ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Страшила шагал рядом, и вид у него был подозрительно довольный.

Они шли так быстро, что Ася даже не успевала толком ничего рассмотреть. Двор замка был вытоптан до голой земли, только кое-где пробивались чахлые травинки, и завален каким-то хламом: ржавыми доспехами, колесами, складывалось ощущение, что здесь просто сваливали отслужившие свое вещи. Сам же замок она совсем не успела разглядеть, осталось только ощущение чего-то громадного, нависшего над ней, темного и зловещего.

Девушка, ведомая за руку, влетела под свод замка и тут же врезалась головой во что-то мягкое. Это оказался высокий полный человек, такой же рыжий, как девчушка и не надо было быть пяти пядей во лбу, чтобы догадаться, что это ее отец.

– Папа, она пришла! – пропищала пигалица, подтверждая Асино предположение о кровном родстве.

Человек смерил взглядом Асю, и уголки его губ опустились.

– Кого она может спасти? – сказал он в сторону, ни к кому не обращаясь, но Асе показалось, что было сказано так, чтобы она услышала. – Себя бы спасла.

Потом все же попытался изобразить радушную улыбку.

– Мы как раз собирались садиться обедать. Составьте нам компанию. А после обеда и поговорим.

Меню, как успела понять Ася, присаживаясь в дальнем конце стола, не отличалось разнообразием: много овощей и зелени, вареное мясо и ломти хлеба, все лежало на блюдах из металла. Девушка постучала ногтем по тарелке.

– Серебро, – буднично произнес хозяин замка, заметив ее интерес.

– А… – девушка смущенно опустила глаза. Подцепила веточку укропа и старательно стала жевать, искоса поглядывая на сидевших за столом.

Во главе сидели хозяин и хозяйка. Он огненно-рыжий, она смуглая брюнетка. У него широкое добродушное лицо, у нее на лице застыло странное брезгливое выражение, словно она увидела в тарелке таракана. По правую руку хозяина сидели трое мальчишек, старшему из них было не больше семи лет. По левую руку две дочери: рыжулька, уже знакомая Асе и еще одна, постарше, может быть даже ее ровесница. Все наследники были рыжими, отец явно постарался на славу. Девушка заметила еще кое-что, объединяющее их всех: все были бледны, под глазами залегли тени, обитатели замка выглядели или усталыми, или больными.

Рыжулька улыбалась Асе, все остальные поглядывали настороженно.

– Ты уверен, что я в силах им помочь? – прошептала Ася, наклонившись к уху Страшилы. – Я ничегошеньки не понимаю!

Страшила приложил палец к губам, показывая, что не желает обсуждать эту тему.

У Аси буквально кусок в горло не лез от волнения. К счастью, обед скоро закончился, над столом повисло тревожное ожидание: похоже, что все, кроме самой Аси, знали, кто она такая и надеялись на нее.

– Ну, – сказал хозяин, вытирая губы рукавом, – приступим. По уставу Отворяющих Миры, я сообщаю тебе свое имя и доверяю жизнь. Меня называют Стиг Рыжехвост. Теперь назовись ты.

– Астра, – с трудом выдавила она, почему-то назвавшись полным именем.

– Твой спутник тоже отворяет миры?

– Нет, нет, – поспешно ответил Страшила. – Я лишь помощник.

– Хорошо, Астра, – Стиг вздохнул. – не знаю, чем ты можешь помочь нам… Но, если пришла… Слушай.

Это началось три ночи назад. Мы легли спать как обычно. Ничего не предвещало беды. Ночью я проснулся от страшного крика, хотя обычно сплю крепко, особенно после пары кружек пива. Но в этот раз крик был настолько ужасен, что даже я проснулся. Что уж говорить об остальных. Крик раздавался из комнаты моей старшей дочери.

Ася невольно взглянула на старшую девочку, но Стиг, уловив ее движение, покачал головой.

– Нет, это не она. Моя старшая дочь мертва… На крик прибежали мы все: я, моя жена, мои средние дочери, даже мальчишки, кроме Джона, младшенького. И слуги, конечно. На стук никто не отвечал. Тогда я выломал дверь. И…

Хозяин замка на секунду погрузился в свои мысли, словно восстанавливая в памяти события той ночи.

– И мы увидели ее, лежащую на полу, белую, холодную, мертвую…

Ася почувствовала, что между ее лопаток словно прополз мокрый слизняк, и мгновенно покрылась мурашками.

– Как же так? – глупо спросила она, и все устремили на нее недоуменные взгляды, а Страшила покачал головой, словно ему было за нее стыдно.

Хозяин пропустил вопрос мимо ушей и продолжил:

– Мы ничего не понимали. Врач, осмотрев тело, предположил, что это сердечный приступ. Моя бедная девочка умерла от разрыва сердца, что-то до смерти ее напугало… Это было три ночи назад. Две ночи назад все повторилось снова. Мой старший сын… Мой наследник… Он не вышел утром к завтраку. И не открывал на стук дверь. Когда слуги ее взломали, мы увидели его сидящим в кресле, он сжимал в руках меч. И был мертв. Вот так. Сегодня ночью никто не спал. Мы сидели в этом зале при свете свечей и ждали, но ничего не произошло.

Он закончил говорить, все молчали. Асе хотелось только одного: проснутся сейчас в своей комнате. Но все глаза были обращены на нее, поэтому, чувствуя себя плохим сыщиком, она спросила:

– А еще что-нибудь странное наблюдалось в те ночи, когда происходили (она чуть было не сказала «убийства», но вовремя прикусила язык) …эти страшные события.

Хозяин пятерней почесал голову:

– Если только то, что и в первый раз, и во второй шел дождь. Всю ночь напролет. И такой сильный, словно воду из бочек лили на землю.

– Дождь… – Задумчиво повторила Ася. – Понятно.

– Какая вам будет нужна от нас помощь?

Ася не знала. Какая помощь? Ей казалось, что на плечи ей лег непосильный груз. И что она не та, конечно не та, за кого они ее принимают, и уже открыла рот, чтобы извиниться и сказать, что она никак не сможет им помочь, но когда подняла голову, то во всех глазах, обращенных на нее, прочла надежду и ничего не сказала.

– Мы с моим спутником будем думать, – сказала она, слегка запинаясь. – У вас есть библиотека? Проводите нас туда.

Она посмотрела на Страшилу и увидела, что тот чуть заметно улыбается ей. Это надо было понимать как одобрение?

Библиотека оказалась маленьким и пыльным помещением. Создавалось впечатление, что ей редко пользовались, если пользовались вообще. Ключ хозяина с хриплым стоном повернулся в замке, дверь, жалобно скрипнув петлями, открылась.

– Может приказать принести свечей? – поинтересовался Стиг. – От окон здесь мало света.

Через узкие стрельчатые окна, к тому же пыльные, действительно проникало мало света, но сейчас в середине дня все же было довольно светло.

– Спасибо, позже, – сказал Страшила.

И Стиг Рыжехвост ушел с печально нахмуренными бровями. Видимо, все же не верил в успех этого мероприятия.

– Так! – решительно сказала Ася, плюхаясь в кресло, от которого немедленно поднялась и закружилась в воздухе целая туча пыли.

– Так! – повторила она, прокашлявшись и вытерев слезящиеся глаза. – Я! Ничего! Не понимаю! Это сон? Или не сон? Чего все ждут от меня? Кто это «Отворяющие миры»? И без этих разъяснений я с места не сдвинусь!!

Страшила потер пальцами веки, но он, как видно, ожидал этого, потому что ответил спокойно:

– Давай по порядку. Сначала про Отворяющих миры. Ими становятся все, у кого есть ключ. Такой, как у тебя. Обычно, он не падает с неба и не появляется просто так. Его получает человек после долгих лет обучения, ряда испытаний и…

Страшила увидел в глазах Аси большой знак вопроса и добавил:

– Но есть миф о том, что иногда, крайне редко, ключ может получить человек, ничего не знающий ни о Межмирье, ни об Отворяющих. Но и в таком случае он получает все привилегии Отворяющих, а также их обязанности, не смотря на отсутствие знаний и навыков. Кажется, хотя поверить в это трудно, такой человек ты. Поздравляю.

Ася не знала радоваться таким известиям, или ужасаться. Тем более, что последняя фраза Страшилы прозвучала как-то саркастически.

– Однако, не может произойти худшей беды с Отворяющим, чем потеря ключа. В таком случае в Межмирье он теряет память, и никогда не сможет вернуться домой, в свой мир. Если рядом случайно оказывается другой Отворяющий, он притягивается к нему и живет почти настоящей жизнью краткий промежуток времени, пока находится рядом. Береги свой ключ…

3
{"b":"267837","o":1}