ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Народ оживился, понеслись скабрезные шуточки в сторону девушек-разносчиц, даже толстая поломойка не была обделена вниманием подвыпивших посетителей.

– Эй, красотка! Поцелуй меня! – крикнул ей какой-то детина. Но тетка оказалась не промах. Она подмигнула ему хитрым глазом:

– Да я то не против! Но вот что муж скажет? Надо бы спросить.

– А кто у нас муж? – забеспокоился резвый посетитель.

– Мясник! – обрадовала его женщина, окончательно отбив охоту к романтическим чувствам.

Рерису стало неловко за эту публику.

– Знаешь, пойдем уже. Ничего интересно здесь больше не будет.

Зара не сразу ответила, обдумывая что-то.

– Это правда? – спросила она.

– Что?

– Про Ночь-Разлучницу. Про то, что сегодня она пришла вновь.

Рерис, тронутый этой наивностью, невольно улыбнулся.

– Конечно, нет. Думаю, у Жужы такая ночь наступает на каждом постоялом дворе, где он исполняет эту песню.

– Хорошо, если так… А то не хотелось бы с первыми лучами рассвета быть похищенной чудовищем!

– Эта опасность грозит только девушкам, которые еще никого ни разу не целовали, – Рерис, сам того не желая, увлекся этой игрой.

– Ну да… – Зара быстро взглянула на него. – Так и есть.

«А как же жених?» – полезли в голову глупые мысли, но тут же были с негодованием изгнаны. Это не его дело. Не его дело! Надо об этом помнить!

– Я хочу прогуляться, – сказала Зара и, не дожидаясь ответа, быстро пошла к выходу.

На улицах, несмотря на позднее время, оказалось неожиданно людно. Девушки в нарядных сарафанах и венках, парни в ярких рубашках. За околицей села жгли костры, оттуда доносились звуки музыки и веселые крики.

– Что это? Какой-то праздник? – спросила Зара у проходящей мимо девушки. Девушка окинула взглядом Зару, Рериса и вдруг вместо ответа обхватила парня руками за шею и жарко прильнула к губам. Рерис даже не сделал попыток сбросить ее руки, так был удивлен. Нескромное создание через несколько секунд сама отпустила его, отбежала на несколько шагов, весело хохоча.

– Ночь-Разлучница! – крикнула она. – Вы не знаете? Целуйтесь, что стоите!

И весело подпрыгивая, она побежала в сторону костров и песен.

– Слышал? – спросила Зара, но Рерис поднял руку, жестом попросив ее помолчать. Он остановил проходящего мимо паренька, раскрасневшегося, со следами помады на щеках, шее и даже рубашке. Судя по его слегка ошалевшему взгляду, он никак не ожидал, что произведет такой фурор.

– Что у вас здесь происходит? – строго спросил его Рерис, вспоминая, что он все-таки магистр, а не просто погулять вышел.

– Ночь – Разлучница, – пояснил парнишка, как само собой разумеющееся.

– Именно сегодня? – подозрительно спросил Рерис, сощурив глаза. – Это доподлинно известно?

Парнишка, нисколько не поддавшись прокурорскому взгляду, сдвинул на затылок кепку и улыбнулся широко, словно услышал хорошую шутку.

– Так каждый год в одно и то же время! В самую короткую летнюю ночь. Традиция такая! Кто ж знает, когда эти сто лет пройдут?

Он потер зудящую от поцелуев щеку и глаза подернулись мечтательной дымкой.

– Хорошая же традиция! Мне нравиться! А вы что такие скучные? Побежали через костры прыгать!

И Магистр Сумеречной школы вместе с наследницей родового замка Черная Сорока побежали прыгать через костры.

За околицей развернулись настоящие народные гуляния. С песнями, хороводами, угощениями. Прямо посреди поляны стояли бочки с вином и пивом, в них плавали деревянные черпаки, любой мог подходить и угощаться, сколько душе угодно. Некоторые уже наугощались так, что их бренные тела были заботливо уложены на телеге, дабы во время плясок и хороводов они не были помяты и затоптаны.

Рерис и Зара быстро нашли общий язык с местной молодёжью. Это и не могло быть иначе, ведь они сами были молоды и полны энергии. Рерис время от времени подвергался атакам жаждущих спасения девиц, но теперь был начеку и ловко уходил от преследования. Как он понял спустя некоторое время, именно девушки решали здесь, кого они хотят поцеловать, парни же либо позволяли это сделать, либо вежливо уклонялись, но сами инициативу не проявляли.

Рерис стоял, сложив руки на груди, с невольной нежностью глядя на Зару, растрепанную, перепачканную золой, но счастливую безмерно. Как раз в этот момент девушка пристраивалась в конец очереди из желающих прыгнуть через небольшой костерок. Она прыгала уже три раза, но, очевидно, еще не насладилась в полной мере. Зара оглянулась на него и помахала рукой, приглашая присоединиться, но Рерис покачал головой. Девушка пожала плечами и принялась закручивать растрепавшиеся волосы в пучок.

Лесной царь - image15_55ec031bb67adce97870b0c0_jpg.jpeg

– Грустишь? – спросил его кто-то.

Рерис обернулся на голос и увидел селянку, встреченную ими на выходе из постоялого двора, ту самую, что поцеловала его.

– Совсем нет, – ответил он, – любуюсь.

– Она хорошенькая! – согласилась девушка. – Еще не поцеловала тебя?

– И не поцелует… – ответил Рерис с большим чувством, чем ожидал от себя.

– Ты ей нравишься! Поверь! Мы, женщины, это сразу замечаем! И, главное, не упусти момент.

Парень лишь покачал головой, не объяснять же, в самом деле, что у Зары есть жених, что она с ним случайно, что все это скоро закончиться. Она вернется в свой мир, а он в свой, и он больше никогда ее не увидит…

Девушка, увидев сосредоточенное выражение на его лице, поняла, что разговор продолжать не стоит. Она лишь игриво толкнула его плечом и шепнула напоследок:

– Смотри! Унесет твою Искорку страшный Хморь!

– Хморь? Так зовут чудовище?

Но девушка уже убежала.

Зара, дождавшись своей очереди, разбежавшись, перемахнула через едва чадящий костерок. Но при этом визжала так, словно под ее ногами пролетело раскаленное жерло вулкана.

– Рерис! – крикнула она, подбегая и хватая его за руку. – Это чудесно! Этот мир! Эта ночь! Я никогда их не забуду! Спасибо!

– Не за что… – довольно хмуро ответил Рерис, не понимая откуда в его голосе взялись эти холодные нотки.

– Ты сердишься на меня? – удивилась Зара, пытаясь сообразить, что сделала не так. – Почему?

– Я не сержусь, – он улыбнулся, показывая, что все в порядке, – просто устал.

– А я нет! Я буду здесь до утра! А утром придет Хморь и похитит меня!

Она говорила это, смеясь, но у Рериса дернулось сердце.

– Ерунда! – сказал он вслух, не зная, кого больше уговаривает себя или ее. – Это лишь красивая традиция. Люди годами празднуют Ночь-Разлучницу, но чудовище ни разу не объявлялось. Просто людям иногда нужны страшные сказки.

– А может быть, ты меня поцелуешь? Ну так… На всякий случай… Мало ли что…

Она начала произносить это уверенно, как шутку, но голос становился все тише, Зара смотрела прямо на него. Рерис понял, что это не было шуткой. Он тоже смотрел на нее, в огромные темные глаза, в которых, казалось, отражались звезды. И понял в эту секунду, что никогда никого не хотел поцеловать так сильно. Его руки, повинуясь подсознательному импульсу, мягко притянули девушку за плечи, она не сопротивлялась, лишь закрыла глаза.

«Прекрати немедленно! Это низко и подло!» – произнес голос разума в его голове, резкий и злой: «Ты просто хочешь воспользоваться моментом и ее доверчивостью! Остановись!»

И Рерис послушался. Сжал кулаки. Отступил на шаг. Отвернулся, сжимая пальцами виски. Ему было буквально физически больно.

Зара тихонько тронула его за плечо.

– Пообещай мне хотя бы, что если Хморь похитит меня, ты меня не оставишь. Ты меня найдешь, где бы я ни была.

– Не смешно! – выдавил из себя парень.

– А я не шучу! – ответила она.

Постепенно костры гасли. Парни и девушки, наплясавшись и насмеявшись, довольные друг другом, разбредались по домам.

Рерис и Зара тоже тихонько пошли в сторону постоялого двора. Перед ними шла обнявшая парочка. Они громко и весело обсуждали прошедшую ночь, так что все идущие рядом, невольно становились свидетелями их разговора.

55
{"b":"267837","o":1}