконец увидела ее. От прежней гордой красавицы ничего не осталось. Ни тщательно уложенных локонов, ни косметики. Глаза припухли, да и нос тоже. Длинная юбка, свободный свитер. Волосы небрежно схвачены в хвост. Подруга сутулилась и прятала глаза, выглядела она ужасно.

— Вика, — робко позвала ее Нина.

Вика взглянула на нее, хотела было пройти мимо, но Нина заступила дорогу.

— Вика, нам надо поговорить!

— Не о чем. — Подруга отвернулась. Но уходить не спешила.

— Есть о чем, — воодушевилась Нина. — Я не спала всю ночь! — немного приукрасила она. — Вика, я должна тебе объяснить! Я ни в чем не виновата!

— Ага, всегда так говорят, — прогнусила Вика, — когда у подруг парней отбивают.

— Я не отбивала у тебя парня. Вика, вчера поступок Игоря стал для меня такой же неожиданностью, как и для тебя.

— Рассказывай! — Вика покосилась недоверчиво.

— Это правда! Ну, вспомни! Я же с Игорем совсем не общалась! Да и идти с вами не хотела. Я все время старалась оставить вас вдвоем. Вика, он мне не нужен!

Вика задумалась.

Прозвенел звонок на урок.

— Идем, — сказала Вика.

Нина пошла рядом, торопливо рассказывая подруге подробности вчерашних событий. Как она сидела дома, как пришел Игорь, как они отправились к Вике.

— Я думать не думала, что он пришел именно ко мне, — говорила Нина.

— В таком случае я вообще ничего не понимаю, — нахмурилась Вика. — Как только ты ушла, он тут же сказал мне, что должен тебя догнать. Я глаза вылупила, а он так жалко улыбнулся и попросил прощения. Ну не идиот?! Кстати, он тебя догнал?

Нина кинула:

— Он ждал меня в подъезде.

— Ни-че-го себе!

Подруги подошли к кабинету истории.

— На перемене доскажешь, — распорядилась Вика. Нина вздохнула с облегчением. Теперь можно не волноваться. Вика выслушает ее и все поймет.

Едва она подошла к своему столу, как увидела Ваню, он демонстративно отвернулся.

Нина села рядом.

— Ваня, хватит обижаться, — устало попросила она. — У меня столько проблем!

— Так поделись! — Ваня живо обернулся к ней.

— Ты не поймешь, — совсем по-взрослому вздохнула она.

Ваня снова обиделся.

«Он совсем еще ребенок, — подумала Нина, — а я к нему какие-то претензии предъявляла… глупо».

Урок она высидела с трудом.

На перемене Вика подошла первой. Молча взяла за руку, потащила из кабинета. Подруги нашли укромный уголок. Вика потребовала:

— Рассказывай!

И Нина рассказала.

Во время ее рассказа Вика то хмурилась, то усмехалась, кривя губы. Нина старалась ничего не упустить. Особенно подробно она описала скандал с родителями. При этом опустила такие детали, как целование рук и письмо.

— Это все? — недоверчиво спросила Вика.

— Не совсем. — Нина почувствовала, что пора сказать и о письме.

— Что еще? — усмехнулась Вика. — Целовались, что ли?

— Ты что! — От возмущения Нина вспыхнула. — Вот, читай, — она протянула подруге злополучное письмо.

— Это еще что? — удивилась та.

— Это письмо Игорь написал вечером после спектакля, во всяком случае, так он утверждает.

— Хм, — Вика потянулась к конверту. — Тебе, что ли, написал?

— Да, но отдал только вчера в подъезде.

— Офигеть, какие страсти! — пробормотала Вика, погружаясь в чтение.

70
{"b":"266158","o":1}