ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Церерис. Медь». Девушка непроизвольно зажала рот руками, боясь вскрикнуть. С портрета на нее смотрел Шейд, держа на ладони ее, Асин, ключ.

Лесной царь - image6_55ebfea7b67adce97870af7c_jpg.jpeg

Пораженная и растерянная она медленно пошла назад. Ей никого не хотелось видеть, хотелось только одного: попасть домой. А потом… Ася не знала, что будет потом, но понимала, что покоя ей теперь не будет. В голове один за другим проносились вопросы, на который она не знала ответа. Честно говоря, она вообще перестала что-либо понимать.

«Домой. Хочу домой», – устало думала она.

Ася даже не стала прощаться с Полем, не зашла спросить, вернулся ли Наставник. Она сердилась на него, потому что понимала, он знал что-то, но говорить ей не хотел. Поэтому девушка свернула в знакомый коридор и подошла к двери с золотистой обивкой – ее двери.

Глава восьмая. Варлоки

Весь следующий день Ася была тиха и задумчива. Влад не мог разговорить ее, как ни старался. Потом даже он махнул рукой, сказав только, что если она захочет с ним поделиться, он всегда готов ее выслушать. Ася благодарно улыбнулась в ответ: ей стало немного легче от этих слов.

Мама застала Асю этим вечером не за компьютером, чему несказанно удивилась, а сидящую на диване и глядящую в одну точку.

– Все в порядке? – немного испугалась она.

– Да, да… – Ася заставила себя улыбнуться. – Просто не могу решить сложную задачу.

Это было почти правда, поэтому мама, хотя и пристально посмотрела на дочь, вздохнула и оставила ее в покое.

– Если бы я не знала, как ты проводишь свое время, я бы даже начала беспокоится, – признала мама. – Хорошо, что ты еще не ходишь в эти ужасные ночные клубы по ночам…

«О, мама, – с грустной иронией подумала Ася, – я хожу по ночам. Но совсем не по клубам…»

Она сидела еще какое-то время, обдумывая что-то и, наконец, решилась. Быстро, чтобы не передумать, расстегнула цепочку, сняла ключ, а потом перевесила его на другую цепочку.

«Прости, Наставник, – мысленно покаялась она, – но мне надо ему сказать».

Ася зябко поежилась не столько от холода, сколько от волнения. Совесть ее тоже мучила, она обещала Наставнику, он несет за нее ответственность, а она собирается его подвести. Но иначе не могла: стоило девушке закрыть глаза, как она тут же видела улыбающееся лицо Шейда – Церериса и ключ на его ладони. Не ее ключ, оказывается, а его… Где-то глубоко в подсознании мелькнула трусливая мысль, что она, в общем-то, рискует. Что если, узнав о принадлежности ключа, Шейд его просто-напросто отберет? Но Ася тряхнула головой, прогоняя эту недостойную мысль.

«Будь, что будет», – подумала она, закутываясь в одеяло.

Ася долго не могла уснуть, даже сквозь полудрему продолжая дрожать. Но уже не от волнения, а от холода. Холода?

Она вдруг поняла, что уже не у себя дома. Переход всегда происходил так неожиданно, что Ася никак не могла привыкнуть. Вот и сейчас она удивленно огляделась, пытаясь определить, где находится.

Наблюдения не обнадеживали: Ася стояла посреди чистого снежного поля, покрытого мягким, пушистым, но от этого не менее холодным снегом. Видимо метель только недавно прекратилась, или только сделала перерыв: на темном небе медленно ползли лиловые темные облака. Поле, а вернее большую поляну, с четырех сторон обступал мрачный зимний лес.

Девушка зябко поежилась, хотя мороз не успел как следует до нее добраться, да и одежда была подходящей для такой погоды: тонкая, но теплая дубленка, меховые сапожки и вязаная шапочка-шлем. В карманах даже отыскались рукавички – спасибо «сфере ключа». Надо бы изучить содержимое карманов лучше, но пока Ася решила заняться более важным делом. Как бы ни была она тепло одета, если в ближайшее время не отыскать человеческое жилье, то плохо ей придется одной, на морозе, в чистом поле.

Сначала Ася оглянулась в надежде, что Шейд находится где-то рядом. Он ведь обычно всегда буквально наступал ей на пятки, стоило ей появиться в каком-то мире. Но поляна была совершенно безлюдна и пуста, не было даже следов, лишнее доказательство того, что Ася материализовалась здесь буквально из ничего.

Девушка вздохнула и медленно пошла к лесу, выбрав сторону наугад и полагаясь на удачу. И, в конце концов, как там говорил Шейд еще в первое ее путешествие? «Куда бы ты ни пошла, ты придешь туда, куда нужно». Это обнадеживало.

К счастью, ноги не проваливались в снег, он был совсем неглубокий, как показалось вначале, а только припорошил мерзлую землю. В лесу даже попадались проплешины с бурой травой. Высоко над головой трещали ветки, скрипели от порывов ветра, который поднимал снежинки и мелкой крупой сыпал их на голову проходящей мимо Аси.

«Мне здесь не нравится», – хмуро подумала она, но выбирать не приходилось.

Так она шла довольно долго, даже уже успела немного растеряться и начала задумываться о том, не мог ли ключ ошибиться и в этот раз забросить ее в пустой мир. Но тут в глубине леса из-за темных стволов мелькнул тусклый желтый свет. Ася даже заморгала, подумав, что ей привиделось, и это лишь пятна плывут перед глазами от усталости. Но нет, свет никуда не делся, горел ровно, хоть и не ярко. Девушка прибавила шаг и двинулась навстречу гостеприимному огоньку.

Огонек оказался светом лучины, вставленной в светец. Лучина стояла на окне маленького домика, стоящего прямо посреди леса. Заброшенный ли это был охотничий домик, или домик отшельника, решившего вести жизнь в уединении, Ася не знала. Но намеревалась это выяснить. По крайней мере, в домишке тепло, вон дым сочится из трубы, а у нее уже руки замерзли, даже в варежках. Поэтому Ася решительно постучала в дверь, казавшуюся на первый взгляд очень хлипкой, так что девушка даже придержала кулак на взлете, опасаясь, как бы от ее настойчивого стука дверка совсем не развалилась. Но та выдержала первый натиск, лишь жалобно закряхтела, оседая на петлях.

Внутри послышался звук шагов. Шаги так стремительно приближались, что Ася даже засомневалась в последний момент, не спрятаться ли за угол, а там и убраться подобру-поздорову. Вдруг хозяин домика злобный людоед, который только и ждет, пока заблудившийся путник постучит в надежде на помощь. Асино воображение живо нарисовало ей зверскую морду, оскалившуюся в плотоядной усмешке. Поэтому, когда дверь спустя лишь пару секунд распахнулась ей навстречу, девушка, не успев еще толком ничего и никого разглядеть, завизжала как резанная, опасно приближаясь к порогу ультразвука.

Хозяина домика захлопнул дверь так же бодро, как и открывал, наверное, тоже решил не рисковать.

Ася устыдилась, замолчала и поскреблась тихонечко в дверь, как нашкодившая кошечка.

– Откройте, пожалуйста, – сказала она, давая понять, что она вовсе не дикая баньши, зашедшая на огонек, а человек из плоти и крови, и, добавила с жалобной ноткой в голосе: – А то я сейчас замерзну.

Дверь открылась во второй раз и человек, выглянувший наружу, был неприятно поражен тем, что незнакомка очень непоследовательна в своих действиях: Ася завизжала теперь уже от радости и повисла у человека на шее.

Лесной царь - image7_55ebfe87b67adce97870af6f_jpg.jpeg

– Шейд, – кричала девушка, обхватив его голову руками. Парень отстранился, неуверенно на нее глядя. Ася узнала этот отрешенный взгляд.

– Знаю, знаю, – поспешила добавить она, – ты ничего не помнишь! Но поверь, я – та самая, кого ты ждешь!

По его лицу скользнула тень понимания, и он слегка посторонился, пропуская дикую гостью в дом, хотя и продолжал приглядывать за ней краешком глаза.

Внутри домик выглядел еще более убого, чем снаружи. Стол из грубо сколоченных досок, два покосившихся стула, лавка, она же лежанка. На лавке, по крайней мере, лежало какое-то подобие покрывала, однако такое ветхое, что кое-где сквозь истончившуюся ткань проглядывало дерево. В углах лежал мусор и тряпье. Небольшая печурка не столько обогревала комнату, сколько чадила, так что у Аси даже защипало в носу. На всем лежала печать запустения. Видимо, здесь давно уже никто не жил.

29
{"b":"267837","o":1}