ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Скажите, – вдруг обратился он к гномам, – при изготовлении своих мечей, вы добавляете в металл кровь? В доспехи – да, об этом я слышал. А как насчет мечей? Кинжалов? Ножей?

– Совсем каплю, – пожал плечами Рорин, – давно известно, что это придает особую крепость металлу.

– Ясно. Можно я попрошу твой нож ненадолго?

– Опять? Да бесполезно. Давай я тебе хворостину заточу!

– Нет, мне нужен нож.

Ася нервно заерзала на месте, поглядывая на Шейда. «Ты обещал!» – читалось в ее взгляде. Но Лис, увидев ее волнение, успокаивающе поднял руку.

– Я не причиню ему вреда.

С ножом в руке Лис подошел к сетке и вдруг быстрым и сильным движение перерезал сразу несколько лоскутов – веревок. Сетка развалилась, и мохнатый ком вывалился наружу, приземлился на пол, замер. И вдруг, резко сорвавшись с места, кинулся на Борина. Будь у Борина в руках заточенная хворостина, он бы мог защититься. Но он не был готов к нападению, поэтому лишь покачнулся от удара упругого тела и опрокинулся навзничь. Гномы взвыли, не ожидая такого вероломства. Морин, схватив со стола второй нож, кинулся на Лиса, который даже не пытался защититься, просто стоял и смотрел, как к нему приближается разъяренный гном. Морин уже даже занес руку для удара, но тут его остановил крик Борина:

– Стой, брат, стой!

Ася, которая от ужаса перестала ясно соображать, увидела только, что Борин живой и невредимый сидит на полу, а тварюшка радостно урчит, удобно расположившись на его коленях.

– Познакомься, Борин, – едко сказал Лис, – это твой сын!

Гораздо позже, уже вернувшись домой, Ася удивлялась, как же так получилось, что никто из гномьего народа никогда даже не задумывался над странными совпадениями. Варлоков всегда появлялось ровно такое количество, сколько жив-камней было оставлено в земле. И появлялись они лишь тогда, когда гномы решались оставить потомство. Как бы они не старались запутать следы, варлоки всегда отыскивали их, словно шли на какой-то, одним им ведомый, зов. Зов гномьей крови, как это стало известно теперь. Поэтому и кинжалы отказывались подниматься на своих собратьев. Разрешилась и еще одна загадка: как маленькие беззащитные дети могли преодолеть все опасности зимнего леса и прийти невредимыми. Очень просто: природа дала им необыкновенную и сильную защиту: первые несколько дней своей жизни маленькие гномы преодолевали ядовитыми, зубастыми и очень опасными созданиями, с которыми мало кто рискнул бы связываться. Однако добравшись до Таронтейна, малютки гномы вылуплялись из гадкой шкуры и вместе с ней навсегда оставляли в прошлом воспоминания о том коротком периоде жизни. Они не представляли опасности для своих родителей: они лишь хотели быстрее воссоединиться с ними. А гномы поколениями боролись с этой напастью, научились весьма ловко обращаться с заостренными палками, заставляя их защищаться и убивать, но когда-нибудь обязательно бы настал тот момент, когда ни один маленький гном, появившийся из жив-камней, не пришел бы домой. Собственно говоря, этот момент почти наступил, повезло благодаря случайности: один из жив-камней Борина был совсем мал. Хорошенько осмотрев его, гном решил, что из него родиться совсем слабый малыш и уже хотел отнести на то место, где нашел, но увидел, что уже и на этот камень упала капля его крови – пришлось закопать его вместе с остальными. Гномик из него все же родился, но слабенький и с большим опозданием от своих старших братьев. Он нашел своего отца позже… И изменил всю историю гномов.

Когда гномы поняли, что все это время истребляли собственных детей, горе их было так велико, что Отворяющие тихо покинули домик, оставив их наедине с их скорбью.

Они стояли молча, глядя на лес, на серое небо, но только не друг на друга.

– Мы могли бы быть хорошей командой, – тихо сказал Шейд, и по тону его голоса Ася поняла, что он обращается не к ней. – Но почему же я тебя так ненавижу?

– Аналогично, Тень, – проговорил сквозь зубы Лис.

Девушка молчала. У нее сжималось сердце: они оба были ей дороги. Вот это да! Кажется, это открытие Ася сделала только сейчас и сама удивилась. Она не знала, что ей делать с этим знанием. Но, по крайней мере, сейчас у нее было время попрощаться.

Сначала она подошла к Шейду.

– Я знаю, ты не вспомнишь… Но…

Она взяла его за руку. Множество слов кружилось в голове, но как найти нужные? Какими словами описать всю свою благодарность: за подаренный ключ, за то, что он всегда рядом в нужную минуту, за то, что терпит ее, не смотря на всю ее вредность…

– Я буду по тебе ужасно скучать! – сказала она и обняла парня так крепко, как могла. – Я буду скучать по тебе, Рерис!

Рерис, а в эту секунду Ася решила, что будет называть его только так, поцеловал ее в макушку.

– Он все равно все забудет, – сказал Лис безразличным тоном. – Незачем тратить эмоции.

– Ах, Лис! Я уверенна, что ты совсем не такой холодный, каким хочешь показаться!

Ася тихонько отпустила Рериса и протянула темноволосому Отворяющему руку.

– По тебе я тоже буду скучать, чернобурка!

Лис, до этой секунды пристально разглядывающий носки своих сапог, вздрогнув, поднял голову.

– Да? – только и спросил он. Но этот короткий вопрос нес в себе такой заряд энергии отчаяния и грусти, что Ася даже отступила на шаг, не готовая к встрече с этим незнакомым чувством. Аквамариновые глаза, словно озаренные на секунды внутренним светом, снова погасли.

А Рерис отчего-то закрыл ее собой. Или это только показалось? Потому что мир вокруг стал таять… таять… таять…

Глава девятая. Сероглазый король

В ее собственном мире весна уже была в самом разгаре. С самого утра светило солнце, и Ася не без труда, вспомнила, что уже середина апреля. Как быстро летело время с тех пор, как она нашла ключ!

Дел у нее было невпроворот. Даже учеба в обычной школе отнимает массу времени, а когда днем учишься в средней школе № 35, а ночью в Сумеречной школе, немудрено перепутать не только время суток, но и время года.

С Юджином она теперь виделась регулярно, постигала азы мастерства. Часто это были путешествия в разные миры, иногда, казавшиеся скучными, лекции и семинары в школе. Постепенно она узнавала о ста сорока восьми мирах все больше нового. Познакомилась с другими учениками, с которыми встречалась на занятиях в аудитории. Девушка с копной каштановых волос оказалась ее с ней в одной группе. Вначале она недоверчиво косилась на Асю, ожидая новой дикой выходки, но спустя какое-то время поняла, что Ася становиться буйной, только если ее хорошенько вывести из себя, а так она вполне ничего девчонка. Так Ася обзавелась новой хорошей знакомой, которую звали Нимеда.

С Юджином больше скользкие темы не поднимали, чему тот, судя по всему, был несказанно рад. В первую их встречу после той сцены в лесу в мире Нор-Тар, он напряженно смотрел на нее, ожидая вопросов. Но Ася ни о чем не спрашивала. Зачем? Она все и так уже выяснила сама.

По ту сторону невидимых дверей, в обычном мире, Влад продолжал быть ее лучшим другом. Кстати говоря, она каждое день кратко пересказывала ему все, что узнала в Сумеречной школе. Возможно, Влад не верил не единому ее слово, но ни разу не остановил ее, а всегда выслушивал внимательно и терпеливо. Хотя, Ася это заметила, он и сам с радостью ждет этих рассказов.

– Что, прямо так и прыгнула со скалы? – восхищенно воскликнул Влад, слушая рассказ об очередном путешествии. – А если бы ты разбилась?

– Нет! Там очень маленькая сила тяжести! Но было очень страшно! А Юджин летит рядом и назидательно так поучает, словно мы не падаем вниз головой, а сидим в аудитории за столом!

– И что же он тебе говорил?

– Он говорил: «Ася, только глаза не закрывай». А я ему: «Почему?» А он мне: «Может вырвать». Представляешь?

Влад захохотал.

– Врушка! Что бы смогла расслышать сквозь шум ветра в ушах?!

– О, это очень тихий мир! Не веришь?

Она, сощурившись, посмотрела на Влада, который никак не мог придать серьезное выражение лицу: улыбка так и норовила вернуться на место.

36
{"b":"267837","o":1}