ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Последующий анализ

5. Кажется, процитированный отрывок из Послания к римлянам (Рим 8:23) лучше всего отражает направление наших исследований, сосредоточенных на откровении этого «начала», к которому Христос обращается в беседе о нерасторжимости брака (Мф 19 и Мк

10). Последующий анализ, который будет базироваться на содержании первых глав книги Бытия, обязательно отразит истинность слов Апостола Павла: «мы сами, имея начаток Духа, и мы в себе стенаем, ожидая усыновления, искупления тела нашего». Если мы ставим себя в эту позицию — столь глубокого согласия с опытом (2) — «начало» должно открыть нам великое богатство света, исходящего от откровения, перед которым богословие несет ответственность в первую очередь. Дальнейший анализ объяснит нам, что такое теология тела и каков её смысл.

* * *

Примечания:

(1) Уже греческий перевод Ветхого Завета, Септуагинта, который восходит к 2 в. до н. э., интерпретирует отрывок 3:15 книги Бытия в мессианском смысле, автоматически применяя мужское местоимение к греческого слову «семя», которое изначально — среднего рода.

Христианские экзегеты, начиная со святого Иринея, рассматривают этот текст как «протоевангелие», которое предвещает победу Иисуса Христа над сатаной. На протяжении последних нескольких столетий исследователи по-разному трактовали этот отрывок, и некоторые из них оспаривают мессианскую интерпретацию. Тем не менее, имело место возвращение к ней в несколько ином аспекте. Яхвистский автор объединяет предысторию с историей Израиля, которая достигает своего пика в мессианской династии Давида, в которой исполнится обещанное в Быт 3:15 (2 Цар 7:12).

Новый Завет являет исполнение обетования в той же мессианской перспективе: Иисус есть Мессия, потомок Давида (Рим 1:3, 2 Тим 2:8), рожденный женщиной (Гал 4:4), новый Адам-Давид (1 Кор 15), которому надлежит царствовать, «доколе низложит всех врагов под ноги Свои» (1 Кор 15:25). Наконец, в Откровении 12:1-10 описывается окончательное исполнение пророчества из книги Бытия 3:15. Не являясь прямым и явным объявлением Иисуса Мессией Израиля, оно указывает на Него сквозь царскую и мессианскую традиции, объединяющие Ветхий и Новый Завет.

(2) Говоря о связи откровения и опыта, а точнее, об удивительном сближении между ними, мы лишь хотим сказать о человеке в его нынешнем теле, с опытом многочисленных ограничений, страданий, страстей, слабостей и, наконец, смерти, которая, в то же время, ведёт из этого телесного состояния в иное состояние и измерение. Когда апостол Павел пишет об искуплении тела, он говорит языком откровения; опыт же не способен понять его содержание, а точнее, эту реальность. В то же время в отрывок Рим 8:23 его автор включает всё, что предлагает ему и, в определенном смысле, каждому человеку (вне зависимости от его отношения к откровению) через опыт человеческого телесного бытия.

Поэтому мы можем говорить о взаимосвязи между опытом и откровением. На самом деле, мы имеем право поднять вопрос этих взаимоотношений, даже если для большинства людей между этими двумя понятиями проходит разделяющая граница, утверждая их противоположность и радикальную антиномичность. По их мнению, эта линия должна быть проведена между верой и наукой, между философией и богословием. В формулировке этой точки зрения во внимание принимается не человек как живой субъект, а абстрактные соображения.

Катехеза V. Значение оригинального одиночества человека

Теология тела - i_005.jpg

1. В последнем размышлении мы пришли к промежуточному заключению, основанному на словах книги Бытия о сотворении человека как мужчины и женщины. Мы дошли до слов, на которые ссылается Иисус, говоря о нерасторжимости брака (Мф 19:3–9, Мк 10:112). Но, вывод, к которому мы пришли, — это ещё не конец наших размышлений. Мы должны перечитать повествование первой и второй глав книги Бытия в более широком контексте, чтобы осознать целый ряд смыслов древнего текста, на который ссылается Христос. Таким образом, сегодня мы будем размышлять о значении изначального одиночества человека.

Одиночество мужчины как пример

2. Отправной точкой этого размышления становятся для нас следующие слова книги Бытия: «Не хорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника, соответственного ему» (Быт 2:18). Бог-Яхве говорит эти слова. Они относятся ко второму повествованию о сотворении человека, а потому относятся к «яхвистской» традиции. Как мы уже упоминали, важно то, что, с точки зрения «яхвистского» текста, рассказу о сотворении мужчины посвящен отдельный отрывок (Быт 2:7). Он предшествует рассказу о сотворении первой женщины (Быт 2:21–22). Важно и то, что первый мужчина (Адам), созданный из «праха земного», определяется как мужчина только после сотворения первой женщины. Так что, когда Бог-Яхве говорит об одиночестве, он относит это одиночество к человеку как таковому, а не конкретно к мужчине. (1).

Тем не менее, трудно делать выводы только на основании этого факта. Полный контекст этого одиночества, о котором говорит Быт 2:18, убеждает нас, что речь здесь идёт об одиночестве человека (мужчины и женщины), а не только об одиночестве мужчины, вызванном отсутствием женщины. Таким образом, учитывая весь контекст, кажется, что это одиночество имеет два значения: одно происходит из самой природы человека, то есть, из его человечности, а другое происходит от взаимоотношений мужчины и женщины. Первый смысл проявляется в описании сотворения человека во второй главе книги Бытия, а второй некоторым образом основывается на первом. Детальный анализ описания должен подтвердить это.

3. Проблема одиночества проявляется только в контексте второго повествования о сотворении человека. Первое повествование игнорирует эту проблему. Там человек создан одним действием как мужчина и женщина. «И сотворил Бог человека по образу Своему… мужчину и женщину сотворил их» (Быт 1:27). Как мы уже упоминали, второе повествование говорит прежде о сотворении человека и только потом — о создании женщины из ребра мужчины. Это повествование акцентирует наше внимание на одиночестве человека. И оно выглядит как фундаментальная антропологическая проблема, находящаяся на порядок выше факта, мужчина этот человек или женщина. Эта проблема первична не столько в хронологическом смысле, сколько в экзистенциальном. Она первична по своей природе. Проблема одиночества человека с точки зрения теологии тела будет также выявлена, если мы проведём тщательный анализ второго повествования о сотворении человека во второй главе книги Бытия.

Специфическое испытание

4. Утверждение Бога-Яхве «не хорошо человеку быть одному» возникает не только в непосредственной связи с решением создать женщину, «помощника, подобного ему», но и в более широком контексте причин и обстоятельств, которые глубже объясняют смысл изначального одиночества человека. Яхвистский текст связывает сотворение человека, прежде всего, с необходимостью «возделывания земли» (Быт 2:5). Это соответствует призванию «наполнять землю и обладать ею» (Быт 1:28) из первого повествования о сотворении человека. Затем второе повествование говорит о человеке, помещенном в Эдемский сад, и таким образом представляет нам состояние его первоначального счастья. До этого момента человек является объектом творческого действия Бога-Яхве, Который, в то же время, как законодатель устанавливает условия первого завета с человеком.

Уже через это подчеркивается субъективность человека. Это находит дальнейшее выражение, когда «Господь Бог образовал из земли всех животных полевых и всех птиц небесных, и привел к человеку, чтобы видеть, как он назовет их, и чтобы, как наречет человек всякую душу живую, так и было имя ей» (Быт 2:19). Таким образом, первый смысл изначального одиночества человека определяется на основе специфического испытания или экзамена, который он выдерживает перед Богом (и, в определенном смысле, также перед самим собой). С помощью этого испытания человек осознает своё собственное превосходство, то есть, что он не может быть поставлен в один ряд с другими видами живых существ на земле.

5
{"b":"266501","o":1}