ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Двери открылись, спасенные бросились к ожидающим их людям, которые тут же обступили их со всех сторон: кто-то обнимал их, кто-то сразу же принялся расспрашивать о своих родных.

Ася отпустила двери и устало опустилась прямо на пол.

– Сил моих больше нет, – печально сказала она, от мысли, что они обошли, дай бог, восьмую часть этого огромного магазина, ей становилось очень не по себе. К тому же, в желудке начало урчать от голода.

– Ты посиди немного, – сказал Шейд, – отдохни. Я раздобуду что-нибудь перекусить. Поможешь, малыш?

Мальчишка кивнул головой. Ася хотела возразить, хотела сказать, что пойдет с ними, но поняла, что не встанет ни за что.

– Ладно, – махнула она рукой, – только принесите чего-нибудь жирного… И в шоколаде!

Девушка устало закрыла глаза и почти задремала. Через какое-то время услышала легкие шаги: мальчик уже возвращался?

– Ты быстро, – сказала она.

Тишина в ответ. Ася открыла глаза. И почувствовала, что каждый волосок на ее теле встал дыбом от ужаса. Потому что к ней приближался не мальчик. В нескольких метрах от нее стояла маленькая девочка в белом платье. Босая. И очень печальная. Руки она прятала за спиной.

– Ты чего не спишь? – глупо спросила Ася, понимая краешком сознания, что порет полнейшую чушь, но в этот момент больше ничего в голову не пришло.

Девочка молчала и тихонько шла к ней навстречу. Шлеп, шлеп – босые ноги шлепали по бетонному полу. Она подошла ближе и остановилась в метре от Аси.

Мозг у Аси работал в турборежиме, хотя внешне она оставалась совершенно неподвижна, даже дышать старалась спокойно и медленно. «Она маленькая девочка… Ну, допустим, выглядит, как маленькая девочка. Ей очень грустно и она хочет спать… Что делать с маленькой девочкой, если ей грустно, и она хочет спать? – неожиданно мысли в голове выстроились в подобие логической цепочки. – Может быть колыбельную?»

Лесной царь - image4_55ebfb8db67adce97870aeaa_jpg.jpeg

Совсем не уверенная в том, что это поможет, Ася тихо-тихо, одними губами замурлыкала ласковую мелодию, внутренне сжимаясь и представляя, что сейчас личико девочки исказит гримаса злости, а из-за спины она достанет серп и… Ой, такого лучше не представлять.

Светят звезды нам в окно.
Дома тихо и темно.
Ты не бойся ничего,
Мы закроем двери.
Мы не пустим за порог,
Тех, кто нас обидеть мог,
Тех, кто зол и кто жесток,
Тех, кто в нас не верит.

Ася пела, а девочка слушала. Она покачивалась на носочках, словно танцевала. Потом присела на корточки, доверчиво глядя на девушку, а Ася не могла решиться поднять на нее глаза: смотрела на ее руки, которые она сейчас положила на колени. В одной из них девочка действительно держала серп.

Потом она присела рядом, положила на колени Аси темноволосую голову, а через несколько секунд мирно посапывала, как самая обычная, уставшая маленькая девочка. И выглядела она сейчас, как обычная маленькая девочка, тяжеленькая, с румянцем на щечках, хотя серп по-прежнему сжимала в руке.

«Приехали», – подумала Ася. Она продолжала тихонько мурлыкать мелодию, чтобы гостья не проснулась, но совершенно не представляла, что же ей делать теперь.

Она увидела Шейда и мальчика, тихо приближающихся к ней. Они издалека заприметили гостью и старались передвигаться бесшумно.

– Как ты? – спросил Шейд шепотом.

Ася сделала большие глаза и приподняла брови, эта пантомима означала: «А как я могу себя чувствовать в подобной ситуации?» Парень присел рядом, положил ей ладонь на плечо. Мальчишка тоже опустился на корточки, глядя Асе в глаза. Его лицо было совсем близко, и, хотя он был не на много старше девочки, дремлющей на коленях Аси, смотрел он на нее не по-детски серьезно. Ася встретилась с ним взглядом, и на секунду ей показалось, что малыша этого она еще где-то видела. Но где?

– Ты очень бледная, – сказал мальчик. – Как ты себя чувствуешь?

Ася хотела сказать, что все в порядке, не о чем волноваться, но, кажется, все не было в порядке. Она вдруг поняла, что жутко замерзла, пальцы на руках были просто ледяные.

– Очень холодно, – тихо сказала она, на секунду прерывая мелодию. Девочка вздохнула и чуть пошевелилась во сне.

Шейд прикоснулся ладонью к ее лбу. Нахмурился. Потом прикоснулся ко лбу губами, словно пытался измерить температуру. Покачал головой.

– Звездочка, ты только не пугайся, – тихо сказал он, – но она забирает твою жизнь…

Хорошо сказал: не пугайся. Ася после этих слов едва не поперхнулась, лишь чудом не закашлялась и даже нашла в себе силы продолжить напевать колыбельную. Только посмотрела на Шейда выразительно и красноречиво.

Шейд попытался улыбнуться ободряюще, но у него плохо получилось. Потом взял Асины ладони в свои и посмотрел ей в глаза:

– Ничего не бойся. Продолжай петь. Я что-нибудь придумаю!

Ася послушно кивнула. А что ей еще оставалось? А Шейд, не отпуская ее ладоней, сидел рядом, смотрел в стену и изо всех сил пытался найти решение. Но девушка видела, что у него не очень-то выходит. Еще она чувствовала, как холод постепенно поднимается от ступней к коленям, а руки совсем заледенели. Только в ладонях, которые сжимал Шейд, еще ощущалось тепло.

Малыш притих и только переводил взгляд с Аси на Шейда, и наоборот. Девушка увидела, что в его глазах мелькнуло что-то, похожее на отчаянье… или злость… или страх…

– Шейд, – вдруг сказал он, – ты не там ищешь.

– О чем ты? – растерянно спросил тот.

– Ты не о том думаешь! – настойчиво повторил мальчик.

Парень удивленно качнул головой:

– Ну, подскажи…

И мальчишка вдруг протянул к нему руку и, разжав пальцы, показал Шейду раскрытую ладонь. На ладони был глубокий порез. Как только Ася не увидела его раньше? А потом мальчишка посмотрел на окно, где по-прежнему был отпечаток руки.

– Так это ты? – Шейд взъерошил волосы, будто пытался привести в порядок мысли, на лице его застыло изумление. – Но это все меняет! Только я не понимаю – зачем? Зачем?

Мальчик посмотрел на Асю.

– Чтобы она зашла. Но я не думал, что все так обернется. Думал, мы успеем всех увести…

Ася только молча переводила взгляд с одного на другого, ничего не понимала, чувствовала крайнее возмущение, и, хотя продолжала напевать колыбельную, в мелодии появилось много фальшивых нот. Опять за ее спиной что-то решают, а она, как всегда, не понимает ничего! Что-то ей такая ситуация напомнила…

– Лис… – Прошептала она, полным ужаса голосом. – Это ты? Ты?

Мальчишка поднял на нее аквамариновые глаза, серьезные и умные. Это был совсем не тот малыш, который сбивчиво рассказывал, путался в словах и отвлекался на карамельное мороженое. На Асю смотрели глаза взрослого человека.

– Да. Это я, – сказал он. – Но если ты не продолжишь петь, всем нам грозит большая беда.

Ася только глазами заморгала от такой наглости. Обманщик! Наглый и беспринципный!! Зачем он так с ней поступил?!

Шейд, сощурившись, посмотрел на мальчика, словно хотел проникнуть внутрь его головы и прочитать мысли.

– Я тебя не помню, – сказал он, наконец, – Но я тебе не доверяю!

Мальчишка пожал плечами и посмотрел с вызовом.

– Опять будем драться? Думаю, что сейчас ты меня легко одолеешь и заберешь ключ. Или сделаем это позже, когда спасем Асю?

Шейд промолчал. И хорошо сделал, потому что, они так расшумелись, что глаза у девочки на мгновение открылись. И хотя она сразу же уснула снова, Шейд и Лис лишь обменялись взглядами, говорившими яснее слов, но вслух больше не пререкались.

– Она вирус, – сказал Шейд тихо и зло, – и если бы ты сразу сказал правду о том, как именно она убивает, то множества осложнения можно было бы избежать.

20
{"b":"267837","o":1}